Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторамВерсия для смартфонов
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Телеграм канал Z-Операция Клеточные концентраты растений от производителя по лучшей цене


Навигация

Реклама

Важные темы


Анализ системной информации

» » » Александр Петрович Никонов: Russian X files. Сеансы черной и белой магии с разоблачением

Александр Петрович Никонов: Russian X files. Сеансы черной и белой магии с разоблачением


7-06-2010, 16:08 | Файловый архив / Книги | разместил: VP | комментариев: (0) | просмотров: (3 311)

История 15.

Бегущая строка

 

Эта история – разновидность историй о замедленном времени. В принципе, то же самое, но с одной забавной деталью, из‑за которой я выделил данный случай в отдельную главку. Имя рассказчика мне не известно. Обычный белорусский паренек лет двадцати пяти…

«Дело было в пионерском лагере „Звездный“, что у Радошковичей, Беларусь. Я и еще один паренек Ваня вышли на стадион и начали прыгать „тарзанкой“ через спортивное сооружение.

Не помню, как оно называется, но выглядело так: четыре металлических столба попарно соединены горизонтальными палками – на каждой паре по две. Одна вверху, вторая внизу… Разгонялись, в прыжке хватались за верхнюю перекладину, поджимали ноги, пролетая под двумя нижними, отпускали руки и вылетали по другую сторону.

И вот опять моя очередь прыгать, Ваня стоит справа, наблюдая все происходящее сбоку. Я разгоняюсь, прыгаю, хватаюсь за перекладину, но не успеваю поджать ноги. Получается маятник, руки выворачивает, и теперь я несусь головой на вторую нижнюю перекладину. И в этот момент время замирает.

Вполне нормально себя чувствую, но удивления от остановки времени нет. Чувствую свои руки за спиной, но пошевелиться не могу. Мне даже показалось что «внизу экрана» пошла «бегущая строка» текста, которой я не различал, но понимал, что там написано. Смысл был примерно следующим: «Ты летишь головой на металлическую балку, и, если что‑либо не предпримешь, – все тебе… Нужно попытаться вывернуть из‑за спины руки и перехватить ими трубу».

Бегущая строка пропала, указания были получены… Я еще секунду‑другую (моего времени) собирался с мыслями о предстоящем маневре. Поражала тишина, которая в тот момент окружала меня. Это не та тишина, когда выключаешь компьютер и ложишься спать. Не было ни единого звука.

И вдруг тишина пропала. События опять понеслись мгновенно… Руки из‑за спины вдруг появляются в поле зрения, и я останавливаю себя в – сантиметрах от сотрясения мозга или чего большего.

Сползая с перекладины, успокаивая шторм в голове, смотрю на Ваню. Его глаза медленно вылазят из орбит… Молчание. «Пошли отсюда», – говорю Ване. «Пошли» – соглашается он…

Жаль, что тогда я не расспросил его, как все это выглядело со стороны. Ибо остановить руками летящее с большой скоростью тело в доли секунды было практически невозможно, учитывая мою тогдашнюю силу. Да и перемещение рук из‑за спины было «мгновенным».

И это не единственный случай «остановки времени» в моей жизни!..»

Пикантной подробностью, заставившей выделить этот случай в отдельную историю, является «бегущая строка» внизу «экрана». Кстати, по признанию автора истории, эта бегущая строка комментария наблюдалась им и во время второго случая «замедления времени», о котором он рассказать забыл.

 

История 16.

Ощущение пули

 

Дмитрий Поляков, охранник в магазине «Библио‑Глобус»:

– Вот вы не верите в сверхъестественное, а я сам был ему свидетелем. Точнее, со мной все это случилось.

…Я служил на Кавказе, во внутренних войсках, в спецбатальоне. Нас учили в том числе и психологи – как по внешнему виду отличать бандита от мирного жителя, как определять, где у человека спрятано оружие. Короче, спецбатальон есть спецбатальон.

И вот однажды ночью… Спали мы в палатке… большая палатка такая. Я лежал на втором ярусе.

Проснулся за секунду до обстрела, словно почувствовал что‑то. Открыл глаза. И тут палатку начали прошивать очереди. Сразу же поднялась суета, бойцы внизу стали вскакивать, хватать автоматы. А я решил чуть переждать у себя на верхнем ярусе – ну просто, чтобы на людей суетящихся сверху не прыгать. Лежу, жду, пока внизу место освободится. А палатку продолжают прошивать насквозь пули, осколки.

И вдруг я почувствовал слева… ну, это сложно описать – словно дуновение какое‑то. И почему‑то убрал голову – упал обратно на подушку. И тут же там, где только что была моя голова, прошла пуля, пробив брезент палатки.

Потом я слез вниз. И пошел к выходу. У меня было очень странное состояние. Я шел между пулями, словно чувствуя их. Когда нужно, я останавливался, когда нужно – шел вперед. Впереди меня пролетали пули, и сзади тоже, передо мной и за моей спиной падали и кричали люди. А я шел среди прошивающего палатку металла и… нет, ни о чем не думал, просто было ощущение, что пули в меня не попадут. Что я их чувствую – вовремя ускоряю движение, вовремя останавливаюсь. И прохожу между их смертельными трассами.

Потом, когда я уже вернулся домой, выяснилось, что как раз в это время мама моя была в церкви и молилась за меня. Что вы говорите? Время на Кавказе практически не отличается от московского?.. Да, это так. Ну, значит, она ночью в церкви за меня молилась. Насколько я знаю, некоторые церкви работают по ночам…

 

История 17.

Властелины колец

 

– Слушай, – сказал мне известный научный журналист Игорь Мосин. – Вот адрес, сходи туда, поговори с женщиной. У них там какая‑то чертовщина произошла. Напиши для нашего альманаха заметку…

А чего не сходить? Почему не написать? Дело нехитрое.

Случилось это в самом начале девяностых, поэтому ни имени, ни фамилии главной героини истории я, разумеется, не помню. Это была обычная конторская тетка, которая всю жизнь просидела за казенным письменным столом, перебирая бумажки. Их контора, как‑то связанная с парфюмерией (что‑то типа «Союзпарфюмерпром») располагалась на одном из последних этажей той самой новоарбатской высотки, на крыше которой стоит знаменитый глобус. Не знаю, стоит ли он по сию пору или нет, не замечал как‑то… а раньше стоял. Встречи тогда назначали «под глобусом».

Мне выписали пропуск, и лифт понес молодого, но дико талантливого корреспондента в горние выси советской бюрократии. Походив по коридору, я отыскал нужный номер кабинета и вошел в обычную конторскую комнату, где стояло два стола и сидели две совслужащие тетеньки. Из окон кабинета проглядывалось американское посольство, внизу ездили машинки. Я впервые тогда был внутри этой высотки, поэтому все внимательно осмотрел и только потом уселся на стул перед тетенькой и приготовился слушать ее рассказ.

…Было так. К тетеньке пришел очередной посетитель, и тетенька стала с ним обсуждать обычные бумажные вопросы – какие‑то накладные и прочую ерунду. Ничего особенного, работа. И в один из моментов беседы женщина вдруг почувствовала некий дискомфорт в области безымянного пальца правой руки. Поначалу она не обратила на это особого внимания, продолжая беседу. Но дискомфорт сменился неприятным давлением, а чуть позже уже откровенно болезненными ощущениями. Женщина посмотрела на свою правую руку и увидела, что ее обручальное кольцо деформировано!

Она вскочила из‑за стола, побежала в туалет и там с помощью мыла сорвала с пальца кольцо. В дальнейшем надеть его снова на палец она уже не могла: настолько оно было сплюснуто…

Порывшись в сумочке, женщина достала это кольцо и протянула мне. Кольцо уже, строго говоря, не было кольцом, оно напоминало своим контуром гитару. Я попытался пальцами еще больше сплюснуть эту гитару. Безрезультатно. Внимательно осмотрел блестящую поверхность ювелирного изделия на предмет рисок от пассатижей. Рисок и царапин не было.

– Больше ничего необычного у вас не происходило в тот день? – спросил я.

– Ну, разве что бумага вот, – ответила мне коллега пострадавшей из‑за соседнего стола. – Когда я пришла в тот день утром на работу, увидела, что принтерная бумага порозовела.

Напомню читателям – это было начало девяностых, и принтерная бумага в те далекие годы представляла собой широкие перфорированные стопки листов. То есть по краю стопок шла крупная перфорация – дырочки, в которые входили цевки принтерного барабана. При этом сама бумага представляла собой не рулон, а именно стопку листов, в которой каждый лист был соединен с другим меленький перфорацией. То есть один лист можно было ровненько оторвать от другого по этой мелкой перфорации, как кусок туалетной бумаги.

