Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторамВерсия для смартфонов
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Телеграм канал Z-Операция Клеточные концентраты растений от производителя по лучшей цене


Навигация

Реклама

Важные темы


Анализ системной информации

» » » Александр Петрович Никонов: Russian X files. Сеансы черной и белой магии с разоблачением

Александр Петрович Никонов: Russian X files. Сеансы черной и белой магии с разоблачением


7-06-2010, 16:08 | Файловый архив / Книги | разместил: VP | комментариев: (0) | просмотров: (3 311)

Глава 6.

О чем говорит нелокальность?

 

О том, что мир един более, чем нам представляется. Квантовая физика с ее нелокальностью рисует нам такую картину мира, в которой отдельные частицы «несамостоятельны». То есть по отдельности они «ничего из себя не представляют». То есть… Нет наверное, лучше, чем физик Дэвис я не объясню. А он формулирует это так: «…отдельные частицы материи не существуют сами по себе как первичные объекты. Статусом „реальности“ обладает только ансамбль частиц, рассматриваемый как единое целое, в том числе и частиц, из которых состоит измерительный прибор… Квантовый подход требует рассматривать частицы только в их взаимосвязи с целым. Поэтому было бы неверно считать элементарные частицы вещества материальными объектами, которые, соединяясь в ансамбли, образуют более крупные объекты. При более точном описании мир выступает как совокупность отношений».

Вселенная – это не набор объектов. Это единое полотно, сплетенное из нитей волн и частиц. И здесь очень уместно будет упомянуть, как американский физик Стэпп определяет элементарную частицу. «Элементарная частица не есть нечто независимо существующее и не поддающееся анализу. По существу это среда, распространяющаяся вовне на другие объекты». Другими словами, это «волна» шириной в целый мир. Просто максимум этой «волны» находится в той точке, где частица.

Да, совсем забыл!.. О «живых трупах» Короткова. Помните, фантом еще три дня после смерти «жил» – менялись колебания газоразрядного свечения… Это не душа, конечно. Я думаю, это остаточное функционирование клеток, которое следует за суточной геомагнитной активностью.

 

 

Часть 5.

Вселенная с наблюдателями

 

Глава 1.

Одни в толпе

 

Теперь, пожалуй, самое время перейти к тем историям из шкатулки, которые рассказывают о присутствии на нашей планете чего‑то такого, что можно было описать, как разумную техническую деятельность, но при этом не относящуюся к земным технологиям… Округло сказал, прямо как политик. Но вы поняли. Начнем, пожалуй…

Для начала мне придется рассказать о последних новшествах в геологии.

«Причем тут геология?» – наверное, хотите спросить меня вы. Справедливый вопрос, братья и сестры! Я бы и сам его задал на вашем месте: после увлекательного, где‑то даже с мурашками по коже, чтения про основу основ нашего мира – квантовую механику, опускаться до какой‑то геологии… ну скучно, ей‑богу. Однако, столь мудрый человек, как автор книги, ничего не делает зря! Вот и сейчас он тонко переведет стрелки с банальной геологии на вещи вселенские. И в результате покажет вам, что мир устроен гораздо стандартнее, чем вам казалось…

Итак, вкратце напомню тем, кто уже читал и расскажу тем, кто ни сном ни духом, о новой теории планетообразования. Каковая теория родилась на стыке наук – физики, астрономии, космогонии и геологии. Родил ее (озаренно свел воедино данные разных наук) доктор геолого‑минералогических наук Владимир Ларин. Родил не вдруг, вынашивал около тридцати лет.

Как сегодня известно любому недоумку, планетные системы образуются в результате гравитационной конденсации газо‑пылевых туманностей. В середине туманности – в ее гравитационном центре – начинаются термоядерные реакции, зажигается небула – первосолнце, окруженное пылью, дрянью… Вокруг первосолнца крутятся в пылевом диске еще рыхлые протопланеты, из которых потом конденсируются настоящие планеты. Солнечный ветер выдувает из окружающего газо‑пылевого облака легкие элементы на периферию, тяжелые элементы остаются поближе к светилу. Поэтому возле звезды получаются маленькие «железные» планеты, типа Земли, Марса и пр., а на «обочине» – водородные пузыри типа Юпитера. Это пока что общеизвестная теория…

Далее в тяжеловесный оркестр большой науки вступает тонкая скрипка Владимира Ларина. Которая вносит в мерное гудение новую ноту. А именно: не только солнечный ветер участвует в распределении тяжелых и легких элементов, но и магнитное поле небулы. «Прутья» магнитных силовых линий служат своего рода силками и еще одним фактором, участвующим в сепарации вещества. Дело в том, что гонимое солнечным ветром вещество стремится двигаться поперек силовых магнитных линий молодого светила. А те его стремятся удержать. И удерживают тем успешнее, чем меньше у элемента потенциал ионизации (то есть чем легче отрывается у элемента внешний электрон). Так начинается магнитная сепарация элементов по их потенциалам ионизации.

Понимаю ваше возмущение: это все скучно, непонятно, для чего нужно, и вообще – при чем тут планетообразование, мы же хотим поговорить про НЛО?!.. Однако советую дочитать до конца, даже «через не могу».

Итак, элементы с малым потенциалом ионизации захватываются и остаются вблизи светила. С высоким – улетают. Так в разных областях газопылевой туманности образуются разные наборы химических элементов. Так проходит первая стадия планетарной эволюции – физико‑химическая сепарация элементов для создания разных планет. (Надо сказать, элементный состав пояса астероидов, а также последние данные о процентном содержании некоторых веществ на Марсе по сути вывели гипотезу Ларина о магнитной сепарации вещества из разряда блестящих догадок и ввели в категорию подтвержденных теорий).

Фред Хойл первым понял, что у небулы может быть магнитное поле… Ларин первым догадался о магнитной сепарации вещества… А планетологи Тимур Энеев и Николай Козлов первыми предложили самую удачную модель планетобразования – капельную. Они приняли, что планеты собираются не из твердых тел, а из глобул (капель газоконденсата) – газовых сгустков, плотность которых на несколько порядков меньше плотности твердых тел, и которые взаимодействуют по закону абсолютно неупругого удара. И это допущение сразу же выдало им в расчетном виде все параметры планет земной группы! А именно – характерное число планет, массу планет, закономерность Тициуса‑Бодэ, скорости и направления вращения планет и даже такие тонкости, как «обратное» вращение второй планеты (Венеры) и двойную третью планету (Земля и Луна).

Что отсюда следует? А вы еще не догадались? Тогда я вас еще немного помучаю…

Ларинская «планетарная геология» позволяет проследить эволюцию каждой из планет. Пробежимся по ним вкратце.

Меркурий. Кислорода в нем мало, потому что потенциал ионизации кислорода выше, чем у подавляющего большинства металлов. Поэтому кислорода больше с удалением от Солнца. А на первой планетке его так мало, что не хватает на создание силикатно‑окисной оболочки. Чтобы планета развивалась геологически, она должна согреться. Согревает ее радиогенное тепло. На Меркурии урана, тория больше, чем на Земле. То есть изнутри эта планетка греется больше, чем Земля, но у нее нет «шубы» – силикатной оболочки, которая это тепло сохраняет. А гидриды в ядре планеты начинают распадаться только тогда, когда температура достигает определенной величины. (Распад гидридов – мотор геологической эволюции планеты). Таким образом, геологическая эволюция на Меркурии просто не прошла, он застыл в своем развитии – каким сформировался, таким и остался.

Есть у Меркурия и еще один недостаток, кроме низкого содержания кислорода – он маленький. А чтобы у планеты появилось магнитное поле, должны выполняться два условия – дегазация водорода и быстрое вращение планеты. Магнитное же поле необходимо для зарождения жизни, поскольку оно экранирует от губительного корпускулярного излучения Солнца: магнитосфера защищает атмосферу планеты от сноса ее солнечным ветром. В общем, Меркурий – никакой кандидат для зарождения и развития жизни.

Венера. Она почти близняшка нашей планеты: 85% от массы Земли. У нее, как у Земли есть внутреннее ядро, внешнее ядро, плотность планеты такая же. Но опять‑таки, из‑за близости к Солнцу на Венере меньше кислорода. На создание литосферной оболочки этого кислорода хватило, а на гидросферу уже нет. На Земле вовремя появилась вода, и выделяющийся вулканами углекислый газ стал аккумулироваться в этой воде в виде карбонатов – известняков. А на Венере вода в нужный момент не появилась. Вулканический СО2 стал накапливаться в атмосфере, вызывая парниковый эффект и, соответственно, повышение температуры. Сегодня на Венере 500 градусов по Цельсию и давление сто атмосфер – ни о какой жизни в таких условиях речи нет. Опять облом… И еще момент – Венера очень медленно вращается. Поэтому у нее нет внешнего магнитного поля.

Ну, про третью планету мы с вами все знаем, ее судьба в этом смысле сложилась удачно. Упомянем лишь, что у рыхлой протоЗемли (диаметр которой был около миллиона километров), скорость собственного вращения была так велика, что ее разорвало на две планеты, сопоставимые по массе. Едем дальше…

Марс. Он дальше от Солнца. Кислорода там больше, чем на Земле, соответственно, много воды, углерода. И естественно, толстый слой силикатно‑окисной оболочки (литосферы) – аж 380 км (против 10–50 км на Земле)! Прекрасные результаты! Там активно шла геологическая эволюция, было очень много воды из‑за обилия кислорода… По сути вся планета представляла собой сплошной океан – лишь отдельные вершины торчали над водой. И покуда из металлогидридного ядра планеты активно газил водород, все шло нормально. (Еще раз подчеркнем: вся тектоника происходит из‑за дегазации гидридов планетарного ядра – а после того, как в металлогидридах кончается водород, когда он полностью улетучивается, планета в тектоническом смысле умирает, теряет атмосферу и гидросферу).

Геологическая эволюция Марса продолжалась не менее полумиллиарда лет. То есть там должны были успеть появиться первые одноклеточные. Но потом все печально закончилось: Марс – планетка маленькая, всего 11,2% от массы Земли, и поэтому он довольно быстро исчерпал запасы водорода в металлогидридах ядра. Тектонический двигатель встал. Отключилось магнитное поле. И атмосферу, которую магнитосфера защищала от солнечного ветра, постепенно сдуло. Частично испарилась и гидросфера. После исчезновения атмосферы исчез парниковый эффект, и Марс начал выхолаживаться. Остатки океана замерзли, постепенно лед покрылся слоем пыли, грязи. После чего началась эпоха гейзеров…

На Марсе есть два знаменитых грандиозных вулкана. Высота наибольшего из них, Олимпуса – 27 километров. Но по сути это не вулканы, а бывшие гигантские гейзеры. Из‑за низких давлений, имевших место при образовании литосферы Марса, в ней очень много водосодержащих минералов. После тектонической смерти планеты внутри нее еще содержалось большое количество радиоактивных элементов, которые в процессе распада дают так называемое радиогенное тепло. Раньше избыток тепла уносился с водородом (шла дегазация металлогидридов внутри планеты). А потом радиогенное тепло стало согревать планету. А при нагреве минералов вода из них, как говорят геологи, «отжимается». И собирается в так называемые термогидроколонны. Как только термогидроколонна выходит наружу, она проплавляет лед и вырывается на свободу. Температура этой воды больше ста градусов. Не кипит она только из‑за огромного давления в термогидроколонне. А наружное давление марсовой атмосферы – 0,01 земной. Получается настолько бурное вскипание, что из каждого кубического сантиметра воды образуется 120 литров пара. Увеличение объема в 120.000 раз!

Из недр планеты со сверхзвуковыми скоростями вырывается нечто похожее на пену. Которая из‑за расширения в разряженной холодной атмосфере тут же превращался в мельчайший снег. И осыпается… Вот вам ледяная гора вокруг гейзера. Лед этот начинает постепенно течь, как на земных ледниках, чуть подтаивая по краям, отчего получается характерная картина, которую мы видим на снимках марсовых «вулканов». Там по краям гигантской вулканической горы наблюдаются резкие обрывчики. Присмотритесь как‑нибудь весной – именно так тает грязный лед…

Кроме Ларина и меня, читатель, больше никто не знает, что вулканы Марса – это ледяные горы. Ученые во всяком случае пока не в курсе. Они думают, что Олимпус – это обычный вулкан. Если отважиться и попробовать на язык грязный лед марсианского вулкана, вы сразу же почувствуете горьковатый вкус, а чуть позже – выраженный слабительный эффект. Это все из‑за богатого содержания сульфатов в марсианской воде. Сульфаты – известное в медицине слабительное.

За Марсом следует пояс астероидов. Это не «недопланета», не сумевшая собраться в полноценную планету из кусков‑астероидов, а остатки настоящей планеты, которая развалилась. Назовем ее по традиции Фаэтоном. Причем развалился Фаэтон вовсе не из‑за того, что его разорвало притяжение Юпитера, как пишут в некоторых глупых книжках. А в силу «внутренних причин»: в составе Фаэтона было очень много кислорода. Если на Земле кислорода 1% от массы нашей планеты, то в зоне пояса астероидов кислорода столько, что там все должно быть в виде оксидов… И углерода там, кстати, тоже много: у него тоже высокий потенциал ионизации. То есть вся планета была сформирована практически из оксидов и карбонатов. При содержании углерода 3% от массы планеты содержание карбонатов должно было составлять 25% от ее массы. А гидридов там практически не было. Но карбонаты устойчивы только до определенной температуры. Скажем, самый распространенный на Фаэтоне карбонат магнезит – MgCO3 – распадается выше 500 гр. С на MgO и СО2. Радиогенное тепло разогрело планету до пределов устойчивости карбонатов, и планету просто разорвало углекислым газом…

Дальше заканчиваются планеты земного типа и начинается область «газовых пузырей» – Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун… Водород‑гелиевые гиганты. У внимательного читателы может возникнуть вопрос: если дальше начинается область водородных пузырей, откуда вокруг этих гигантов взялись твердые спутники? И откуда взялся небольшой твердый Плутон – последняя, девятая планета Солнечной системы?

Насчет Плутона ясности нет. Возможно, это приблудная планета. Да и в его составе нет особой уверенности. А что касается твердых спутников газовых гигантов… Скорее всего, при формировании спутниковых систем больших планет, там происходило в миниатюре все то же самое, что и в Солнечной системе. Прошла магнитная сепарация остатков вещества, из которых получились Ио, Европа, Ганимед и другие малышки… Что же касается возможной жизни на водородных пузырях, то там ее попросту не из чего строить…

У недогадливого читателя может возникнуть другой вопрос: а почему мы, собственно говоря, рассматриваем тут солнечную систему, ведь вокруг других звезд могут быть другие сочетания количества планет, их масс, скоростей вращения?.. А потому мы рассматриваем солнечную систему, что она стандартна. Солнце относится к так называемым желтым карликам, это абсолютно рядовая звезда. Звезд с массой порядка солнечной в нашей Галактике сотни миллионов. Из них нас интересуют только те, что расположены на примерно таком же расстоянии от центра Галактики, как и Солнце. Потому что расстоянием от центра Галактики задается момент вращения газо‑пылевой туманности. Собственно говоря, только две цифры влияют на формирование планет – масса исходной туманности и расстояние от нее до центра галактики. Если эти два числа совпадают с солнечными, значит, в результате сформируется стандартная планетная система, для которой справедливы все вышеизложенные рассуждения – маленькая первая планетка, «обратное» вращение второй планеты, двойная третья, рано угасшая четвертая, пояс астероидов…

И, значит, всегда на третьей планете желтого карлика, схожего с Солнцем по массе и расстоянию от центра Галактики, должна возникать жизнь. Везде обитатели третьих планет также любуются на свою Луну, как мы… Подобных Солнцу звезд в одной только нашей Галактике, повторяю, миллионы. И каждый год в Галактике зажигается звезда, такая же, как наше Солнце. Вселенная гораздо стандартнее, чем мы привыкли думать…

Полагать, что мы одиноки во Вселенной так же глупо, как думать, будто на яблоне может вырасти только одно яблочко. Нет, друзья, жизнь – один из стандартов Вселенной. И на этом дискуссии можно закончить…

«А почему вы рассматриваете только планеты, схожие по условиям с Землей? Почему бы не вообразить себе жизнь, прекрасно себя чувствующую при температуре 400 градусов и при огромном давлении?.. Или жизнь на основе кремния, а не углерода?» – спросят меня восторженные любители фэнтези.

– Пожалуйста, – великодушно отвечу я. – Воображайте, сколько хотите. Я не против того, чтобы жизнь прекрасно себя чувствовала при 400 градусах по Цельсию. И даже при тысяче градусов! Дай ей бог здоровья, как говорится. Но я к другому веду. Не к тому даже, что аналогичную нашей белковую жизнь нам понять проще, чем существующую при 400 градусах Цельсия. И не к тому, что при таких огромных температурах (и вообще при иных условиях) жизнь, как совокупность сложных структур, вероятно, и возникнуть‑то не сможет. А к тому, что…

Всего в нашей Галактике порядка 200 миллиардов звезд, из них звезд класса G, то есть таких, как Солнце, – более 75%. Радиус Вселенной примерно 14 миллиардов световых лет, в ней таких галактик, как наша, в десять раз больше, чем звезд в нашей Галактике. Да Вселенная просто кишит жизнью! Чего же мы ее не наблюдаем?

Ладно, другие галактики далеко, за «океаном Космоса». Но почему к нам не прилетают с «соседних островов» – соседи по нашей Галактике, коих должны быть миллионы? А если и прилетают (НЛО те самые), то почему делают это, аки тати в нощи – тайком?

Это очень правильные вопросы.

 

Глава 2.

Спираль, затянувшаяся на шее

 

Ученые давно обращали внимание на то, что события на нашей планете как будто бы ускоряются. Но первым, кто положил это ускорение на язык математики, стал московский физик Александр Панов. Ему слово:

– Действительно, эволюционные витки на нашей планете словно бы уплотняются, будто сжимается какая‑то пружина. Сама эволюция, несмотря на свой устойчивый, как говорят, векторный характер, идет революционно – скачками. Каждый такой скачок – это качественное усложнение системы, которое является результатом преодоления очередного кризиса. А между скачками – относительно плавное экстенсивное развитие… Так вот, оказывается, частота этих скачков увеличивается в геометрической прогрессии. Если свести воедино и математически обработать данные из разных областей знания – геологии, бактериальной и обычной палеонтологии, археологии, истории – картина становится совсем впечатляющей.

Четыре миллиарда лет назад на Земле возникла жизнь в виде простейших прокариот. Это примитивные анаэробные организмы, продуктом жизнедеятельности которых был кислород, они его «выдыхали». Затем в течение двух миллиардов лет ничего существенного на Земле не происходило. Прокариоты просто размножались, захватывая планету. Правда, около двух с половиной миллиардов лет назад возникли эукариоты – одноклеточные организмы с клеточным ядром, но существенной роли в экосистеме они не играли. А затем случился первый экологический кризис – прокариоты отравили земную атмосферу кислородом и начали в массовом порядке вымирать от продуктов собственных выделений – кислорода. Это подтверждается тем, в частности, что примерно полтора миллиарда лет тому назад резко упала скорость накопления нефти, горючих сланцев, газа – именно первым одноклеточным жителям нашей планеты мы обязаны этими полезными горючими ископаемыми. И только каменный уголь да торф подарили нам древние леса.

Кислородный кризис пережила уже другая «модель жизни», революционная – эукариоты, для которых кислород как раз был не ядом, а живительным газом.

Следующее революционное событие – кембрийский взрыв, когда всего за несколько десятков миллионов лет (то есть практически мгновенно по геологической шкале времени) возникли типы и классы живых существ, которые есть и сейчас, вплоть до позвоночных. Это было началом палеозойской эры. В течение палеозоя жизнь постепенно завоевывала новые пространства – выходила из моря и осваивала сушу. За двести миллионов лет суша была завоевана.

Палеозой закончился 235 миллионов лет назад. Тогда произошел очередной биосферный кризис. Причина его не вполне ясна, но известно, что кризис привел к вымиранию мегалитических земноводных. Тогда лидерами эволюции были огромного размера земноводные, похожие на гигантских лягушек и тритонов. После их безвременной кончины лидерами стали пресмыкающиеся, которые доселе болтались где‑то на задворках эволюции. Революция произошла и в растительном мире. Папоротники, хвощи и плауны уступили место голосеменным – предкам наших хвойных. Начался мезозойский период, который кончился 60 миллионов лет назад. И опять случился кризис – динозавры вымерли, а лидерами эволюции стали млекопитающие. Преобладающей растительностью становятся покрытосеменные – цветковые растения.

Следующим существенным событием было начало неогена – 24 миллиона лет назад. Вымирают мегалитические млекопитающие – гигантские ленивцы, индрикотерии, фауна приобретает практически современный вид, возникает человекообразная обезьяна. Именно с неогена началось постепенное перетекание чисто биологической эволюции в эволюцию разума.

Очередная революция – начало антропогена, примерно 4,5 миллиона лет назад. Возникают прямоходящие пралюди.

Дальнейший шаг – палеолитическая революция – появление первых орудий труда и быстрое их распространение, это случилось 1,5 миллиона лет назад.

Дальнейшие периоды антропологи связывают с прогрессом в обработке орудий труда, то есть в возрастании инструментальной мощности разума. Начало периода Шель – 600 тысяч лет назад. Ашель – 220 тысяч лет назад. Период Мустье (культурная революция неандертальца) начался 80 тысяч лет назад. 30 тысяч лет назад случилась Верхнепалеолитическая революция – наши предки кроманьонцы уничтожают неандертальцев или те вымирают сами, и дальше за эволюцию на планете уже «отвечает» наш вид. Тогда же широкое развитие получила так называемая охотничья автоматика – лук со стрелами, ловчие ямы.

Десять тысяч лет назад случился очередной экологический кризис – людей стало так много, а охотничьи технологии так развились, что это привело к массовому уничтожению крупной фауны – мамонтов, шерстистых носорогов, – которая была основой питания человека. В результате этого тяжелейшего кризиса население планеты уменьшилось в несколько – до десяти – раз. Это привело к знаменитой Неолитической революции – человечество перешло от хищнического истребления окружающей среды к более щадящим технологиям – земледелию. Это было начало исторического периода.