Так вот, лежала эта стопка на столе. Верхний лист был оторван и положен сверху стопки. Но положен не очень аккуратно, с небольшим перекосом – так, что дырки крупной, боковой перфорации верхнего листа не совпадали с дырками всей стопки.

И этот верхний лист в то загадочное утро почему‑то слегка порозовел. А на втором листе стопки, который располагался под верхним, были розоватые кругляшки, протянувшиеся ровной строчкой. Словно бумагу сверху чем‑то «засветили», и этот таинственный свет сделал верхний лист полностью розовым, а второй лист был засвечен сквозь дырочки первого, образовав на нем ту самую строчку розовых круглых пятнышек.

 

История 18.

Моя сестра Ирка

 

Чего далеко ходить за историями, если в моей собственной семье есть свой паранормальщик. Моя сестра Ирка видит вещие сны. Не очень часто, но бывает. Вот несколько примеров…

Было это давно, еще когда Ирка была замужем, и ее муж Мишка собирался покупать машину. «Пока не куплю машину, к вам на дачу не приеду – буду машину выбирать», – сказал он. Ирка со своим сыном Антоном жила тогда на даче, поскольку было лето и сияло солнышко.

И вот наступают первые выходные после его отъезда. Ирка видит сон. Во сне она беседует с мужем. «Ну что, купил машину?» – спрашивает она. «Нет», – отвечает Мишка. Значит, не приедет, понимает Ирка наутро. И он не приезжает.

Проходит неделя, и за первыми выходными самым естественным образом наступает черед вторых. Ирке хочется, чтобы муж приехал. Но она знает, что он не приедет, пока не купит машину. В пятницу она ложится спать и опять видит тот же сон – беседа с мужем. «Купил?» – спрашивает она Мишку. «Нет, – отвечает тот. – Не купил». И она понимает: и в эти выходные не приедет.

Перед третьими выходными ситуация повторяется. «Ну что, – опять спрашивает во сне Ирка мужа. – Купил машину?». «Купил», – отвечает он. И, представьте себе, на следующий день приезжает на машине цвета «серый асфальт»!..

Еще одну проскопию моя сестра наблюдала незадолго до того, как в небе над Баденским озером самолет башкирских авиалиний столкнулся в небе с немецким боингом. Помните эту шумную историю? Тогда погибло очень много детей, а некий гражданин Калоев, решив, что в смерти его семьи виновен швейцарский диспетчер, зарезал его ножиком, оставив сиротами троих детей и увеличив таким образом счет жертв трагедии.

Так вот, незадолго до этой шумной катастрофы, сестрица моя видела следующий сон. Ночью она летит в самолете. Все спят, и только ей не спится. Ирка посматривает в иллюминатор, тревожно ворочается, потом вызывает стюардессу и напрямую спрашивает у нее: «У нас на борту все в порядке?» «Да, – отвечает стюардесса. – Вам лучше уснуть, все в полном порядке.» Но вместо того, чтобы успокоиться, сестра моя во сне оказывается почему‑то взволнованной еще больше и с чувством говорит стюардессе следующую фразу: «Нет‑нет, теперь уже не в порядке!» На этих словах она проснулась и, вполне возможно, даже произнесла их вслух.

А вскоре и катастрофа подоспела…

Бывают у Ирки ночные предвидения и по мелочам. Например, такой вот сон. Она едет с сыном Антоном в метро. Ехать им еще далеко, но вдруг на одной из станций Антон, увлеченный потоком выходящих людей, выходит из вагона. Ирка теряет сына в метро. Пугается и просыпается.

На следующий день ситуация повторяется в реальности. Они едут в метро. Ирка сидит, читает книгу, Антон стоит рядом с ней у двери вагона. Проехали они уже немало, но ехать им еще далеко. И вдруг на очередной станции Ирка вспоминает свой сон, поднимает голову от книги и видит, как Антон… выходит из вагона вместе с толпой. Она успевает схватить его за капюшон и втащить обратно.

– Ты куда это направился?

– Ой, не знаю. Мне почему‑то показалось, что мы сейчас выходим.

Еще один пример. У меня в отделе работал один алкоголик – Кирилл Коликов. И вот как‑то он пропал. Не вышел на работу, исчез из дома. Неделю человека нет. Звоним по моргам, по больницам, по милициям – мало ли что с пьяницей может произойти. И вдруг в один из дней Ирка говорит:

– А Коликов твой не объявился? А то я его во сне живым видела.

Именно в тот день Коликов и объявился.

Подобные вещи происходят с Иркой периодически. Причем это странное свойство – видеть вещие сны – передалось и ее сыну Антону.

…Как‑то отдыхали мы на Кипре – я, моя жена Галка, мой сын Артем, моя сестра Ирка (к тому времени уже разведенная) и Антон. Взяли машину на несколько дней и рассекали туда‑сюда по острову, неприятно поражаясь высоким ценам у греков и радуясь низким ценам на турецкой стороне. И вот в ночь перед очередным нашим путешествием Антон видит сон, как он вязнет в зыбучих песках.

А на следующий день мы заехали на машинке нашей на соляное озеро. И забуксовали! Что такое соляное озеро? Оно представляет из себя ровную, как стол, плоскость. Кажется – сухая глина, такыр на поверхности. Однако первое впечатление обманчиво: сухим является только верхний тонкий слой глины. А под ним – глина сырая. Пока едешь – едешь, остановился – пропал, тронуться уже невозможно: содрав сухую верхнюю корочку, колеса крутятся на одном месте в сыром глинистом слое. Машинку‑то мы, конечно, вытолкали, она легонькая, тут главное с места стронуть, а дальше сама пойдет. Но сон…

Конечно, это были не зыбучие пески, а соляное озеро. И тонул не Антон – просто завязла машина. Однако по утверждениям Ирки «тик в тик» сон обычно не сбывается, в реальности всегда есть какие‑то мелкие расхождения с сюжетом сна.

– Антон, а тебе не страшно было тонуть в зыбучем песке? – спросил я его. – Это же кошмар!

– Нет, не страшно. Я же во сне знаю, что я сплю. Поэтому не страшно. Всегда с интересом смотрю…

Кстати, этот маленький хитрый Антон делает удивительную регуляцию собственного тела. Если ему нужно не идти в школу, он берет градусник и за десять минут измерения повышает у себя температуру:

– Я просто представляю себе свое тело синим, а подмышки – красными. Просто сгоняю все тепло с тела в подмышки! И делается 37 с лишним градусов.

И Ирка разрешает ему не идти в школу. Не знаю, почему, но в последнее время «сеансы» проскопии стали случаться с Иркой не только во сне, но и наяву. В виде неких мимолетных видений, странных мыслей. Впрочем, возможно, это связано с целым комплексом «расшатывающих» организм обстоятельств. Ирка полетела в Лондон и шастала там целыми днями по экскурсиям, возвращаясь в номер только ночевать. Смена часовых поясов, климата, еды, воды, усталость – возможно, это сказалось…

Идет она к Тауэру мимо Темзы. И вдруг ей… ну не то чтобы мерещится, а, скажем так, представляется, что мимо нее справа скоро пробежит ребенок. А когда Ирка бросает взгляд на Темзу, почему‑то думает, что там сегодня кто‑то утонет. Она даже спросила своего спутника из местных, часто ли в Темзе тонут люди. «Нет, конечно» – удивленно ответил он. Действительно, часто ли в Москве‑реке, в городской черте тонут люди? Темза такая же коричневая и грязная, как Москва, также заключена в гранитные берега. Не купаются там люди.

И в этот момент мимо Ирки справа пробегает ребенок. «Неужто кто‑то действительно утонет?» – думает она… А на выходе из музея Ирка со спутником видят такую картину – набережная огорожена полицейскими ленточками, и из воды извлекают труп.

На следующий день нелегкая занесла Ирку в небольшой английский городок милях в сорока от Лондона. Подъезжая к нему, она почему‑то подумала, что одним из первых встреченных ею здесь будет инвалид на каталке. И точно – мимо провезли инвалида на каталке.

А вот сам я никаких вещих снов не вижу, хотя мы и родственники с Иркой. Зато моя жена видит! Только у нее «вещесть» снов какая‑то односторонняя. Она предсказывает только болезни близких родственников. Галкой давно замечено – если она во сне ест пирожное – кто‑то в семье заболеет. Исключений из этого правила пока не было. Срабатывает железно.