Три тысячи лет до нашей эры – городская революция – начало древнего мира. Следующее событие – начало железного века и неразрывно связанная с ним так называемая революция Осевого времени, когда возникли первые мировые религии, взошли первые ростки гуманизма. Произошло это примерно с 1000 по 300 год до нашей эры. Этот кризис породил Сократа, Будду, Конфуция. Железное оружие гораздо качественнее и дешевле бронзового, соответственно, повысилась его убойность, и человечеству стали нужны новые культурные регуляторы, чтобы цивилизация просто не истребила себя. Они и появились – в лице мировых религий и гуманистических философий, призывавших к любви к ближнему. Еще одним «параллельным» ответом на появление железа стало возникновение больших империй – «мировых жандармов».

Далее – 50–00‑е годы нашей эры – гибель Древнего мира и начало Средневековья. Затем первая промышленная революция – 1500 год нашей эры – новые изобретения, географические открытия, начало книгопечатания. Далее специалисты выделяют Вторую или Большую промышленную революцию – эпоха пара, угля и электричества – 1840 год.

Наконец, последняя – информационная революция – 1950 год. Также, как и прочие революции, это – комплексное событие, не только включавшее в себя собственно изобретение электронных вычислительных машин, но и ознаменовавшееся окончанием больших войн между промышленно развитыми странами.

Из моего перечисления сразу видно, что чем дальше мы продвигаемся по шкале времени в будущее, тем плотнее сжимаются витки времени. Этот феномен так и назвали – «эффект ускорения исторического времени». Причем многие историки отмечали, что исторические периоды хорошо укладываются в геометрическую прогрессию. Я просто продлил этот ряд назад – и вышло, что не только историческая, но и биосферная эволюция также укладывается в ту же самую прогрессию! Точки кризисов очень точно ложатся на так называемый гладкий автомодельный аттрактор. Это говорит о том, что и биологическая эволюция, и эволюция социальная имеют одни глубинные корни, одинаковый механизм. Промежутки времени между кризисами и революциями сокращаются, железно подчиняясь математической закономерности.

Возникает резонный вопрос: где же сходится эта последовательность? То есть где тот предел на временной оси, когда частота революционных вспышек стремится к бесконечности, а период между ними – к нулю, где спираль сворачивается в точку? Известный историк Дьяконов даже придумал особое название для этой точки – «сингулярность истории».

Что ж, предел можно вычислить. Существует хорошо разработанная математическая процедура – оптимизация или, по‑другому, регрессионный анализ. Проделав этот анализ для известной последовательности эволюционных революций, можно найти, где находится ожидаемая сингулярность.

Если использовать точки, относящиеся ко всей планетарной истории – и биосферной и социальной, – получается 2004 год. Но это в теории. На практике же всегда существует некая ошибка, разброс. Как найти этот разброс? Нужно рассматривать разные участки эволюции. Экстраполяция только человеческой истории дает предельную точку в 2027 году. А если взять ту часть кривой, которая относится к новой эре, получается 2011 год. Другими словами, эта сингулярность находится у нас перед носом.

Это значит, что реакция, которая была запущена 4 миллиарда лет назад, завершает свой цикл. И дальше она продолжаться не может – это простой математический факт. Так же, как нельзя больше заводить до предела заведенную пружину часов. Формально мы находимся вблизи точки, где скорость истории становится бесконечной. Но поскольку физически такое невозможно, это означает переход в совершенно другой рукав истории.

Одно из двух – либо это закономерный конец любой планетарной цивилизации, либо… Ведь точка сингулярности является одновременно и точкой бифуркации – после нее возможны разные траектории развития. Со смертельным вариантом все ясно: накопился целый ряд кризисов, которые могут положить конец цивилизации – генетический, экологический, ресурсный, кризис внутренней технологической неустойчивости… А вот с вариантом выживания – не совсем. Нужно понимать, что тот кризис, к коему мы сейчас приближаемся – не обычный эволюционный кризис, какие периодически случались на протяжении последних четырех миллиардов лет, и какие эволюция успешно проскакивала путем «изобретения» более сложных конструкций. Это – кризис кризисов. Революция революций. Теоретический предел.

…Внимательно выслушав выкладки Панова, я не мог не спросить его:

– А может быть, нам поможет высший разум? Панов отхлебнул из кружки чай и раздумчиво ответил:

– Если вы имеете в виду религиозный аспект, то все религии как раз говорят о неизбежном конце света. А если – высокоразвитых братьев по разуму, то… Знаете, во всем этом есть одна не замеченная вами тонкость. Жизнь на Земле возникла в результате предбиологической – химической эволюции. А поскольку эволюция управляется одним законом, химический период эволюции должен быть самым длинным. А он на удивление короток – всего 500 миллионов лет прошло с момента возникновения планеты до появления на ней жизни. Хотя следовало бы ожидать 5,5 миллиардов лет (если экстаполировать прогрессию назад). Что это означает?

Возможно, эволюция действительно происходила положенные ей по теории пять с половиной миллиардов лет, но не на Земле. Как же она попала на Землю? Процесс этот хорошо известен и носит название «панспермия» – перенос вещества от одной планеты к другой на метеоритах, выбитых в космос с поверхности планет при падении очень больших метеоритов или выброшенных в результате извержения вулканов. На Земле, например, нашли метеориты, выбитые с Марса, а на них – сложные органические соединения, возможно, говорящие о существовавшей когда‑то на Марсе жизни. Так что в рамках одной планетной системы панспермия – факт почти подтвержденный. Но ничто не мешает метеоритам путешествовать из одной звездной системы к другой. Более того, расчеты показывают, что на Землю примерно раз в тысячу лет падает метеорит, прибывший к нам из глубин космоса, из другой звездной системы.

Если теперь к четырем миллиардам лет развития жизни на Земле прибавить 5,5 миллиардов лет, мы получим 9,5 миллиардов лет. А это как раз время формирования нашего галактического диска! То есть эволюция должна была бы начаться в момент формирования первых планет земного типа в нашей галактике, чтобы успеть к нашей сегодняшней сингулярности истории. Если биологическая панспермия возможна, то и продукты предбиологической эволюции (устойчивые автокаталитические цепочки, то есть вещества для самоподдерживающихся цепочек химических реакций) должны были разноситься по всей галактике еще до первого возникновения жизни. Таким образом, с помощью панспермии химическое вещество в течение одного галактического года (примерно 200 миллионов лет – оборот галактики вокруг своей оси) «перемешивалось», и эволюционные процессы на разных планетах таким образом синхронизировались с точностью до пары сотен миллионов лет.

Что это значит? Есть такой парадокс в радиоастрономии – Великое молчание космоса – мы почему‑то не слышим никаких радиосигналов от сверхцивилизаций, желающих вступить с нами в контакт. Почему? Возможно как раз потому, что из‑за синхронизации эволюции в галактике, мы находимся как раз на фронте эволюционной волны и никаких сверхцивилизаций просто нет.

Здесь я не мог не возмутиться:

– Как это нет?! Вы же сами сказали, что синхронизация имеет «допуск» в 200 миллионов лет. Для развития планеты это – пустяк. А для цивилизации – гигантский срок! Всего пятьсот лет назад мы воевали луками и стрелами, а сейчас овладеваем сверхпроводимостью, покоряем термояд. Невозможно даже представить, чего мы достигнем через сто лет. Тем более через тысячу. А уж о ста миллионах лет форы и говорить не приходится! Сверхцивилизации вполне могут существовать при таком допуске!

– Могут. Если только они вообще в состоянии преодолеть эту странную точку – «сингулярность истории». Ведь как обычно преодолевался эволюционный кризис? Биосфера, человеческое сообщество всегда состояли из отдельных подсистемок. Те части, которые не могли дать адекватного ответа кризису, вымирали. А некоторые дать ответ могли – они выживали и переходили на более высокую ступень эволюции. Динозавры вымерли, а млекопитающие выжили и захватили планету. Рим победил, а Карфаген пал… Но сейчас, в связи с завершающимся процессом глобализации, вся планета становится одним целым. Фактически на Земле не остается подсистем, которыми эволюция могла бы пожертвовать. Если рухнет, то рухнет все, как целое. Либо мы спасемся все, либо все погибнем. Возможно, многие цивилизации не преодолевают такой кризис.

Однако я оптимист. Во всяком случае есть ряд данных, которые позволяют говорить, что цивилизация уже начинает давать адекватный ответ надвигающемуся кризису. Вот, скажем, феномен спонтанного ограничения роста населения в промышленно развитых странах в условиях материального изобилия (!). Это явление исторического аналога не имеет. До сих пор живая материя, если она имела возможность размножаться, всегда это делала. Собственно говоря, экспансия – имманентное свойство живой материи. И вдруг такое… Эти нетривиальные явления дают повод для осторожного оптимизма.

– Прекрасно, доктор… Итак, цивилизация превращается в единое экономическое целое. Теперь представим себе такую ситуацию… Для того, чтобы выжить в новых условиях, нам нужны новые социальные технологии. И вдруг возникает спор между традиционалистами и либералами (антиглобалистами и глобалистами). Одни говорят: будем жить, как деды наши и отцы жили, глубоко чтя традиции, мораль, веру, обычаи, древнюю честь и так далее. А другие отвечают: ребята, в условиях нового, единого мира, ваши традиции и устаревшие взгляды не просто не работают, а становятся уже смертельно опасными, вы за собой в могилу не только себя потянете со своей любовью к традициям, но и всех нас! И что тогда? Гражданская война прагматиков с романтиками?

– Чем кончится эта борьба, сказать трудно. Я бы не взялся предсказывать детали.

– Ладно, тогда вернемся к временной форе, которая может быть у некоторых цивилизаций. Другими словами, теоретически кто‑то в нашей галактике этот кризис уже преодолел. Неужто они нам по‑братски не помогут?

– А почему же мы их не видим? Космос молчит, – печально сказал Панов.

Я его печали не разделил:

– Да по той же причине мы их не видим, по которой ребенок в утробе матери не видит свою маму. Просто рано еще.

– Есть и другое объяснение: эволюция после кризисной точки развивается по интенсивному сценарию – не путем внешней экспансии, а как бы внутрь. То есть цивилизация не стремится в космос, а остается на своей планете. Например, уходит в виртуальную реальность. Или же вырабатывает такие этические принципы существования, которые запрещают ей вмешиваться в жизнь на других планетах.

– Даже у нас на планете такая тенденция прослеживается, – поддержал я мысль Панова. – Смотрите, первые колонисты Америки начали массовую охоту на бизонов и индейцев. Первых истребили всех, вторых – почти всех. Сейчас происходит ровно наоборот! Бизонов хотят восстановить с помощью беловежских зубров, индейцам платят пособие и поддерживают их народные промыслы, а аппараты, которые отправляются на Марс, стерилизуют, чтобы не повредить возможной жизни на Марсе…

– …Хотя эта жизнь если и есть, то представлена лишь примитивными одноклеточными. Рождается экологическое миропонимание. Так что на колонизацию дальнего космоса цивилизацией может быть наложен самозапрет. Такой же сильный, как наложила наша цивилизация на каннибализм. Хотя, с другой стороны, я не могу исключить, что за нами втихую присматривают, в этой гипотезе нет ничего ненаучного. Лев Гиндилис – старший научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга и директор научно‑культурного центра «SETI» – полагает, что с нами не вступают в контакт, чтобы не лишать собственной истории.

…Последние слова требуют обратить на них особое внимание. История нашей планеты знает множество «цивилизаторских контактов», которые плохо кончались для цивилизуемых. Что стало с историей американских индейцев после того, как они познакомились с более развитой цивилизацией Европы? Дело, конечно же, не в том, что их стреляли и нещадно завоевывали: стрелять или закармливать пирогами – всего лишь разные формы ознакомления «дикарей» с плодами более высокой цивилизации. Результат в любом случае один – конец аборигенской цивилизации. Так что, возможно, с нами не вступают в контакт, просто жалеючи – чтобы не превращать нашу планету в индейскую резервацию – сборище ленивых деградантов…

Однажды на досуге я подумал: если завтра прилетят братья по разуму, что я буду делать? И понял, что послезавтра на работу не пойду. И мало кто пойдет: у людей случится подъем и воодушевление, ожидание огромных перемен, перед лицом которых работать – просто грех. Да и зачем корячиться на службе, если с нами теперь поделятся техническими новациями и завтра все будет делаться само собой? Нас накормят, как зверей в зоопарке. И тогда действительно конец нашей истории, полное вырождение. Чтобы ребенок научился ходить, он должен ходить и больно падать. А если ребенка от падений уберегать, он всю жизнь проведет в коляске. Инвалидной…

Впрочем, никто не сказал, что контакта не будет вовсе. Детей в мир взрослых допускают только после взросления. И, возможно, сингулярность истории, о которой идет речь в этой главе, и есть критическая точка взросления. Которая поразительно совпадает с так называемым демографическим фазовым переходом (стабилизацией численности населения на земном шаре). И с переходом цивилизации в постиндустриальное общество. На эту мысль меня наводит следующий вопрос, который почему‑то редко кому приходит в голову:

– Если они нас так сильно обогнали в технологическом развитии, почему же они не могут следить за нами незаметно? Почему там и сям разные люди наблюдают разные проявления явной техногенной деятельности, которую невозможно свести к человеческой? И наблюдений этих даже не десятки, а сотни.

Очень верное замечание. И у меня есть версия, почему происходит именно так… Действительно, наблюдений НЛО‑подобных объектов и следов непонятной техногенной активности так много, что инопланетяне как персонажи давно и плотно вошли в нашу культуру. О них снимают фильмы, рассказывают анекдоты, пишут книги, рисуют карикатуры. К ним привыкли. Вот это и есть цель «проколов видимости»!

Если ребенку можно спать до будильника еще целый час, мама будет ходить по квартире как можно тише. Но если до звонка осталась минута‑другая, она уже не станет ходить на цыпочках. Она может даже присесть на кроватку и, улыбаясь, потрогать чадо за носик. Потому что все равно уже пора вставать.

Вот в чем дело! Действительно, то там, то сям на нашей планете кто‑то видит что‑то необыкновенное, удивляется, рассказывает другим, терпит насмешки, пополняя копилку историй, из которых потом вырастает культура привычки, осознание возможности, допустимости… Нас просто за носик трогают. Потому что пора просыпаться.

Скоро звонок.

 

 

Часть 6.

Иные

 

Глава 1.

Отовсюду повылезло…

 

У нас в шкатулке, если вы помните, осталась еще целая группа историй, которые не относятся ни к особенностям функционирования человеческой психики, ни к НЛО. Они – о реликтовых тварях – снежном человечке, странном существе (существах), описанном (‑ых) в истории № 7 про съеденных офицеров… Я мог бы бросить в шкатулку еще пару‑тройку историй про неведомых озерных и морских тварей, но подобных рассказов каждый из нас слышал или читал косой десяток.

Напомню договоренность, которую мы приняли в самом начале книжки: как бы фантастически не выглядела история, считаем ее правдивой. И начинаем искать объяснения. Ибо даже исходя из предположения о нелживости свидетеля для всех описанных историй можно найти вполне реалистические объяснения. Пускай и выглядящие совершенно фантастическими! Помните, что говаривал Шерлок Холмс? Отбросьте все невозможные версии, Ватсон, и в итоге останется истинная, как бы невероятно она ни выглядела. Как‑то так… Короче говоря, неведомые твари.

Могут ли на нашей планете в XXI веке еще оставаться не открытые учеными виды живых существ? А почему нет, если до сих пор на Земле есть места, где не ступала нога человека? И это на суше! А дно океана исследовано не более, чем на 5%. Глупо думать, что, обследовав 5% из 100%, мы узнали все.

В мире описано больше 150.000 видов бабочек. И каждый год энтомологи открывают все новые и новые виды. Причем открывают не только где‑нибудь в Амазонской сельве, но и в перенаселенной Европе! А совсем недавно, в 2004 году на филлипинском острове Калайлан открыли новый вид птиц – калайланский поганыш.

«Да бабочки – мелочь, а вот что касается крупных животных, то шанс их обнаружить стремится к нулю!» – скажут мне противные скептики. И будут правы: зависимость тут обратно пропорциональная – чем мельче размер зверя, тем больше шансов найти что‑то новенькое. Каждый год открываются сотни новых видов животных, растений и насекомых. И, кстати, не только видов! Открываются новые роды, семейства, отряды, классы и даже типы. Мало кто знает, но в XX веке было открыто три новых типа (!) животных.

Мне как‑то встретились расчеты о том, что зоологам известны не более 10% видов, существующих на нашей планете. Наверное, эта цифра чересчур радикальна, но… Всего‑то немногим больше ста лет прошло со времени открытия тапира и карликового бегемота. Для справки: масса тапира около 200 кг, длина тела около 2 м, а у бегемотика – 250 кг и 1,5 м. Трудно не заметить. До недавнего времени и рассказы о кракене – гигантском кальмаре – ученые относили к выдумкам.

Кстати, о морских обитателях… Биологи знают, что в океане описаны далеко не все виды даже таких гигантов, как китообразные! За последние 25 лет открыто шесть новых видов китообразных, в том числе один довольно крупный – длиной пять метров (гинкозубый ремнезуб). А, скажем, боливийская иния – амазонский дельфин – был открыт только в 1976 году. Скажу больше – по сию пору непонятно, сколько же видов голубых китов живет в океане. Некоторые считают, что не один, а два.

Американский биолог Райфинес видел однажды странных китов с двумя плавниками. Позже в районе Сандвичевых островов было замечено целое стадо этих животных. Наблюдавшие их зоологи Гаймар и Куа назвали удивительных существ рогатыми дельфинами: «Все на борту были немало удивлены, когда увидели у них спереди рог или загибающийся назад плавник, такой же, как на спине…». Случилось это в 1919 году, и с тех пор такое животное ни разу не попалось в сети.

Необычный вид кашалота наблюдали у Шетлендских островов. Этот кашалот отличается необычайно высоким плавником. Здесь пикантно то, что необычных зверей увидел не какой‑то полуграмотный матрос, а сам Роберт Сибальд – основатель науки о китообразных… А английский натуралист Филипп Госс наблюдал в Атлантике стадо неизвестного вида дельфинов с длинными розовыми мордами. Длина этих существ была около –0 метров… В антарктических водах морские биологи видели китообразное животное, похожее на касатку, но не касатку (у той спинной плавник гораздо меньше, а у этих черно‑белых «псевдокасаток» – больше метра).

Несмотря на то, что все вышеописанные наблюдения случились около века назад, с тех пор этих китов так никто и не положил на палубу для препарирования. Однако с их существованием ученые особо не спорят – просто потому, что с существованием неизвестных науке китообразных смириться легче, чем с возможностью существования совершенно ни на что не похожих тварей. Речь, в частности, о легендарном морском змее. Хотя свидетельств о нем за последние три сотни лет накопилось больше тысячи! Змея наблюдали даже такие известные люди, как поэт Максимилиан Волошин и писатель Всеволод Иванов. И, между прочим, не где‑нибудь, а в Крыму!

Волошин даже отправил вырезку из местной феодосийской газеты о появлении морского гада, на поимку которого снарядили отряд красноармейцев, по почте Михаилу Булгакову. Результат – появление повести Булгакова «Роковые яйца».

А вот заметки из дневника писателя Иванова: «Весна 1952 года в Коктебеле была холодная и дождливая… 14 мая после длительных холодов наступила безветренная теплая погода… Я прошел мимо Чертова пальца, по ущелью Гяур‑Бах, а затем, чтоб не тратить много времени на трудный спуск к берегу моря в Сердоликовую бухту, на скале, возле дерева… я привязал веревку, спустился вниз. У берега, среди небольших камней, обросших водорослями, играла кефаль. Подальше, метрах в 100 от берега, плавали дельфины, стайкой двигаясь по бухте влево… Я перевел глаза вправо и как раз посередине бухты, метрах в 50 от берега, заметил большой, метров 1–2 в окружности, камень, обросший бурыми водорослями. Камень ли это? Я отклонился назад и заметил, что камень уклоняется вправо. Значит, это был не камень, а большой клубок водорослей. Однако водоросли начали терять круглую форму, а затем клубок удлинился, развернулся и вытянулся…

Покуривая трубку, я начал наблюдать за клубком водорослей. Течение, по‑видимому, усиливалось. Водоросли начали терять округлую форму. Клубок удлинился. В середине его показались разрывы. А затем… Затем я весь задрожал, поднялся на ноги и сел, словно боясь, что могу испугать «это», если буду стоять на ногах…

«Клубок» развертывался. Развернулся. Вытянулся.

Я все еще считал «это» водорослями, до тех пор, пока «это» не двинулось против течения. Это существо волнообразными движениями плыло к тому месту, где находились дельфины, т.е. к левой стороне бухты… Оно было велико, очень велико, метров 2–0, а толщиною со столешницу письменного стола, если ее повернуть боком. Оно находилось под водой на полметра – метр и, мне кажется, было плоское. Нижняя часть его была, по‑видимому, белая, насколько позволяла понять это голубизна воды, а верхняя – темно‑коричневая, что позволило мне принять его за водоросли.

Я был одним из немногих людей, которым суждено было увидеть это чудовище. Но наше воспитание, не приучившее нас к проявлению чудес, тотчас же начало мешать мне. Чудовище, извиваясь так же, как и плывущие змеи, небыстро поплыло в сторону дельфинов. Они немедленно скрылись. Это произошло 17 мая 1952 года».

Любопытные вещи рассказывает Игорь Мосхури – крымский журналист, много лет собиравший информацию о загадочном змее:

«7 декабря 1990 года бригада рыбаков Карадагского филиала Института биологии южных морей Академии наук Украины в составе А.Цабанова, И.Нуйкина, М.Сыча и Н.Герасимова вышла в море для осмотра сетей, поставленных для отлова черноморских скатов. Сеть, представляющая собой полотно шириной 2,5 м и длиной 200 м с размером ячеек 200 мм, была установлена на глубине 50 метров на расстоянии 3 мили на юго‑восток от бухты Лягушачья и 7 миль на юг от поселка Орджоникидзе. Рыбаки прибыли на место около 12 часов дня и приступили к переборке сети с южного конца. Через 150 метров сеть оказалась оборванной. Решив, что при постановке они бросили свою сеть поверх чьей‑то другой, и хозяин нижней сети вынужден был обрезать верхнюю для того, чтобы проверить свою, рыбаки зашли с другого конца сети и продолжили проверку. Когда подошли к оборванному краю, вытащили на поверхность дельфина – черноморскую афалину – длиной 2,3 м, хвост которого был запутан в сетку. При ближайшем рассмотрении рыбаки обнаружили, что живот дельфина выкушен одним укусом вместе с ребрами так, что четко просматривался позвоночник. В области головы болтались остатки легких, с которых стекала кровь. Ширина укуса по дуге была около 1 метра. По краю дуги на коже дельфина четко виднелись следы зубов. Размер следа от зуба – около 40 миллиметров. Расстояние между следами от зубов – 1–0 мм. Всего по дуге укуса были различимы следы не менее чем от 16 зубов. Голова дельфина была сильно деформирована и равномерно сжата со всех сторон, словно ее пытались протащить в какое‑то узкое отверстие. Глаз не было видно, а деформированная голова имела белесый цвет, напоминающий цвет тела рыбы, вытащенной… из желудка другой рыбы. Осмотр дельфина продолжался не более трех минут – его обезображенный вид и текущая кровь вызвали сильнейшую панику среди рыбаков. Один из них обрезал сеть, дельфин упал в море, а рыбаки на полном ходу ушли из этого района на базу.