Любопытно, что некоторые люди видят вещие сны часто, а другие – всего раз в жизни. Моя коллега Лена Мулярова – спецкор журнала «Ваш досуг» – видела вещий сон один раз в жизни. Было так… Лена готовилась к какому‑то экзамену в вузе, а накануне ей приснился следующий сон: студенты пришли на экзамен, а экзаменатора нет. Нет и нет, нет и нет. А через какое‑то время приходит паренек из деканата и говорит, что у экзаменатора случился сердечный приступ и он умер…

На следующий день Мулярова, как ни в чем не бывало, пришла на экзамен. И что вы думаете? Студенты пришли, а экзаменатора нет! Через сорок минут пришел кто‑то из деканата и сообщил, что накануне у профессора случился приступ и он в больнице. Не умер, правда…

 

История 19.

Крестильный крестик

 

Имя и фамилию этого человека я знаю, но не сообщу по причинам, которые станут понятны читателю по прочтении. Зато рассказ привожу практически дословно.

– Вот ты говоришь, чудес не бывает, Санек. Бывают! Сейчас расскажу… Был у меня крестильный крестик. Очень я им дорожил. Тебе не понять, ты человек неверующий. А для верующего человека крестильный крестик – это святое что‑то. Нельзя его терять. Только не путай нательный и крестильный. Нательный можно купить и носить на теле. А крестильный, он один‑единственный в жизни, другой такой не купишь. Крестильный – это в котором тебя крестили.

И вот, короче, случилось так, что я впервые в жизни изменил своей жене. Случилось это на берегу реки, на пляжике песчаном. Ну был грех. Изменил, значит, встаю – а крестика нет на мне! Я нагнулся, стал искать – нету! А никуда не мог пропасть, вот только что я встал с этого места. Я даже песок просеивал. Не нашел! Ну что ты будешь делать?!.. Очень я тогда расстроился. Пришлось купить в ближайшей церкви новый крестик, очень похожий, чтобы жена ни о чем не догадалась.

Теперь у меня нет крестильного креста. Бог разорвал свою связь со мной. Что значит, «почему»? Я человек венчанный. А венчанный человек дает перед богом обет супружеской верности. Я свой обет с богом разорвал, нарушил клятву. И он разорвал теперь со мной свои отношения, которые были установлены во время крещения.

Считаюсь ли я теперь некрещеным? Э‑э… Нет, наверное, я же крестился. Ты спрашиваешь, что тогда означает выражение «бог разорвал отношения»?.. Ну не знаю, я не теолог. Но я, в общем, так истолковал происшедшее, что бог недоволен мной. Может быть, я неправильное слово употребил – «разорвал». Не знаю…

 

История 20.

Шашки наголо!

 

Эту историю Александру Бушкову рассказал один дядя. История и вправду необыкновенная. Настолько необыкновенная, что ее рассказ Бушков предваряет длинным – больше страницы – рассуждением о природе необыкновенного. О том, можно ли считать истинно необыкновенным явлением чертей, русалок, колдунов и разную прочую нечисть. Что необыкновенного в нечистой силе? Про нее рассказывают уже сотни лет! Обыкновенное дело… Что необыкновенного в летающих тарелках? Просто пришельцы с других планет прилетают к нам поглазеть, поизучать… Что необыкновенного в морских змеях и лох‑несских чудищах? Это просто сохранившиеся до наших дней реликты, типа целаканта или дракона с острова Комодо.

Нет, настоящее необыкновенное должно быть действительно необыкновенно! То есть не иметь никаких объяснений. Просто вот в тупик ставит и все! Ни на что не спишешь. «Ни тени объяснения», – как пишет Бушков: «Я вам расскажу один случай, и вы, может, согласитесь…». И рассказывает.

Привожу своими словами…

Было это осенью сорок первого в нескольких десятках или даже сотнях километров на северо‑восток от Москвы. В лесу. Там на тот момент располагался временный палаточный лагерь войск НКВД. Поведавший эту историю человек командовал ротой. Две‑три недели они в лагере стояли. Без всякой задачи. Занимались обычными делами – чисткой оружия, зубрежкой уставов…

А потом все и началось. Приехал начальник с большими звездами в петлицах. Причем у рассказчика сложилось ощущение, что и звездатый начальник цели всего мероприятия не знал. А знал он только то, что положено. И положенное знание спустил вниз, проинструктировав офицеров, что им нужно делать… Еще момент – к каждому из офицеров НКВД был приставлен некий… ну, назовем его проверяющим. К каждому, повторяю, – вплоть до командира взвода. Эти проверяющие прибыли вместе со звездным начальником. И у них как раз никаких знаков различия на форме не было. Хотя одеты приставленные были в форменные кожаные плащи, бриджи, фуражки с околышем НКВД.

Параллельно к лагерю прибыли обычные армейские части. Именно не в лагерь, а к лагерю – они расположились в километре от палаток и организовали внешнее оцепление. А внутри этого армейского оцепления офицеры НКВД организовали второе, внутреннее оцепление. А рота рассказчика – третье. «Оцепление чего?» – спросите вы. А некоего пространства, опушки. Совсем пустой опушки леса.

…Итак, рота рассказчика образовала третий контур оцепления, самый интересный. Роту расположили квадратом, лицом к опушке. Оружие предварительно велели сдать – все винтовки были составлены в пирамиду вдалеке от места оцепления, командиры рядом с винтовочными пирамидами сложили свои кобуры с пистолетами. Подъехал грузовик. В его кузове лежали шашки. Не дымовые. И не тротиловые. И не те, разумеется, которые «давненько не брал я в руки!..». А холодное оружие. Лежали шашки в грузовике без ножен, аккуратно связанные пучками. Приехавшие в грузовике люди раздали солдатам и офицерам третьего оцепления эти шашки. Ком‑роты помнит даже, что шашки были блестящие, недавно заточенные, ухоженные. На клинке, который ему достался, была даже выбита дата изготовления – 1929 год.

А дальше начался форменный дурдом. Роту, построенную в каре, проинструктировали, какое положение в нужный момент должна была занять его шашка. Каждый боец должен был по команде взять клинок в правую руку, согнутую в локте. При этом клинок должен был располагаться не вертикально, параллельно телу, а с небольшим наклоном вперед. Потренировались немного. Тренировались, потому что позиция была совершенно неуставная, хотя и немного походившая на уставную позицию «шашки подвысь».

Некоторое время оцепление просто стояло по команде «вольно». Темнело. Внезапно показались две «эмки» повышенной проходимости и пять бронеавтомобилей. Оцепление разомкнулось и пропустило машины внутрь, на опушку. В центре оцепления машины остановились и погасили фары. Некоторое время прибывшие курили – в наступившей уже темноте рассказчику это было видно по красным папиросным огонькам.

И вот, наконец, поступила команда «шашки в позицию!» Рота послушно выставила шашки вверх‑вперед, как научили. После этого все и началось… Над опушкой стали вспыхивать большие зеленые огни. Они зажигались где‑то вверху, медленно опускались вниз и гасли, не долетая до земли. Несмотря на то, что огни были очень яркие, они ничего не освещали – как стояла темень, так и стояла. Зажигались огни сериями – десятка полтора вдруг загорались в вышине, медленно плыли вниз и гасли над землей. Потом снова.

Когда закончилась последняя серия, раздалось несколько звонких хлопков. Затем в воздухе внезапно появились огненные полосы, дуги и восьмерки. Не зеленые, а золотистые. Они были яркими, огромными, но тоже ничего не освещали. Затем пропали и они. А им на смену…

Им на смену с земли вдруг стала подниматься вверх тонюсенькая ниточка света пронзительно синего цвета. Это был не луч фонарика или прожектора. Рассказчик, наверное, назвал бы это лазерным лучом, если бы к тому времени были изобретены лазеры. И если бы луч лазера мог «медленно ползти». Как известно, световой луч распространяется со скоростью света. Этот же луч не встал мгновенно до самого неба, он начал именно что «постепенно расти». Вытянувшись на несколько десятков метров вверх, луч остановился, и его кончик стал разбухать огромным синим шаром. Затем раздался звук гигантской лопнувшей струны, синяя светящаяся ниточка снизу втянулась в шар, после чего шар погас.

И все кончилось… Некоторое время стояла тишина, потом с центра опушки взлетела вверх обычная зеленая ракета. Роте дали команду опустить шашки. Каре раздвинулось, машины – две эмки и пять бронеавтомобилей – уехали. Бойцы побросали шашки навалом в кузов грузовика, и он также уехал.