На берегу сразу же по возвращении с моря рыбаков обо всем случившемся подробно расспросил Петр Григорьевич Семеньков – директор Карадагского заповедника, энтузиаст, влюбленный в Крым и прилагающий большие усилия для сохранения природных богатств полуострова. По рассказам рыбаков художник сделал зарисовку увиденного ими дельфина.

Весной 1991 года рыбаки привезли второго дельфина с аналогичным укусом и следами зубов на теле. Это была «азовка» длиной 1,5 м, которую вытащили из сети, установленной приблизительно в том же месте, что и 7 декабря 1990 года. На этот раз сеть не была порвана, а дельфин почти весь был запутан в нее, словно кукла, так что наружу выглядывала одна голова. На голове дельфина хорошо различались следы трех зубов, по внешнему виду в точности похожих на следы зубов на теле черноморской афалины. Привезенного дельфина поместили в холодильную камеру, для его осмотра пригласили сотрудников ЮгНИРО – специалистов по следам на теле морских млекопитающих, добываемых на промысле в океане; они находились в то время в Керчи и в Одессе. Однако ни в мае, ни в июне, ни в июле в Карадагский филиал ИнБЮМ так никто и не приехал, а в конце августа произошла авария, и все, что находилось в холодильной камере, в том числе и дельфин, пропало…

Большинство научных сотрудников Карадагского филиала, в первую очередь зоологи, дружно отвергли гипотезу о том, что причиной гибели дельфинов и источником следов на их теле является какое‑либо живое существо. Причину их гибели усматривали в том, что животные, вероятнее всего, столкнулись с каким‑то техническим устройством – винтом корабля или даже… торпеды. Некоторые из сотрудников все же допускали, что причиной гибели дельфинов могло быть другое живое существо, однако ни один из известных науке обитателей Черного моря не мог удостоиться чести попасть в число «кандидатов на роль убийцы». Более того, даже известные обитатели мирового океана, окажись они гостями Черного моря, не смогли бы оставить на теле дельфинов таких следов!..».

…И все‑таки море – это море, пускай даже и вполне «домашнее» Черное. А вот суша нам представляется гораздо более знакомой. Тем не менее, и на суше открыть новый вид можно буквально под ногами. Так, например, было с этрусской мышью. Этот новый вид млекопитающего обнаружили не где‑нибудь в дикой Азии, а в Европе!.. Любопытна история этого открытия. В гнезде совы случайно были обнаружены кости какого‑то маленького существа, неизвестного науке. Обнаружившая останки немецкий биолог Адельгейда Хортс провела опрос местных крестьян: а известна ли им мышь размером в два‑три сантиметра? Ответы были отрицательными. Даже местные жители никогда такого чуда не видели. Больше того! Теория вообще запрещала существование таких малюсеньких теплокровных существ: из‑за крохотных размеров отношение поверхности тела к массе тела было таким, что подобное существо должно было постоянно жрать, чтобы восполнить огромные теплопотери. У такой крошки даже не оставалось бы времени на сон!

Но Адельгейда Хортс всерьез увлеклась идеей поймать невозможное существо. Она убила на это два года жизни, над ней посмеивались. Однако упорная дама этрусскую мышь поймала. Оказалось, эта кроха действительно практически не спит, поскольку беспрестанно ест!

Не только над Шлиманом, поверившим в мифическую Трою, смеялись, как видите. И над сбитым над одним из островов Тихого океана летчиком тоже сначала хохотали: он рассказывал, что видел здоровенных ящеров, похожих на драконов. После этих драконов назвали комодскими варанами…

Смеялись и над южноафриканским ихтиологом Смитом, который поверил в существование целаканта, каковая рыба считалась зоологами вымершей десятки миллионов лет тому назад. Смит поверил, что рассказы рыбаков об этой рыбе – не выдумка, не легенды туземцев, и убил 14 лет своей жизни на ее поиски. И нашел, поймал! А если бы он бросил этот свой фанатический и фантастический труд на тринадцатом году?.. Безумству храбрых и не боящихся насмешек поем мы песню…

Между прочим, когда коллеги над тобой смеются и крутят пальцами у виска – это очень неприятно. Поэтому когда Смиту одна его знакомая прислала зарисовку кистеперой рыбы (целаканта), якобы выловленную местными рыбаками, он испугался. Вот как сам ихтиолог описывает свои ощущения:

«Я перевернул листок и увидел рисунок… Вдруг у меня в мозгу будто взорвалась бомба: из наброска как на экране возникло видение обитателей древних морей, рыб, которые давно не существуют, которые жили в отдаленном прошлом и известны нам лишь по ископаемым окаменелостям.

Не сходи с ума,– строго приказал я себе. Однако чувства спорили со здравым смыслом. Ураган нахлынувших мыслей и чувств заслонил от меня все остальное… Моя догадка казалась до такой степени невероятной, что здравый смысл настойчиво призывал меня выкинуть ее из головы. Мне стало страшно. Страшно при мысли о том, что будет, если моя догадка окажется верной… Ведь это поразительно! Только представьте себе: целакант живет до сих пор! Виднейшие авторитеты мира готовы поклясться, что все целаканты вымерли 50 миллионов лет назад, а я, в далекой Южной Африке, наперекор всему уверен, что это целакант.

Это были ужасные дни, а ночи и того хуже. Тревога и сомнения терзали меня… Невероятно, чтобы целаканты существовали все это время и не были известны современному человеку. Ведь если это целакант, то где‑то в районе Ист‑Лондона должны обитать и другие целаканты. Но можно ли допустить, чтобы поблизости от Ист – Лондона водились такие крупные рыбы и их до сих пор не обнаружили?.. Ответ напрашивается только отрицательный. И все же всякий раз, когда я смотрел на рисунок, он твердил мне: Да! Да!».

…Четырнадцать лет поисков – можете себе представить? Да неужели это так сложно – рыбу поймать? И если на глупую рыбу ушло 14 лет, то что говорить о созданиях, во сто крат более умных, в планы которых вовсе не входит встреча с человеком? Чего далеко ходить за примером – кто‑нибудь из вас сомневается в том, что в лесу водятся волки? Вряд ли. А много на свете есть людей, которые видели живого волка в лесу? Меньше одного процента населения, я думаю. А ведь волков – тысячи! Просто в их планы не входит встреча с вами.

Вот еще одна история… Привожу описание события, собственноручно сделанное доктором наук Евгением Величко: «В 1966 году я работал экспертом ЮНЕСКО по организации сельскохозяйственного политехнического института в Катибугу (республика Мали). По делам службы мне частенько приходилось бывать в столице республики – Бамако. В одну из таких поездок я отправился вдвоем с женой. По дороге с нами произошла история, которая до сих пор не дает мне покоя.

Приблизительно на половине пути между Катибугу и Бамако, где дорога пересекает глубокий овраг, жена вдруг воскликнула: «Смотри, что это?!».

Справа от нас из оврага резво выбежала двухметровая ящерица. Крупных ящериц нам здесь доводилось видеть немало, особенно в глухих районах страны. Они довольно близки по внешнему виду к нашим среднеазиатским варанам, которых не раз приходилось встречать в Каракумах.

Но этот неведомый мне зверь при всем своем сходстве с ящерицей, вараном разительно отличался от них тем, что был покрыт шерстью! Шоколадной окраски шерсть, насколько можно было судить, длиной около четырех сантиметров, была видна совершенно отчетливо. Можно было даже различить, как она колеблется ветром, как она переливается при изгибах туловища… Я не любитель быстрой езды, да к тому же успел притормозить в пяти‑шести метрах от этого зверя. Дело было около восьми часов утра по местному времени, солнце светило в спину, видимость была превосходная. Отчетливо бросался в глаза длинный пушистый хвост, больше лисьего. Мы рассматривали диковинного зверя минут пять, пока, перебежав дорогу, он не скрылся в овраге.

«Никогда бы не мог бы даже предположить, что такие животные существуют! – подумал я. – Но, в конце концов, я отнюдь не знаток местной фауны…»

Вечером того же дня к нам «на огонек» зашли директор института Карамого Думбия и завхоз Бикая Фофана. Вполне естественно, что я рассказал о виденном и спросил, что это был за зверь. Думбия, снисходительно улыбнувшись, ответил, что встреченная мною ящерица описывается в народных сказках, но в действительности ее не существует. Обидевшись, я ответил, что подобных сказок мне слышать не доводилось, а речь идет о том, кого мы видели с женой не далее как двенадцать часов тому назад.

Фофана же, несмотря на исключительную выдержку, присущую настоящему представителю племени бамбара, заметно вспылил и заявил Думбии, что слышал об этом звере и знает нескольких человек, которые его видели, хотя самому ему встретиться с ним не довелось. Сказки сказками, добавил он, но в основе народных преданий все же нередко лежат действительные факты! Однако Карамого так и остался скептиком.

Мы видели это животное один раз. Но есть поговорка, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Мы наблюдали его совершенно отчетливо с очень близкого расстояния и достаточно продолжительно, чтобы в общем подробно рассмотреть и запомнить.

Что это было? Может быть, это животное все же известно знатокам африканской фауны? В книгах, сколько ни искал, ответа я так и не нашел».

И все‑таки открытие в XXI веке крупного млекопитающего выглядит фантастически. Это вам не бабочка!.. И тем не менее, всего за неделю до того, как я писал эти строки, по лентам мировых информационных агентств прошло сообщение следующего содержания:

«Претория, 7 октября. Корр. ИТАР‑ТАСС Павел Мыльцев. Ученые обнаружили в Центральной Африке доселе неизвестное гигантское человекообразное существо. Оно, как полагают специалисты, может оказаться новым видом приматов. В случае подтверждения гипотезы, сообщает сегодня южноафриканское агентство САПА, можно будет говорить о самом крупном открытии в исследовании дикой природы за последние несколько десятилетий.

Таинственные существа были замечены в лесных чащах у городов Бондо и Били на крайней северной оконечности Демократической Республики Конго. Судя по рассказам очевидцев и данным видеосъемки, у животных широкие и черные морды, их рост превышает два метра, а вес достигает 102 кг. Примерно такие же размеры встречаются у горилл, но район, о котором идет речь, расположен в 500 км от известной границы обитания конголезских горилл».

– Допустим. Ладно. Млекопитающее – это еще куда ни шло. А как же быть с тем загадочным существом, состоящим из множества мелких существ, которые съели чекистов в тайге? – воскликнут отдельные читатели. – Это уже ни в какие ворота, чтобы из мелких малявок собиралось одно существо, а потом опять распадалось на козявки!..

Ну, насчет ворот вы ошибаетесь, отдельные читатели. Есть на нашей планете такие «ворота»! Существует, например, слизистый грибок миксомицет‑диктиостелиум. И живет он так: его клетки по отдельности ползают в виде амеб в почве. Потом вдруг одна или несколько амеб выделяют акразин – сигнальное вещество. Почувствовав акразин в воздухе, амебы начинают сползаться к его источнику и образуют многоклеточный организм – слизня, который ползет в виде червяка, выбираясь на место посуше. И там слизень превращается… в гриб. Натуральный гриб с тонкой ножкой и круглой головкой, в которой находятся споры. Только очень маленький – всего 2 мм. Любопытно, что если на стадии слияния амеб разделить их пополам, то образуется вдвое меньший слизень и вдвое меньший грибок. А если оставить от общего количества амеб только четверть, то и конечный грибок будет вчетверо меньшим.

Это ли не поразительное создание? Почему в таком случае нельзя предположить, что эволюция какое‑то время шла и по этому пути, наплодив некоторое количество похожих «собирающихся» видов? Которые в настоящее время по большей части вымерли, как вымерли динозавры, оставив после себя только разную мелочь, типа варанов, черепах и крокодилов. Так и тут – «собирающиеся» создания вымерли, оставив после себя поражающий воображение грибок миксомицет. Жалко только, что маленький…

 

Глава 2 . «Телепает на большом расстоянии…»

 

Мне бы хотелось обратить ваше просвещенное внимание на одну деталь, которую вы, будучи людьми проницательными, наверняка уже приметили сами. Речь о странном воздействии нелюдимого снежного человечка огромного роста на нас, людей бесснежных. Помните ужас, который убил четырех парней в Мурманской области?

А вот вам история геолога Александра Новикова, которую приводит в одной из своих книг писатель Николай Непомнящий…

«…Это произошло в 1982 году в кишлаке Фарух недалеко от таджикской реки Вахш… Нас было восемь человек, в том числе моя жена. Фарух был исходной точкой нашего маршрута, а путь пролегал через перевал в долину заброшенных кишлаков. Та долина казалась нам идеальной для обитания гули (снежного человека – А.Н.). Посудите сами: запущенные сады абрикосов, алычи и грецкого ореха, пещеры и отсутствие людей.

…Мы принимали угощение гостеприимного хозяина, готовились ко сну, расположившись в одной большой комнате. Причем жена моя спала у стены, затем дальше от нее – я и все остальные товарищи. Я бы не уделял внимания тому положению, в котором мы приняли сон, но той ночью меня посетил ужас, равного которому я до сих пор не испытывал. Пробудившись неожиданно ночью, я смог лишь открыть глаза, остальные движения были невозможны. Это был паралич страха, но движения век скованы не были. Страх нарастал волнами, достигая апогея, когда сердце замирало, а затем выдавало толчок на грани своих возможностей. Пространство затемненной комнаты, в которое был обращен мой взгляд, было искривлено. Позже я понял, что это были галлюцинации. Окна почему‑то поменялись местами, а за одним из них мерещился кто‑то огромный. За первой волной ужаса накатилась вторая и начиналась третья. Я понял, что сердце может не выдержать, собрал все силы, сконцентрировался и, сделав незначительное движение, вышел из оцепенения. Затем, приподнявшись, что‑то крикнул. Все мгновенно прошло. Ужаса как не бывало. Комната приняла свои обычные очертания. Я откинулся и сразу уснул.

Утром у меня и мысли не было рассказать кому‑то о пережитом.

И еще некоторые детали той ночи: была непогода с ветром и дождем, собаки лаяли неистово, а утром хозяин сказал, что в кишлак приходили волки. Я же уверен, что приходил «он». Наша группа благополучно выполнила свою программу, хотя ни гоминоида, ни его следов мы не нашли, и недели через две возвратилась в Душанбе. Про свои страхи я так никому и не рассказывал и начинал уже подумывать, что причина субъективная – съел что‑то не то или погода там… Но вот однажды в ожидании денежного перевода мы с женой гуляли возле почтамта и у нас пошел такой разговор:

– Саша, я все боялась тебе почему‑то рассказывать, но со мной в Фарухе творились странные вещи.

Я насторожился, но прикинулся непонимающим:

– А что такое, Нина?

– Мне ночью стало очень страшно. Ощущение такое, будто в груди что‑то растет, растет… Потом я теряла сознание на какое‑то мгновение, приходила в себя, и все начиналось сначала.

– Сколько раз?

– Два раза. На третий ты приподнялся, что‑то крикнул, и я сразу уснула.

Я еще осторожно порасспрашивал у жены детали ее переживаний, затем поведал свои, и с тех пор внимательно отношусь к тому, что не взвесишь и не измеришь линейкой.

Второй контакт подобного рода произошел со мной в 1985 году. Тогда мы небольшой группой в пять человек обследовали ущелья в районе реки Сиамы на Памиро‑Алае. Работали под началом Игоря Бурцева. Дело близилось к концу. Игорь Дмитриевич уезжал в Москву, а у нас, остававшихся, еще было время сходить в верховья одного из притоков на высоте около 4 тысяч метров.

Мы поднялись туда уже в сумерках, и полная луна помогла нам разбить бивуак на голых камнях. В памяти остался какой‑то дикий восторг, который сопровождал меня по пути наверх. Я словно черпал силы от скал и ледников, от звезд, луны и прохладного ветра…

Холодная ночь прошла без происшествий. День на плато пробежал кое‑как, вся группа ушла в базовый лагерь, а я остался для проведения одинокой ночевки. Ночь заявила о себе таким холодом, что я, ерзая на камнях в худом спальнике, начал ругать себя за то, что не ушел со всеми. Сон был неважный. Холод будил, заставляя менять положение, и вот в какой‑то момент я пробудился, а пошевелиться не мог. Паралич. Чувство такое, будто находишься в коконе. Страх, конечно, был, и сердце молотило на пределе. Трудно сказать, сколько это продолжалось, но вот я услышал совсем рядом характерный тихий звук от гравия, когда на него наступают, и… меня постепенно отпустило. Я (да простят меня отважные сердца) еще глубже залез в мешок, а вылез уже утром с сильнейшей аритмией и побрел вниз. Такова правда…»

Заметьте, стоит только огромным усилием взять себя в руки, стоит только пошевелиться – и наведенный морок, наваждение стряхивается. Это как в истории с трансом. Если внушить человеку, что он забыл все, связанное с курением, он не увидит сигаретной пачки на столе. А если его в эту пачку ткнуть и спросить, что это такое, человек пачку увидит. И очень удивится. Морок сразу спадает…

И здесь возникает тот же вопрос, который задал декан Леонтьев студенту Кучеренко: «Чем передается воздействие?». То, что оно передается, мы уже знаем. Причем очень сильно передается – может вызвать сердечную аритмию, может убить. Так чем же оно передается? А главное, как?.. Эх, если бы я знал ответ на этот вопрос, разве писал бы я сейчас книжки для вас? Давно был бы миллионером. С такими‑то способностями.

…В Карелии, неподалеку от Белого моря, на берегу реки Выг встречаются петроглифы – древние изображения на камне. Делали их наши предки в ритуальных целях. Причем рисунки древние люди группировали по смыслу и стилю – на одних камнях изображены люди и только люди. На других камнях – животные и только животные. Люди всегда изображены в динамике и довольно схематично: человечки на петроглифах нарисованы с копьями, с луками, в лодке, на снегоступах; они охотятся на моржей или оленей, ловят рыбу… По‑другому выглядят камни с изображениями животных. Животные прорисованы тщательно. Так вот, именно на ритуальном камне, посвященном животным, есть рисунок «снежного человека» – крупного, сгорбленного человекообразного существа, оставляющего за собой цепочку следов. Следы похожи на человеческие, как и само существо – на человека. Но древние люди тем не менее человеком его не считали, раз поместили на «животный» камень. Примечательно, что подобная же странная фигура есть и на петроглифах, найденных на Онежском озере. Только тут он глядит прямо на зрителя, этот звероид. Будто гипнотизирует…

 

Глава 3.

Ctrl+Alt+Delete

 

По большому счету мне можно было и не корячиться с разными версиями, объясняющими загадочные происшествия. Потому что есть у меня одна сильная гипотеза, которая объясняет буквально все истории – и собранные в шкатулке, и опубликованные в других книгах мира, и даже те истории, которые еще не придуманы. Единственный минус этой гипотезы – она непроверяема. Впрочем, это не должно нас пугать: нынче физики породили массу непроверяемых теорий, в чем мы уже имели возможность убедиться на примере интерпретаций Эверетта – Менского.

Тем не менее, прежде, чем мы приступим к ознакомлению с сильной гипотезой, давайте для начала определим, что общего у пяти нижеследующих происшествий…

 

1. Маленькая тарелочка

 

21 октября 1982 года некий француз, биолог по образованию, работая в своем саду, наблюдал следующее. С юго‑востока к его саду подлетел и на высоте одного метра завис небольшой диск диаметром примерно в метр и толщиной около 8 сантиметров. Нижняя часть диска была металлической по виду, верхняя – голубовато‑зеленой, покрытой словно бы эмалью или глазурью. Диск не издавал никаких звуков, не излучал ни тепла, ни холода. Он провисел примерно 20 минут. Француз был от диска на расстоянии примерно в 50 сантиметров, он мог его потрогать. Но не решился. Потом диск мгновенно взмыл вверх, словно его пылесосом всосали. При этом трава под ним в момент взлета потянулась вслед за диском, а потом приняла свое обычное положение. Кустик амаранда под диском моментально зачах. (Позже анализ биологического материала показал, что произошло катастрофическое обезвоживание растения). А сама эта история явилась предметом для подробного изучения обстоятельств произошедшего Тулузским космическим центром (французский аналог НАСА) с последующим опубликованием подробных отчетов.

 

2. Параллельная кухня

 

Это история № 3 из шкатулки. Помните, про то, как заболевший гриппом человек зашел после сна в свою кухню и оказался в другом мире? В мире, где на его кухне только что закончился ремонт…

 

3. Крокодил не ловится, не растет кокос

 

Хотите верьте, хотите нет, но когда‑то на Руси водились драконы. Небольшие, правда…

Псковская летопись, датированная 1582 годом, сообщает потомкам следующее: «В лето изыдоша коркодилы лютии звери из реки и путь затворига, людей много поядаша, и ужасошася людие и молиша бога по всей земле; и паки спряташася, а иных избиша. Того же году представися царевич Иван Иванович, в Слободе, декабря в 14 день».

Представляете себе? Лютые звери коркодилы вышли из реки, много людей «поядоша», причем, некоторых «коркодилов» псковичам удалось укокошить («избиша»). И это еще не все свидетельства. В том же веке Симгизмунд Герберштейн – посол Ватикана в России, который приехал на нашу родину в 1526 году, наблюдал странные вещи, которые потом описал таким образом: «Эта область изобилует рощами и лесами, в которых можно наблюдать страшные явления. Именно там и поныне очень много идолопоклонников, которые кормят у себя дома каких‑то змей с четырьмя короткими ногами наподобие ящериц, с черным и жирным телом… с каким‑то страхом благоговейно поклоняются им, выползающим к поставленной пище».

И в том же веке агент английской торговой компании Дж. Герсей на подъезде к России, а именно в Польше, стал свидетелем следующего: «Я выехал из Варшавы вечером, переехал через реку, где на берегу лежал ядовитый мертвый крокодил, которому мои люди разорвали брюхо копьями. При этом распространилось такое зловоние, что я был им отравлен и пролежал больной в ближайшей деревне, где встретил такое сочувствие и христианскую помощь, что чудесно поправился…».