А на следующий день был снят весь военный лагерь в лесу. Собственно, для этого непонятного действа лагерь и был здесь разбит две недели назад. А когда действо кончилось, перестал быть нужным и лагерь. Свернулись и уехали. Рассказчик больше никогда не видел своих сослуживцев, потому что всех свидетелей этой истории… нет, не расстреляли, как вы, быть может, подумали… Просто разбросали по разным частям. По человечку. Очень быстро расформировали.

С тех пор рассказчик всю жизнь мучился невозможностью хоть как‑то объяснить происходившее тогда…

 

История 21.

Загадочный Назаров

 

Автор этих историй московский журналист Дмитрий Назаров. Предоставим ему слово.

«Один из самых необыкновенных случаев произошел со мной в подземном переходе. В общем‑то, если так рассудить, то ничего сверхъестественного не случилось. Но уж больно большой контраст был между обычной житейской суетой и…

Короче, иду я по подземному переходу. Люди туда‑сюда идут московским быстрым шагом. Цветы продают, газеты. Ларьки. Граждане что‑то покупают. У стены стоят узбекские нищие, милостыню просят. Подают им мало, все куда‑то бегут по своим делам. Я тоже спешу.

Вдруг вижу, старик‑узбек в драном халате, выцепив меня из толпы взглядом, отделяется от стены и направляется ко мне. Обычный нищий азиатский старик с акцентом и узкой бородкой. Я внутренне напрягаюсь, потому что денег давать ему не хочу, вступать в диалог тоже не испытываю желания, а тут придется останавливаться, что‑то объяснять… А он подходит, встает передо мной, преградив дорогу, и тем самым протяжным гнусавым голосом, которым они клянчат деньги, вдруг говорит:

– Как ты думаешь, можно смотреть сквозь мертвых?

Я опешил. Стою, молчу. А старик смотрит мне в глаза и говорит:

– А ты подумай над этим…

Это был потрясающий случай. Хотя, казалось бы, ну что в нем чудесного? Неожиданно конечно, но чудес никаких. Тем не менее, меня этот случай поразил больше, чем даже действительно необъяснимое. Ведь предвидение будущего – необъяснимый феномен? Такое со мной тоже было, но совершенно не удивляло.

Мне было тогда 19 лет и я, как Афанасий Никитин, отправился пешком в Индию. Ну не совсем пешком, автостопом. Встал на Каширке у МКАДа и поднял руку. Шел дождь, было туманное утро, и мне совершенно не верилось, что по Каширке можно доехать до Индии. Однако, через две недели я был в Индии. Проехал через Армению, Иран, Пакистан. В Пакистане принял мусульманство – до сих пор смешно… Но это другая история.

И вот, наконец, я в Индии. Там есть такой городок – Пуна, южнее Бомбея. Он считается священным, типа, и туда ездят просветляться и одухотворяться экзальтированные европейцы. Живут они в центре города, в приличных отелях, занимаются йогой прямо на улице. В эти кварталы местная полиция аборигенов не пускает. Грязных индийских оборванцев мудохают резиновыми дубинками, чтобы не мешали белым людям набираться вековой индийской мудрости. Но к нашей истории все это не имеет никакого отношения…

По дороге у меня, как водится, украли деньги. В общем, в Дели я оказался без гроша в кармане. И естественно, пошел в российское посольство, чтобы они отправили заблудившегося мальчика домой. А в посольстве таких, как я – куча. Все заламывают руки, плачут, просят им помочь… И только я сижу совершенно спокойный. Не кричу, руки не заламываю, а доподлинно и твердо знаю: я улечу из Индии на самолете. Не знаю как, не знаю откуда возьму деньги, но в душе у меня огромная спокойная уверенность: я улечу отсюда на самолете.

Повторяю: у меня не было ни гроша вообще. Даже если бы я решил ехать обратно автостопом и всю дорогу ничего не ел, это все равно было бы невозможно: у меня не было денег на визы, чтобы пересечь столько границ и стран. Но я сидел среди суетящихся и стонущих людей и твердо знал: я улечу.

Конечно, я улетел. И, конечно, посольство мне в этом никак не помогло. Познакомился с человеком, который просто так дал денег, на которые я купил билет… Самое странное в этой истории – моя потрясающая, совершенно необъяснимая уверенность, которая дала мне спокойствие. Нет, не так. Я не просто был уверен, что улечу. Я знал, что улечу.

…Гораздо более странная история приключилась со мной в селе Красные Всходы. Как я там оказался?.. Господи! Да я много в своей жизни где оказывался! В Красных же Всходах я очутился потому, что там проводила свой психотренинг одна известная московская психологиня. Так сказать, в отрыве от мегаполиса. Клиенты жили в тишине, гуляли по лесу и познавали себя на занятиях.

Так вот, после очередного дня занятий лежал я в избе, которую мы сняли буквально за копейки, и смотрел на потолок, на котором прыгали отсветы икеевских фонариков. Такие купленные в магазине IKEA жестяные фонарики со стеклышками и дверцей – внутрь вставляется маленькая круглая свечечка, похожая на парафиновую таблетку в жестяной облатке…

Короче, лежал я, смотрел на потолок и думал. Думал не просто поток мыслей, как обычно, а вполне конкретно: что есть жизнь? Точнее, есть ли вообще что‑нибудь на белом свете или это все иллюзия.

И вдруг с потолка мне ответил голос. Мужской баритон. Мне никогда раньше не отвечали голоса с потолка, поэтому я просто поразился… Нет, я не пил. Я, как ты знаешь, не пью, не курю и наркоту не принимаю…

Голос сказал:

– Ты знаешь, а на свете ничего нет.

Я был поражен не только самим голосом, но и его ответом! «Как же так? – спросил я его мысленно, – а вот же все вокруг! То, что вокруг меня – все это есть! Почему же „ничего не существует?..“

Голос ответил:

– А это все тени. Вот ты видишь пляшущие тени на стене. Но ты же не думаешь, что они есть на самом деле! Это просто тени.

И тогда я просил:

– А я? Я есть?

– И тебя нет, – ответил голос.

– Но… но когда я умру – что же тогда исчезнет, если меня нет?

Помолчав, голос ответил:

– Когда ты умрешь, твои внутренние тени сольются с внешними…

…Однако самый интересный случай, я считаю, произошел со мной недавно. Я развернулся через две сплошные. Меня, естественно, тут же остановили и, как обычно, начали долго и нудно склонять к противоправным действиям в виде дачи взятки в размере 500 рублей. А пока склоняли, зачем‑то решили пробить по базе данных мою скромную личность. На всякий пожарный: а вдруг я им больше «должен»? Передали в рацию мои имя, фамилию и отчество, дату рождения и стали ждать результата, продолжая «взяткоемкий» разговор. А дальше случилось невероятное. Рация вдруг ожила и прохрипела гаишникам информацию обо мне. Информация была столь необыкновенна, а реакция на нее столь парадоксальна, что я буду помнить это всю свою жизнь.

Рация сказала буквально следующее:

– Человек «девять четыре»…

Услышав эту фразу, гаишник изменился в лице и молча вернул мне документы…

С тех пор меня мучает вопрос – что такое «человек девять четыре»? И почему человеку девять четыре можно разворачиваться через две сплошные? И отчего же, если Назаров Дмитрий Николаевич 1978 года рождения – человек девять четыре, он так позорно беден? Может быть, потому, что человеку девять четыре и положено быть бедным?.. И зачем в этом мире нужен человек девять четыре?..»

 

История 22.

Рождественский парадокс

 

История Ильи Ильина из Москвы, записанная им собственноручно.

«Я закончил аспирантуру Физического факультета МГУ, а тогда, в далеком 1992 году, я был студентом и мы – несколько одногруппников – решили съездить отдохнуть к одной из наших подруг в деревню Рождество Тверской области. Деревня расположена вблизи впадения реки Граничная в реку Шлина. Точную дату вспомнить трудно, но было это в конце августа, приблизительно 2–5 августа. Дело было вечером, часов в 10 (даже, скорее, в 11) вечера. На небе были плотные тучи, из которых целый день моросил не сильный, но постоянный дождь.