Вот так вот, мимоходом… Даже не столько о крокодиле (подумаешь, ядовитый крокодил!), сколько о христианском сочувствии и помощи…

Вообще говоря, славяне издревле, то есть практически сразу же после появления на русской равнине и вытеснения с нее финно‑угорских племен, начали поклоняться некоему богу в образе не то крокодила, не то ящера. Язычники, что с них возьмешь!.. Бог‑де этот «во образе лютого зверя коркодила залегаша в реце Волхове… И не поклоняющихся ему оных пожираше, оных… потопляше…».

Кстати, на Северо‑Западе России образ ящера остался во многих названиях: озеро Ящино, река Ящера, деревни Ящера, Малая Ящера. Топонимы тем и отличаются, что долго живут. Дольше, чем ящеры какие‑нибудь.

…Самым простым здесь было бы предположить, что когда‑то в болотах, реках и озерах России водились крупные ящеры, вроде варанов, но мы не пойдем по легкому пути! Итак, коркодилы лютые, вонючие…

 

4. Полупрозрачные всадники с головами

 

Поскольку история эта по размерам небольшая, чтобы не мучить вас листанием книги, я просто перенесу ее из шкатулки сюда, как мы с вами уже делали…

«…Дело было летом сорок первого, когда немцы безостановочным маршем пересекали Среднерусскую равнину. Пересекали так споро, что иные даже отставали, не поспевая за передовыми отрядами. Так вот и водитель нашего немца сбился с дороги.

Уже темнело, а немецкий вездеходик, в котором сидели только майор да водитель, все плутал по лесным дорогам. Иногда они останавливались, глушили мотор и прислушивались. Ночью звуки разносятся далеко, вот и хотели немцы услышать своих – шум танковых моторов, например…

Ночь была звездная, теплая, тихая. И вот стоят в очередной раз майор и водитель, вылезши из своего броневичка, прислушиваются. И вдруг видят, как из‑за поворота дороги, освещаемые луной, выезжают всадники. Прекрасно! Обрадовались заплутавшие: какие еще всадники могут быть в глубоком немецком тылу, кроме немецких? Ясно, свои. Всадники тем временем приближались.

И вдруг майор забеспокоился. Что‑то необычное, что‑то неправильное было в этих всадниках. Во‑первых, все всадники были в буденовках, а поперек шинелей у них виднелись красноармейские «разговоры». Но немец встревожился не из‑за внезапного появления противника, а потому что было и «во‑вторых»: всадники скакали совершенно бесшумно!

Не было ни стука копыт… Ни звяканья сбруи… Ни фырканья коней… Ни человеческих голосов…

Безмолвные всадники были уже совсем рядом. Они не обращали никакого внимания на броневичок и двух застывших фрицев. Всадники ехали мимо машины и сквозь них просвечивали звезды и темный ночной лес.

Призрачные всадники проскакали мимо, а майор с водителем впрыгнули в вездеход свой и дали с этого места такого деру…»

 

5. Метровские катальцы

 

Студент МФТИ Валерий Соколов утверждает, что был свидетелем следующего весьма странного происшествия. Впрочем, его и происшествием‑то назвать нельзя…

«30 апреля 1978 года я сел на кольцевую линию метро, чтобы доехать до Белорусского вокзала, и обратил внимание на странную группу из пяти человек, сидевших в конце вагона. Четверо из них разместились на одной стороне, пятый – напротив. На этих людях были одинаковые кожаные куртки, а брюки, как у мотогонщиков, заправлены в высокие сапоги. На головах – вязаные шапочки с какой‑то надписью по‑фински.

Выглядели они очень странно – сидели, неестественно выпрямившись, глядя прямо перед собой. При мне две женщины, сидевшие напротив, видимо не выдержав их взгляда, пересели на другие места. Странные люди сидели молча, не общаясь между собой.

Примерно через полтора часа, возвращаясь с вокзала, я снова сел на кольцевую линию, чтобы ехать до станции «Комсомольская». Каково же было мое изумление, когда я увидел ту же компанию в том же самом вагоне на тех же самых местах! Вагон я запомнил потому, что какой‑то остряк стер две буквы в слове «стоп‑кран», и получилось «сто ран». Выходит, они уже несколько раз прокатились по кольцевой линии! Но зачем?

Я решил понаблюдать за ними и на следующей остановке пересел в соседний вагон, откуда их хорошо было видно. Так, посматривая на странных пассажиров через стекло, я совершил четыре полных поездки по кольцевой линии, а они по‑прежнему сидели неподвижно, глядя перед собой, и, похоже, не собирались покидать поезд. Больше свободного времени у меня не было, и я вышел на «Комсомольской».

Вскоре у меня возникла мысль, что это были не люди, а что‑то вроде биороботов, поскольку их поведение не походило на человеческое. Я наблюдал за ними в общей сложности более двух часов, и за это время они не обменялись ни одним словом или жестом!»

Вот. А теперь, скажите мне, что общего у всех этих историй?.. А общего в них то, что в каждой из них в наш мир повседневной обыденности на какое‑то мгновение (какой‑то отрезок времени) вдруг прорывается нечто такое, чего здесь и сейчас быть не может. Вполне могли жить ящеры на территории России. Вернее, даже не «могли жить», а именно жили – за десятки и сотни миллионов лет до того, как там появились славяне.

Вполне могли по той ночной дороге скакать конники‑красноармейцы. Но на двадцать лет раньше.

Запросто заболевший герой‑журналист мог начать делать ремонт в своей кухне. Но не делал.

Запросто могли быть в метро биороботы. Но не в этой сказке.

Вам ничего не напоминает это случайное, незапланированное проникновение чуждой реальности в наш мир?

Мне напоминает… Сажусь после сына за компьютер, выхожу из очередной игры, а на рабочем столе самым загадочным остается кусок из игры – прямоугольник, а нем какая‑то уродина – то ли призрак, то ли фея, то ли инопланетянин верхом на драконе. Вообще‑то у меня на рабочем столе красивые обои – виды Черногории. И очень странно смотрится инопланетянин на фоне зеленых гор и домиков, где живут простые черногорские селяне, никогда, быть может, не видавшие компьютера.

Чувствуете, куда я клоню? Да, именно туда…

Если бы я все знал (то есть был бы всезнающим богом), мне не нужны были бы материальные посредники (инструменты) для воздействия на материальный мир. Я бы ворочал горы одной силой воли – потому что знал бы, как все это устроено, и на что нужно повлиять, и что нужно подумать для изменения мира. Влияние «голой» мысли на материю не должно удивлять, я ведь уже писал – чистой мыслью каждый из нас двигает собственными руками. Не нужны никакие посредники и инструменты моей мысли, чтобы сдвинуть килограммы собственных мышц и костей.

Дальше – больше. Я беру пульт дистанционного управления и переключаю канал в телевизоре, но делаю это только потому, что мой организм не может непосредственно излучать модулированную волну в инфракрасном диапазоне. А если бы мог и умел – мне не нужен был бы пульт, как не нужен он для того, чтобы двигать свои ноги – я усилием воли направляю электромагнитные импульсы в мышцы ног. И все работает.

Если бы генная инженерия видоизменила мое тело так, чтобы я мог произвольно излучать в ИК‑диапазоне, плевал бы я на эти пульты! Если бы я принимал и излучал не только в звуковом диапазоне, но и в радио, мне не нужны были бы радиоприемник и сотовый телефон. Больше того, я мог бы войти в глобальную сеть Интернет непосредственно, без всякого компьютера! Я мог бы получить любые данные прямо в мозг. Когда‑нибудь так и будет!..

Я мог бы посылать любые радиокоманды и с помощью посредников в виде технических устройств (роботов) воздействовать на мир дистанционно. Но все эти устройства, все эти инструменты были бы посредниками между мной и окружающим миром не более, чем сейчас – моя рука. Моя рука – моя часть. Точно также, как для искусственного человека робот, которым он управляет силой мысли через океан, уже не является чем‑то отдельным от него. По сути, это его часть.

Овладевая миром, мы вбираем его в себя. Или, что то же самое, – мы распространяемся на мир все шире и шире.

Почему люди смогут силой своего желания управлять роботом через океан? Да потому что человечество знает, как нужно устроить робота, чтобы он делал то, что хочется. А в пределе, если я знаю все, я – весь мир. Я распространен на весь мир. И я собой (миром) управляю.

И что мне тогда делать с самим собой? Что делать, если ты все можешь и, значит, ничего не хочешь?

Играть. То есть проживать чужие жизни… У меня на работе три болвана день‑деньской играют по сети в какие‑то стрелялки. Они выбирают себе героев, потом ходят по коридорам виртуального мира и мочат друг друга со страшной силой… Мой сын играет с моим племянником по сети в «Цивилизацию», каждый из них управляет своей армией, строит свой мир. Эти игры им интереснее скучной школы, скучной реальности. Они могут играть и играют. Они могут и многое другое – вне рамок игры, но не хотят. Потому что игра интереснее. Их генезис – генезис животного, генезис играющего зверя. Игра была заложена эволюцией в животное для того, чтобы зверь‑детеныш увлеченно учился у старших выживать. Прошло 10.000 лет от каменного топора до сверхпроводимости, а генезис зверя в нас остался.

Так что, возможно, будущее всемогущей цивилизации – виртуальные игровые миры.

Многие люди даже не подозревают, насколько совершенным уже сегодня стал мир игр. Я вам приведу автобиографичную историю, записанную Дмитрием Н. – московским журналистом. Это рассказ о том, как он чуть не променял мир реальный на мир интересный…

«Банальная фраза: „поначалу ничто не предвещало беды“. Но какая верная. А ведь начиналось все вполне мирно… Фирма Sony Online Entertainment выпустила на пару со знаменитой Lucas Arts новую игру. Интерактивную, сетевую, как сейчас модно, и многопользовательскую. Игрушка называлась „Галактики Звездных войн: разделенная Империя“ („Star Wars Galaxies: an Empire divided“) и была написана, как понятно из названия, по мотивам знаменитого сериала. Перед ее выходом в различных околокомпьютерных СМИ было очень много шума, но это не удивляло – в конце концов, „Звездные войны“ – сериал культовый. А все заявления, что игра получилась „уникальной“, „революционной“ и т.п. воспринимались мною несколько скептически.

Я был (да и после всего, что пережил, и сейчас остаюсь) старым ценителем этого фильма. Уже достаточно старым, чтобы обходить мир компьютерных игрушек стороной. Но что‑то, видать, зацепило меня в рекламе. Потому что тоже решил посмотреть. Просто узнать, а как там дела сейчас – ведь я‑то выпал из «звездного» мира еще со времен первых, «настоящих» серий. Что там с любимыми героями? Как выглядят новые персонажи?

Оказалось, что путь к миру «Галактик» не прост. Игра рассчитана строго на легальное платное пользование, обойти которое никак нельзя. Игровой процесс требует постоянного интернет‑подключения для обмена данными с игровыми серверами, и фирма имеет возможность постоянно контролировать – кто подключен и внесена ли его абонентская плата. Еще оказалось, что у каждого должен быть свой игровой счет, из которого оплачивается хранение его персонажа на игровом сервере. А еще необходимо регистрировать уникальный ключ, содержащийся на «родных» дисках с игрой и одноразовый. В общем, как ни крути, а никакая «Горбушка» тут не помощник – хочешь играть, покупай игру как все (от 50 долларов США) и плати ежемесячную плату (15 долларов США), не считая расходов на подключение к интернету.