Дом, в котором мы жили, стоял прямо возле реки, но огород дома не выходил к воде, а был отгорожен (зачем‑то) невысоким забором с калиткой. Я выбежал за водой и, открывая калитку, увидел боковым зрением, как что‑то блеснуло слева от меня (направление юг или юго‑запад). Я непроизвольно повернул голову влево, но ничего не увидел. Отступив на один шаг назад, я увидел очень яркую «звезду», которая висела неподвижно градусах в двадцати над горизонтом. Сначала я подумал, что это Венера, но вдруг меня осенило, что небо‑то затянуто тучами и идет дождь, и никаких других «звезд» не видно. Но самое главное, что «объект» исчезал, стоило мне сделать шаг вперед или назад! Сердце у меня забилось так, как не билось на самых ответственных экзаменах.

Я бросился звать ребят. Все мы были студентами‑физиками и подошли к изучению этого явления по возможности объективно. За полтора часа «исследований» объект не сдвинулся ни на градус, что говорило о том, что он не является астрономическим объектом, а принадлежит Земле. Высота над землей скорее всего не превышала 30–00 м, так как облачность по ощущениям была низкой.

Луч от объекта был диаметром сантиметров 50 и все время светил в одну и ту же точку. То есть он вел себя как лазерный луч, однако был белым, что не вяжется с обычными лазерами, которые, как известно, являются резонаторами для определенной частоты излучения и генерят на ней. Конечно, можно сделать лазер со смесью частот, но лазеры тем и ценны, что дают монохромное и высококогерентное излучение и просто так делать белый лазер никто не будет. Если принять, что объект был на высоте 500 м и виден под углом 15 градусов, то расстояние до него не должно было превышать 2 км. Но лесную прогулку за реку мы решили отложить до утра, так как стоило пройти немного (– метра) по направлению к объекту, луч уходил выше и выше, и приходилось подпрыгивать, чтобы увидеть объект.

Странным было и то, что луч пробивался через довольно плотную стену дождя и не создавал «ореола» рассеянного света, как это обычно бывает, если посмотреть в туман или дождь на фонарь. Внутри луча объект был очень ярким (яркость как у Венеры), но стоило сместить голову буквально на 2–0 сантиметров в любую сторону, как яркость объекта становилась равной нулю! Причем бокового отражения света от капелек тумана и дождя мы не наблюдали, сигаретный дым тоже не помог в определении точного контура луча – это могло быть, если источник не очень мощный. Но тогда как он пробился сквозь такую стену очень хорошо рассеивающего свет тумана‑дождя?

Полтора часа мы мокли и пытались придумать, как еще получить информацию об объекте. Причем если бы я захватил с собой компас, то точно пошел бы в ночи и под дождем, но сбиться с пути без компаса, не видя луча, было очень просто.

Наутро как ничего и не было. А мы до сих пор вспоминаем это странное явление (5 человек свидетелей, все с физическим образованием). Единственно, что сейчас приходит в голову для объяснения возможной слабости источника, так это то, что объект, может, находился совсем рядом (метрах в 3–0)…»

 

История 23.

Звуки смерти

 

Девушка Мария семнадцати лет из Эстонии делится своими страхами:

– Время от времени у нас в квартире начинает что‑то «тикать». Причем тикает все время в одном и том же углу. Тиканье очень странное, оно то громче, то тише, периодически меняется его тональность и частота. Тиканье продолжается обычно несколько дней. Я не могу найти этому объяснения…

…И хорошо, что девушка не знает старинного названия этого явления – «часы смерти». Издавна считалось, что если в доме заведутся такие «часики», значит, скоро в нем кто‑то умрет: часы отсчитывают последние дни жизни одного из обитателей.

Даже если не верить в приметы и не знать жуткого названия этого явления, оно может нагнать страху. Тиканье слышит не один человек, то есть это не глюк какой‑нибудь, а нечто вполне реальное.

 

История 24.

Стук в ночи

 

Владимир Н. из Москвы:

– Это было в моей квартире в Киеве, в первых числах ноября 1988 года. Я тогда забрал жену из роддома с нашим первенцем‑дочерью. У изголовья моей кровати была бельевая тумба, но когда приехала жена, я развернул кровать так, чтобы тумба оказалась у ног. На нее мы стали складывать детские принадлежности.

Знаю точно, что в тумбе все заполнено вещами так, что и пальца не просунешь. Но однажды в первой половине ночи, когда я только начал дремать, раздался негромкий стук. Ощущение было такое, что стук раздался из тумбы. Стук необычный, а какой‑то настораживающий. Я знал, что в тумбе не было ничего такого, что могло бы стучать.

Немного подождав, я опять задремал, и вдруг опять раздался тот же негромкий стук. Жене, которая лежала рядом, стало не по себе, и она попросила посмотреть в тумбу, хотя и сама понимала, что там ничего не может быть постороннего. Я поворчал для виду, но выполнил просьбу, потому что самому было интересно. Результат, сами понимаете, – нулевой. Опять легли спать. И когда я снова начал дремать, опять раздался этот стук, на сей раз от балконной двери, а это в другой стороне комнаты. Стук стал более громким и настойчивым, в тот момент мне почему‑то захотелось назвать его «стук‑предупреждение». Не спи, не спи!.. Тут, честно говоря, уже и мне стало не по себе. Не знаю почему, но у меня сложилось впечатление, что это «одних рук дело», оба эти стука. Я встал, осмотрел и балконную дверь, и за занавесью все осмотрел… Ничего. Было жутковато. Мы долго не могли уснуть после этого.

А через день жена и ребенок заболели и попали в больницу. Болезнь была тяжелая, просвета никакого не было полгода… Теперь я думаю, что это могло быть? В «барабашек» не особо верю. Но предупредить меня предупредили…

 

История 25.

Две луны

 

Анатолий Столяров, корреспондент газеты «Челябинский рабочий»:

– Эта загадочная, ничем не объяснимая история произошла с нами во время утиной охоты на казахстанском озере Улькун‑Бурли (сто километров южнее Троицка). Стояла теплая середина сентября, когда еще камышовые джунгли темно‑зелены и свежи, а местные утиные стаи многочисленны и неразбиты. Охота была легкая, азартная, и мы до самой темноты засиживались в скрадках.

В этот вечер я встал на большом плесе особенно удачно, стрелял ловко, слева и справа слышал одобрительные реплики друзей, птицы падали на виду, легкий ветерок подгонял их прямо к моему скрадку.

Когда над озером оплавилась луна, и с печальными басовитыми криками залетали выпи, мы выбрались из камышей и поплыли к стану. Тихая бархатная ночь, по‑южному яркие россыпи звезд, мирный неторопливый гомон засыпающего на берегу большого села Бурли.

Мы чуть поплутали в лабиринте камышовых проходов, но яркий огонь костра, разожженного на становище моим другом Володей, еще до темноты выплывшим на берег, помог найти верный путь. Андрей, Шура и я вытянули лодки на песок, взяли ружья и связки дичи, пошли к огню.

– Ой, мужики! – вдруг ахнул за спиной Шура. – Смотрите, диво‑то какое!

Мы обернулись и… оторопели. В небе над конусной крышей далекой сельской водонапорной башни стояли две здоровенные и совершенно одинаковые луны. Впрочем, нет… Вон та, что правее, особенно желта, а по ее диску в броуновском движении помаргивают искорки – точь‑в‑точь огоньки электрической сварки.

«Желтая» луна стала раздуваться, «огоньки сварки» побежали быстрее, диск сделался мертвенно‑белым, распух до невероятных размеров: его верхний край ушел в зенит, нижний лег на линию горизонта. Было что‑то совершенно дикое, фантасмагорическое в этом зрелище. Сзади, над обмершим селом, в полнеба стоял день, впереди также в полнеба зловеще ворочалась ночь, и свет не мешался с тьмою.

– Что это? – подавленно сказал Андрей. – Не ударить ли нам дуплетом по этим крутящимся огням? У меня и картечь для этого найдется…

– А может, это война? – сказал Шура. – Грохнули где‑нибудь над Челябинском водородную бомбу…

– А может, обыкновенный запуск ракеты?

Я возразил: не раз видел ночные запуски баллистических ракет, они не обращали ночь в день.

Над степью, над озером, над селом воцарилась абсолютная тишина, и лишь наши тихие голоса звучали одиноко и чуждо в этом омертвелом черно‑белом мире, не имеющем теней.

Не знаю, сколько времени длилось это фантастическое действо. Но только гигантская луна начала помалу меркнуть, сжиматься, «сварочные огоньки» стали гаснуть. А когда над конусом далекой водонапорной башни вновь засияла одна луна, все село вдруг ожило: разом заревели коровы, загомонили гуси и куры. В озере поднялись на крыло, истошно закричали утиные стаи.

Мы так и не смогли сомкнуть глаз в эту ночь, тревога и ощущение невероятного безжалостно кромсали души. Село тоже лихорадили бессонные звуки. А утром мы, не сговариваясь, высушили лодки, уложились и, так и не оправившись до конца от пережитого, выехали домой.

 

История 26.

Бойцы невидимого фронта

 

Из того, что история военная, вы уже должны догадаться, что рассказали ее доблестному писателю Бушкову героические фронтовики…

…Сорок первый год. Выходили из окружения. Сбились в один отрядик солдаты из разных частей и по лесам, по лесам упорно шли на восток – спасались от немецких концлагерей, к нашим поспешали.

Кругом немцы, а эти семеро идут и идут себе чащобами, стараясь держаться подальше от дорог… Но однажды попали ребята в мышеловку. Вышли из редколесья прямо к полю. Впереди, за полем – опять лес спасительный шумит. Но чтобы до него добраться, по этому самому полю нужно пройти. Поле пересекает речка небольшая. Через нее мостик перекинут деревянненький. А у мостика – патруль немецкий. На двух мотоциклах с колясками. На колясках, как водится, пулеметы. Возле – пять человек с автоматами…

Идти нельзя!

Но и не идти через поле, ждать ночи тоже нельзя: сзади по редколесью уже откровенно тарахтят мотоциклы надвигающихся немцев. Еще немного – и обнаружат безоружных бойцов. И вместо радушного советского концлагеря отправят в чужой, насквозь враждебный.

И вот тут один боец говорит: «Прорвемся! Я сейчас первым пойду, а вы за мной. Они нас не заметят. Я им глаза отведу». А сам отломил ветку, разломал ее на пять палочек по числу немцев, воткнул палочки в землю, выровнял и начал что‑то шептать. Напряженно так шептал, у него даже лицо изменилось.

А потом вдруг встал и сказал: «Пошли!»

И они пошли. Впереди этот мужичок, сзади все остальные. Шли по лугу в полный рост прямо на немцев. Первым мужик тот шел. Он подходил к немцам все ближе и ближе, а те мирно беседовали друг с другом и в упор не замечали приближающегося бойца Красной армии.

Так и прошли мимо патруля по мостику и дальше – в лес. И там уже чесанули… Причем, совсем рядом с немцами прошли. Блеск немецких глаз видели, запах пота чуяли. А немцы, продолжая болтать на своем гортанном языке, проходящую мимо них восьмерку перепуганных красноармейцев не увидели. Глаза им колдун отвел…

 

История 27.

Предсказатель

 

Великий механик Нурбей Гулиа, доктор технических наук, профессор, завкафедрой деталей машин Московского технического университета рассказал мне эту историю…

Нурбей Владимирович строгий ученый и знает, что законы физики нарушаться никак не должны. Он не верит в НЛО, сглазы и порчи. Но, будто в насмешку, жизнь несколько раз сталкивала его с явлениями парадоксальными и совершенно необъяснимыми. Причем, главной фигурой этих явлений выступал он сам.

Гулиа – человек эмоциональный и вспыльчивый. И иногда, в моменты высочайшего психического напряжения, с ним вдруг приключается странное состояние – кружится голова, стихают окружающие звуки, время будто останавливается, делается как‑то сумеречно вокруг, но главное, Гулиа начинает видеть окружающих и самого себя со стороны. В первый раз это случилось, когда молодой ученый еще работал в Тбилиси. Между ним и его начальником Ираклием возник публичный скандал. Начальник Гулию не любил, все время издевался над молодым парнем. А тут еще пригрозил выгнать с работы, которой Нурбей Владимирович отдал много сил и времени. Дальнейшее Гулиа видел уже со стороны. Его тело перешло на «ты» с начальником и совершенно чужим бесстрастным голосом сказало:

– Тебя самого в этом же году с позором выгонят с работы!

– Меня выгонят, я шофером устроюсь! А ты, одноглазый, и этого не сможешь, – крикнул начальник (правый глаз у Гулии очень плохо видит).

– У тебя самого скоро глаза не будет, – сказало тело Гулии.

В этот момент странное состояние прошло, сотрудники растащили ссорящихся, Гулиа на следующий день бросил заявление об уходе и уехал в Тольятти на строительство ВАЗа. Это все случилось в конце ноября.

А в начале следующего года к Гулии из Тбилиси приехала толпа мрачных грузин. Вежливо поздоровавшись, они попросили Гулию простить ради бога их неразумного друга Ираклия и снять проклятие. Выяснилось, что согласно пророчеству («в этом же году!»), 30 декабря начальник был действительно с шумом уволен по статье. А еще через несколько дней ему в пьяной драке выбили правый глаз. Гулиа был поражен и, естественно, сказал, что больше зла на него не держит…

Прошло 10 лет. Все подзабылось. Гулиа уже жил в Москве. Назавтра должен был состояться важный для него ученый совет института. А накануне вечером Гулиа случайно встретился со своими сотрудниками возле памятника Грибоедову. И, потрясенный, узнал от них о предательстве: его хороший знакомый на завтрашнем ученом совете готовил для Гулии смертельный удар. Снова померк мир, Гулиа отлетел от собственного тела и откуда‑то с высоты грибоедовского пьедестала услышал внизу чужой голос, исходящий из его тела:

– Не успеет! Сегодня же вечером он разобьется на машине!

На следующий день Гулиа немного опоздал на работу (забегал в магазин за полушубком для жены). Его встретили сотрудники со странными лицами. Вчера поздно вечером тот человек разбился в автокатастрофе. Причем погиб не он один. С перепугу Гулиа чуть не лишился голоса, сразу вспомнив события десятилетней давности…

Прошло еще 10 лет. Однажды в квартире профессора раздался звонок. Позвонил его лучший друг и рассказал, что один их общий знакомый, молодой, но очень влиятельный чиновник подсунул другу такую свинью, что его дальнейшее пребывание в СССР становится небезопасным, придется эмигрировать в США. Это означало разлуку навсегда, ибо в те времена возврата назад не было. Гулиа лишался одного из самых близких людей. Он в бешенстве грохнул кулаком по столу и крикнул:

– Да чтоб он сдох, собака!

В этот момент опять наступило состояние тишины, полутьмы и безвременья, и Гулиа, как потом рассказывал его друг, «электронным голосом» добавил:

– …от апоплексического удара!..

Никогда раньше в своей жизни Нурбей Владимирович этот архаичный термин не произносил и даже точно не знал, что он обозначает. А в понедельник утром узнал: молодой чиновник умер от тяжелого инсульта…

Между прочим, роковой срок в 10 лет только что миновал, и я теперь даже боюсь общаться с Гулией: вдруг рассердишь его невзначай? Или книга эта ему не понравится…

Спаси и сохрани!

 

История 28.

Телепортация профессора

 

Эта история также приключилась с профессором Гулиа в восьмидесятых годах прошлого века. Жил тогда профессор на Таганке, а любовница его – в Крылатском. И поехал профессор к ней встречать Новый год, будучи изрядно подшофе. Случилось так, что Гулиа со своей дамой поссорился. Дама ударила профессора веником и стала его выгонять. И тогда, чтобы не уходить, профессор надел шубу и прямо в одежде залез в наполовину наполненную ванну. Расчет его был прост: в тридцатиградусный мороз дама не выгонит мокрого человека на улицу. Потому что в тридцатиградусный мороз мокрый и пьяный человек замерзнет и умрет.

Но Гулиа недооценил женского жестокосердия. Дама профессора таки выгнала! За 15 минут до Нового года! Без гроша в кармане! Далеко от метро! На совершенно пустую, ввиду Нового года, улицу.

Мороз прихватил мокрую шубу, профессор сел на скамейку и забылся…

Очнулся он, лежа на полу, на половичке в коридоре своей квартиры на Таганке. С шубы стекала на пол теплая вода, а радио передавало бой курантов – Новый год! Едва сбросив мокрую шубу, профессор подошел к телефону и набрал номер квартиры в Крылатском. Позвонил выгнавшей его любовнице. Она подняла трубку.

Выяснилось, что, выгнав мокрого профессора на мороз, женщина сообразила, чем это может закончиться, накинула что‑то и побежала во двор искать умирающего гения российской механики, чтобы втащить его обратно в тепло. Обежав дом и осмотрев все лавочки и телефонные будки, женщина Гулию не нашла и прибежала домой, рассудив, что профессор, наверное, уже вернулся к ней в квартиру, пока она тут бегала. И как раз раздался его звонок.