«Ну да ладно, – подумал я. – Фанатов же это не останавливает», и тоже подключился. Тем более что «добрая» фирма Sony дает первый месяц нового игрового счета бесплатно, так почему бы и не потешить ностальгию детских лет.

Первое впечатление было больше похоже на шок…

Все восторженные слова из компьютерных журналов оказались правдой – разработчикам и правда удалось сотворить нечто. Это был живой мир! Каждая из десятка доступных планет, на которых происходила игра, была продумана авторами до микроскопических деталей. Вот колышется трава на ветру, поднимаются песчаные бури Татуина, играют рыбы в реках Набу, летят по небу облака, садятся и восходят иноземные солнца и луны. Джунгли скрывают пещеры и убежища странных существ. Вырастают, как миражи, силуэты необычных дворцов и городов. А что говорить о персонажах! Это вам не «стрелялка» вроде «Дума» и не банальная ролевая игра. Потому что «ролей» здесь не существует – есть только жизни персонажей, и вам придется проживать их целиком, от рождения до смерти.

Как жить в игре? Выбирайте себе жизнь, выбирайте карьеру, выбирайте занавески на окна спальни. Хотите – учитесь на парикмахера. Хотите – на музыканта или закройщика. А можно стать биоинженером, следопытом, оружейником, бизнесменом, контрабандистом… И это все не пустые титулы: врач, леча больных, получает не абстрактный «опыт», а непосредственно навыки лечения. Чтобы он смог делать новые лекарства, нужно поднабраться опыта в химии. А чтобы заняться еще и работой с животными, извольте поучиться совсем другим наукам из области следопыта… В общем, система получилась сложная и несколько запутанная – игровой мир завязан на сотни, тысячи действий, каждое из которых связано только со своей тематической ветвью. Но зато получился настоящий мир, который живет и развивается, заставляя чувствовать его ритм, искать решения всплывающих проблем, взаимодействовать.

Вся экономика завязана на живых игроков. То есть купля‑продажа и обмен товарами происходит только между ними. Никаких тебе абстрактных «компьютерных» магазинов, где программа‑покупатель всегда купит твою вещь по фиксированной программистами цене. Нет. Игрок должен реально оценивать, что и как он добывает или создает, и надо ли это кому‑либо еще. Все профессии завязаны друг на друга – конструктор роботов не может жить без электроники и бронепанелей, которые делают ремесленник и доспешник. Сам доспешник не может работать без продукции опытного работника с тканями, а тот в свою очередь нуждается в продукции биоинженеров… Не говоря уже о том, что шкуры, кости и мясо животных, необходимые почти всем, может поставить только опытный охотник, а вылечить психологические травмы, которым подвержены абсолютно все, нереально без посещений выступлений музыкантов и танцоров. Которые не против намекнуть, что им тоже хочется кушать…

А кушать, кстати, готовят мастера‑повара, тоже не собирающиеся кормить народ элитными блюдами бесплатно, но при этом зависящие все от тех же охотников и рыболовов… Ну и, наконец, где брать дома, общественные здания и мебель для их украшения, как не у архитекторов?

Притом одному человеку освоить более двух, ну, максимум трех профессий нереально – разум персонажа все‑таки ограничен. Так что приходится всем взаимодействовать друг с другом, налаживать деловые связи и знакомства, собираться в группы и гильдии. А собираться есть кому: на начало третьего месяца после запуска проекта в «Галактики» играло… двести семьдесят пять тысяч человек!

…Прошу прощения, что пришлось слишком много времени уделить описанию игрового мира «Галактик», но без этого трудно понять, почему игра так захватывает. Впрочем, все равно для описания всего разнообразия, созданного Sony и Лукасом, потребуется написать отдельную книгу. Увы и ура, им действительно удалось создать рукотворную виртуальную реальность!

Так что мое намерение побаловаться недельку и бросить потерпело полный крах. Первым делом меня подкосило желание всякого пионера нового мира – сделать что‑то необычное. Благо игра существовала еще менее месяца, и до массы идей народ просто не успел додумался. Будучи журналистом, я решил открыть первую реально действующую в этом мире газету. Сказано – сделано. И вскоре на моей планете появилось еженедельное издание «Татуин Таймс», первые выпуски которого пришлось, конечно, полностью писать самому. Постепенно окружающие прониклись идеей, пошли материалы от «фрилансеров», появились собственные корреспонденты в разных уголках Вселенной. Потекли деньги от подписки и пожертвований меценатов…

Вот только времени на все это катастрофически не хватало. Пока Рейегар (моя виртуальная ипостась) жил полнокровной жизнью не менее пяти‑шести часов в сутки, мое первое «я» на планете Земля как‑то потихоньку угасало. Ведь чтобы выделить – часов в сутки игре, приходилось отказывать себе в сне, в полноценном обеде, в общении с семьей, убегать тайком с работы, ведь на работе нет достаточно мощных компьютеров…

Поначалу я находил себе красивое оправдание – развитие игровой газеты поднимет мой престиж среди западных журналистов (это, кстати, в определенной степени удалось) и заодно даст хорошую практику в написании англоязычных материалов. Но с течением времени эти отговорки становились все менее убедительными. Зато убеждали куда больше вечно красные глаза, которые я видел в зеркале, сброшенные пять кило веса, а также утрачиваемый интерес к миру реальному. Жена проклинала компьютер, интернет и газету «Татуин Таймс» вместе со мной (виртуальным). Начальство стало очень недобро коситься… И самое страшное – совсем не оставалось сил на любое реальное творчество. Бумаги на работе стали сухими и примитивными, статьи для журналов просто перестали писаться. Заглох процесс работы над давно лелеемой книгой. «Галактики» высасывали все без остатка. Все эмоции, все чувства, вся тяга к развитию и самореализации уходили туда, становилось частью моего второго «я» – Рейегара. Мне реальному от этого перепадали лишь крупицы.

Зато внутриигровой успех был налицо. Я‑Рейегар стал неплохим мастером, мой магазинчик приносил регулярную прибыль, исправно работали фабрики. Газета приобрела популярность и аудиторию, постоянно расширяя число подписчиков. Мой «дом» стал посещаемым местом, и в парадной комнате, обставленной мягкой мебелью, часто собирались гости. Появились мысли о расширении деятельности на соседние галактики…

Жизнь меня‑реального при этом пропорционально угасала. Редакторы перестали интересоваться моими журнальными проектами, иссяк источник гонораров. В семье повисла атмосфера мрачного неодобрения и натянутости. Да и глаза в зеркале ясно намекали, что скоро им от такой жизни к окулисту…

Моя жизнь на Татуине кипела, жизнь на Земле постепенно остывала и покрывалась пыльной коркой. Не знаю, чем бы закончилась моя первая, земная жизнь. Позорным увольнением с работы?.. Самоубийством на почве нервного истощения (а такие прецеденты в массовых играх уже бывали неоднократно)?.. Разводом?.. Нет, пожалуй, вряд ли самоубийством: мертвые не играют, а играть мне хотелось (больше, чем жить!).

Перспективы вырваться были мизерны: почти каждый день разработчики добавляют в мир игры что‑то новое, улучшая и выправляя его. Вот‑вот появятся транспортные средства и ездовые животные. А в следующем году – личные космические корабли и новые планеты. Как тут вырваться? Как извлечь из себя щупальца этой реальной «Матрицы», на которую нет и не будет Нео?

Развязка была скорой: рубить – так с плеча. Утром одного из бесконечно похожих дней я вошел на русский форум игры и пригласил своих игровых друзей из России на раздачу накопленного имущества. Дом, фабрики и шахты были отписаны милой девушке из Омска, только начинающей карьеру мастера‑ремесленника. Накопленные деньги, ресурсы и вещи разошлись по остальным партнерам охот и рыбалок. Были написаны прощальные письма, оставлены подарки бывшим клиентам, и Рейегар покинул мир «Звездных Войн».

Впрочем, покинуть его совсем и сразу не удалось – еще два или три дня я иногда заходил в теперь уже не мой дом, смотрел, как в нем передвигается мебель, как друзья разбирают подарки, как пробегающие мимо знакомые печально машут рукой… Меня даже назвали «привидением дома Рейегара» – очень меткое определение. Газету, конечно, пришлось закрыть…

Даже жена, невзлюбившая игру по вполне понятным причинам, глядя на мое осунувшееся лицо, была готова отказаться от своих слов и согласиться с продолжением моего пребывания в другой вселенной. Ведь я покидал свой дом, своих домашних животных, своих соратников по газете, с которыми столько пережил. Совсем забыл сказать – в этом мире шла гражданская война, и мне было совсем небезразлично, наши победят или враги!..

Да, мне удалось восстановить почти все, что я упустил в первой жизни за счет успехов во второй – я раздал долги, выполнил накопившиеся обещания. Даже написал пару статей и вновь уселся за книгу. Стало веселее в реале – снова начали звонить и писать забытые друзья, обратил внимание на жену…

Да, соскочить с цифровой иглы мне удалось. Осталось только продать красивую коробочку с уникальным ключом доступа к счету – и все, Рейегар уйдет из мира навсегда. Вот только иногда нет‑нет, да и долбанет мысль – а ведь я совершил предательство! Я убил одну из своих жизней ради другой – вторую ради первой. И я не уверен, что первая мне нравится больше, ведь я ее не выбирал, меня в ней родили, не спросив. А вторую жизнь я строил сам. Это как друзья и родственники. Последних мы не выбираем, а в друзья берем тех, кто ближе по душе. Я всегда ценил дружеские связи превыше родственных, цивилизованные – превыше родоплеменных. Поэтому я не уверен, был ли я прав…»

Игра – вот настоящая жизнь!

Генезис у всех, даже у самых совершенных богов один – они все вышли из грязи. Именно поэтому я и написал, что возможное будущее всемогущей цивилизации – виртуальные игровые миры. И вполне вероятно, что мы – просто персонажи в одной большой компьютерной игре. В которую играют боги. А случайное проникновение в наш мир чудесных существ – это просто компьютерные ошибки, сбои программ, случайное мгновенное проникновение в одну игру персонажей из других игр. Где водятся привидения, черти, драконы, инопланетяне.

Так что не относитесь к окружающему миру слишком серьезно. Возможно, его и не существует вовсе. И тогда после этой вас ждет совсем другая игра. Если, конечно, вы набрали достаточно очков для перехода на следующий уровень…

 

 

 

Назад Вперед


Источник: скачать в формате word.

Рейтинг публикации:

Нравится0



Комментарии (0) | Распечатать

Добавить новость в:


 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы писать комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.





» Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Зарегистрируйтесь на портале чтобы оставлять комментарии
 


Новости по дням
«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 

Погода
Яндекс.Погода


Реклама

Опрос
Ваше мнение: Покуда территориально нужно денацифицировать Украину?




Реклама

Облако тегов
Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Импортозамещение, ИнфоФронт, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Любимая Россия, НАТО, Навальный, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Россия, Сделано в России, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония, Хроника эпидемии, видео, коронавирус, новости, политика, спецоперация, сша, украина

Показать все теги
Реклама

Популярные
статьи



Реклама одной строкой

    Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
    ©2003-2020 ОКО ПЛАНЕТЫ

    Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
    Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


    Map