– Ты где? – встревоженно спросила женщина.

– Дома, на Таганке, – ответил гений.

– Врешь! – закричала женщина. – Из будки звонишь! Но я осмотрела все телефонные будки в округе!

– Не веришь – перезвони мне домой, – ответил пьяненький профессор.

Женщина перезвонила и убедилась. Она была поражена.

– Да я и сам не могу объяснить себе этой телепортации, – ломает голову Нурбей Владимирович. – Из Крылатского добраться до Таганки за 1–5 минут (а еще нужно подняться к себе и открыть дверь) можно только на вертолете! Как я оказался дома? Вода с меня стекала еще теплая!.. После этого я вспомнил, что такой случай со мной однажды уже был!

Действительно, случай был. И тоже по пьяни. Тогда профессор не придал случившемуся особого значения.

…Моторка, на которой плыл Гулиа с еще одним парнем, налетела на топляк. Винт срезало, и неуправляемую лодку прибило к волжскому острову. Хозяин лодки решил спуститься на ней вниз по течению, чтобы отремонтироваться и потом вернуться за профессором. А профессор остался ждать на острове.

Лагерь профессора, где он с компанией отдыхал, находился на противоположном берегу – аккурат напротив острова. Но доплыть нечего было и думать!.. Волга в тех местах очень широка. Да еще вода холодная. А профессор был, как водится, выпивши. По этим трем обстоятельствам он решил не рисковать, пытаясь добраться до лагеря вплавь. Тем более, что проплыть пришлось бы не два километра по прямой, а, с учетом течения, которое неминуемо снесло бы плывущего человека, много больше.

Меж тем время шло, темнело. Гулиа стал замерзать. А дальше – провал в памяти.

Очнулся он, лежа на берегу. Прямо у лагеря.

– Тогда я подумал: чего по пьяни не сделаешь! Но после случая в Москве на Новый год задумался…

 

История 28‑а.

Детство героя

 

Вы будете смеяться, но это опять история про Гулиа. Удивительный человек! Любимчик бога. Такие люди и есть главная ценность на нашей планете… Но к делу. По моей просьбе Гулиа начал писать мемуары – подробный рассказ о своей потрясающей, наполненной самыми невероятными событиями жизни. Один эпизод из его воспоминаний я здесь и приведу…

«Оказывается, я помню себя и мир вокруг меня еще до моего рождения. Лев Толстой был уникален тем, что помнил свое рождение, этим мало кто другой мог похвастать. Я рождения своего не помню, но мне потом об этом много раз рассказывали. Однако оказалось, что я помнил событие, произошедшее в городе Тбилиси, где мы жили, летом – в июле или августе 1939 года, хотя я родился на несколько месяцев позже – 6 октября 1939 года. А дело было так.

Как‑то лет в пять, только проснувшись утром, я вдруг спросил у мамы: – А где находится кино «Аполло»?

Мама удивленно посмотрела на меня и ответила, что так назывался кинотеатр «Октябрь», что на Плехановском проспекте, это ближайший к нашему дому кинотеатр. Но так он назывался еще до войны.

– А помнишь, мама, кино, где человек застрял в машине, и его кормили через вареную курицу, как через воронку? Наливали, кажется, суп или вино. Было очень смешно… Это мы видели в кино «Аполло».

Мама ответила, что это мои фантазии, потому что, во‑первых, я никогда в кинотеатре «Аполло», или «Октябре» по‑новому, не был (меня водили иногда только в детский кинотеатр, тоже поблизости), а во‑вторых, это я рассказываю о фильме Чарли Чаплина, который могли показывать только до войны.

Я, не обращая внимания на слова мамы, продолжал:

– Вдруг кино прекратилось, раздался свист, крики, и зажегся свет. Все стали смеяться, потому что мужчины сидели совсем голые, без рубашек и маек. Было очень жарко и они разделись… Ты сидела в белой шелковой кофте… С одной стороны от тебя сидел папа, а с другой – дядя Хорен… оба были без маек и хохотали…

Мама с ужасом посмотрела на меня и спросила:

– А где же сидел ты? Если ты видел это все, то где же был ты сам?

– Не знаю, подумав немного, ответил я, – я видел вас спереди. Вы сидели на балконе в первом ряду. Может, я стоял у барьера и смотрел на вас?

Мама замотала головой и испуганно заговорила:

– Да, действительно, такой случай был, я помню его. Но это было до твоего рождения, летом 1939 года. Отец ушел в армию в начале 1940 года, и ты его не мог видеть в кинотеатре. Я бы не понесла младенца в кинотеатр, да и была уже зима, и никто не стал бы раздеваться от жары. А я точно помню, что была беременной, и твой отец повел меня в кино на Чарли Чаплина. А был ли там дядя Хорен, я не помню. Но сидели мы точно на балконе в первом ряду. Но как ты мог знать о балконе в кинотеатре «Октябрь» и о барьере на нем, если ты там не был?

И, желая проверить меня, мама спросила:

– А как выглядел дядя Хорен, ведь ты его никогда не видел? Отца ты хоть по фотографиям можешь помнить, а дядю Хорена – нет.

– Дядя Хорен был очень худым, у него были короткие седые волосы, а на груди что‑то нарисовано чернилами.

Мама от испуга аж привстала:

– Да, Хорен был именно таким, а на груди у него была наколка в виде большого орла… Нурик, ты меня пугаешь, этого быть не может. Наверное кто‑то рассказал тебе об этом случае… – пыталась спасти положение мама.

– Ты мне рассказывала об этом?

– Нет, зачем бы я стала тебе это рассказывать? Да я и не помню, был ли Хорен там. С другой стороны, ни отец, ни Хорен тебе не могли этого рассказать, так как они ушли на войну. А про наколку Хорена – особенно! – и мама чуть не плача, добавила:

– Нурик, перестань об этом говорить, мне страшно…

Я замолчал и больше не возвращался к этой теме. И мама тоже…»

 

История 28‑б.

Детство героя – 2

 

Привожу еще один кусочек из мемуаров Гулиа…

«…И решили с осени меня отдать в детский сад в старшую группу. Как назло все русские группы были заняты, и меня определили в грузинскую. Но я ни одного слова по‑грузински не знал! Ерунда, решила мама, научишься! Знаешь русский, будешь знать и грузинский!

И вот тут я на себе узнал, что такое «детская ксенофобия», да еще кавказская! Сперва дети стали присматриваться ко мне: ни слова ни с кем не говорит – немой, что ли? Сидит или стоит на месте, ни с кем не играет… Попробовали толкнуть меня – адекватного ответа не было: я обещал маме не драться. Так и сидел на скамейке целый день или стоял у решетчатого забора, за которым находилась территория русской группы.

Постепенно злоба детей к чужаку все нарастала. Мне стали подбрасывать в кашу тараканов, дождевых червей. Выливали суп, а иногда и писали на мой табурет за столом. Потом уже стали откровенно бить – пощечинами по лицу, плевали в лицо, не стесняясь. Я видел глаза детей, делавших это, и до сих пор боюсь темных глаз, темных волос и лиц…

Я был загнан в угол окончательно. Однажды я стоял, прислонившись к решетчатому забору, смотрел на бегающих русских ребят и плакал. Вдруг ко мне с той стороны забора подошел крупный светловолосый парень и спросил:

– Ты чего плачешь, пацан, обижают, что ли?

Я кивнул и быстро, глотая слова, чтобы успеть высказаться, рассказал парню, что я не знаю грузинский, что меня из‑за этого бьют, что я не могу больше здесь находиться.

– Погоди немного, – сказал парень и убежал. Через минуту он был уже на территории грузинской группы, подошел ко мне, взял за руку и повел по двору. Вокруг столпились мои обидчики и, как зверьки, с любопытством смотрели, что будет.

– Я – Коля, вы меня знаете. Это – он указал на меня – мой друг. Я набью морду любому, кто его обидит! Понятно или сказать по‑грузински?

Дети закивали, как болванчики, злобно глядя на меня. Я был восхищен речью шестилетнего Коли, но понял, что завтра мне придет конец… Когда мама вела меня домой, я срывающимся голосом попросил:

– Мама, не отправляй меня больше в этот детский сад, я не буду мешать дома, не буду спускаться во двор и даже ходить по комнатам. Я буду неподвижно сидеть на стуле, чтобы не мешать, только не отправляй меня сюда больше!

Но мама назвала все это глупостями, сказала, чтобы я поскорее подружился с ребятами и выучился говорить по‑грузински. Что‑то оборвалось у меня в душе, положение было безвыходное. И вдруг я почувствовал какой‑то переход в другую бытность, я стал видеть все как‑то со стороны. Вот идет женщина и ведет за руку сутулого печального ребенка – это я. Солнце перестало ярко светить, все стало серым и бесшумным, как бы неживым. Я почувствовал, что наступило время какого‑то решения, это время может тут же закончиться, нужно спешить. И я твердо сказал про себя совершенно чужими словами: «Этот вертеп должен сегодня сгореть!». Тут опять засияло солнце, я оказался на своем месте – за руку с мамой, она что‑то говорила мне, но я не слушал. Я распрямился, мне стало легко, и я не думал больше о проклятом детском саде. Мне потом мама сказала, что я весь вечер вел себя спокойно и тихо улыбался.

Утром я не просил, как обычно, оставить меня дома; спокойно собрался, и мама повела меня за руку куда надо. Приближаясь к двухэтажному деревянному зданию детского сада, я даже не смотрел в его сторону, а улыбался про себя. Вдруг мама неожиданно остановилась и испуганно вскрикнула:

– Сгорел!

Я поднял глаза и увидел то, что уже представлял себе и лелеял в воображении. Мокрые обгоревшие бревна, раскиданные по двору. Печь с высокой трубой, стоящая одиноким памятником пепелищу. Невысокая лестница в никуда… Отдельные люди, медленно бродившие по углям.

– Сгорел, – повторила мама, – что же теперь делать?

– Сгорел вертеп проклятый! – чужим голосом, улыбаясь, вымолвил я. Мама с ужасом посмотрела на меня и даже отпустила руку:

– Откуда ты такие слова знаешь: «вертеп»? Что это такое, где ты слышал это слово?..»

Вот такой непростой человек этот Гулиа.

 

 

История 29.

Огонек наносит ответный удар

 

Рассказывает Борис М., Москва:

– Это произошло летом 1975 года, подробности, правда, уже забылись… В конце августа мы с двумя товарищами поехали на рыбалку, на водохранилище (Волга). Нашли хороший заливчик, расположились. К вечеру пошел клев и продолжался почти до захода солнца. Когда стемнело, на другой стороне залива (метров 700), почти у воды, на фоне темного леса, появился огонек оранжевого цвета. Сначала он мигал с интервалом в 2 секунды, потом горел минуты три и погас. Мы решили ответить, у нас были фонарики. Сидели мы друг от друга метрах в пяти, я справа. Средний парень достал фонарик (были они у нас такие длинные алюминиевые), вытянул руку и начал мигать в ответ.

И тут огонек вспыхнул оранжевым светом. Потом стал медленно как бы раскаляться, а когда его свет стал ярко малиновым, появился луч, направленный в нашу сторону. А потом – воздушный удар и темнота…

Когда очухались, увидели, что мы все проехали на заднице метра три от того места, где сидели. А у светившего в трясущейся руке был оплавившийся фонарик. Там, где трубка фонарика была зажата рукой, все цело, а остальное расплавлено, словно автогеном.

Мы тут же снялись с этого места и глубокой ночью уже были в Москве.

И почему‑то долго об этой истории никому не рассказывали, да и при встрече почему‑то не вспоминали.

 

История 30.

И снова вещие сны…

 

Автор этой истории – уже знакомая нам бывшая ученая Наталья Бехтерева.

В жизни Натальи Бехтеревой было несколько сновидений, которые оказались пророческими. Причем одно из них совпало вплоть до деталей – сон о смерти матери… О ту пору мама Бехтеревой отдыхала на юге. Она была в прекрасном здравии. Причем незадолго до описанного сна Наталья Бехтерева получила от мамы бодрое письмо. В общем, ничто не предвещало грозы.

И вот как‑то днем Наталья Бехтерева прилегла поспать и увидела сон. К ней во сне пришел почтальон и принес телеграмму, в которой сообщалось, что мама умерла. Бехтерева во сне же поехала на похороны, встретилась в том селе, где мама умерла, с разными людьми (причем людей этих Бехтерева раньше не видела, но почему‑то называла по имени‑отчеству). Во сне Бехтерева искала сельсовет, чтобы там уладить дела с похоронными документами. Любопытно, что слово «сельсовет» уже ушло из нашего лексикона, а тут, во сне вдруг всплыло…

И что же вы думаете?!.. Через десять дней мама Бехтеревой умерла. И Бехтерева поехала в то самое село, искала там сельсовет, говорила с людьми, с которыми говорила во сне.

Никаких материалистических объяснений этой истории у Бехтеревой нет.

 

История 31.

Хрустальный шар

 

Никас Сафронов, художник:

– Когда я рисовал портрет Лужкова, на заднем плане изобразил храм Христа Спасителя, потому что Лужков восстановил этот разрушенный большевиками храм. Меня потом упрекали за этот прямолинейный ход, но я думаю, что все нарисовал правильно… И, в общем‑то, портрет был практически готов. Но мне все время казалось, что чего‑то в нем не хватает для полноты композиции, буквально какой‑то одной детали. Долго мучился, а потом взял и почему‑то нарисовал рядом с Лужковым хрустальный шар. Вот неожиданно в голову пришло. И сразу все встало на свои места.

А когда дарил портрет Лужкову, тот очень удивился и спросил, почему это я решил рядом с ним нарисовать шар? Я начал чего‑то путано объяснять, а он молча прошел к шкафу, открыл его, и я увидел… целую коллекцию стеклянных и хрустальных шаров. Лужков, оказывается, коллекционирует стеклянные шары!..

Со мной часто бывают такие странности…

 

История 32.

Другая реальность

 

Историю эту мне рассказал человек, имя которого я по некоторым причинам назову чуть позже – в следующей части книги. А пока скажу лишь, что рассказчик лично занимался расследованием одной загадочной трагедии. Сам прошел весь путь, который прошли погибшие. Впрочем, по порядку…

Случилось это в 1998 году в Мурманской области. Местность – гористая тайга. После выпускного бала четверо парней – жители райцентра Ловозеро, закончившие школу – решили отпраздновать это событие походом. И не вернулись, как вы уже поняли. Все четверо были местными, округу знали хорошо, походники опытные. А вот поди ж ты…

Первую страшную находку сделал сторож рудника редкоземельных металлов, расположенного неподалеку от поселка Ревда. На руднике постоянно дежурит кто‑то, сторожит оборудование. И вот однажды утром, делая обход, охранник увидел, что неподалеку лежит человек. Это был один из тех парней, которые несколько дней назад ушли в поход живые и веселые. По следам было видно, что он бежал и не добежал всего сотню метров до сторожки. На лице мертвеца, как водится, застыла гримаса ужаса…

Конечно, вызвали милицию. Признаков насильственной смерти на умершем не было. Забегая вперед, скажем, что не было их и на других трупах. Поэтому, чтобы закрыть дело, в качестве причины смерти доблестные милиционеры написали анекдотичное «переохлаждение». Дело было в конце июня – начале июля. Ясный перец, под Мурманском лето совсем не такое, как в Сочи, но чтобы в середине лета замерзли насмерть четыре местных жителя, для которых этот поход был не первым и даже не десятым… А вот поди ж ты, по мнению нашей доблестной милиции, замерзли! Прямо на бегу. Причем, все – с гримасами страха на лице. Хотя известно, что замерзающий человек умирает с лицом совершенно умиротворенным. В последние секунды жизни ему тепло и комфортно.

Никакие иные обстоятельства дела после подобного милицейского «диагноза» просто не рассматривались. Например, отчего это все пострадавшие вдруг среди ночи рванули из своей палатки?.. Ведь их нашли на тропе, ведущей от палатки к Ревде.

То есть: пришли, разбили в ельнике палатку метрах в ста от Сейд‑озера… Сейды, кстати, – это небольшие остроконечные ритуальные пирамидки из камней – все, что осталось от живших здесь когда‑то язычников. От сеидов и название озера произошло. По старым легендам саамов, Сейдозеро разделяет мир живых и мир мертвых, но это так, к слову… В эти легенды уже давно никто не верит.

Так вот, пришли, поставили палатку, костерок развели. А потом случилось что‑то, что заставило их бросить палатку, спальники, огонь. Что‑то такое, что испугало до безумия. Собственно, страх‑то их и убил. Два трупа нашли до перевала, один – на перевале, и последний – за перевалом, у сторожки рудника.

Надо ли говорить, что родственники погибших были недовольны милицейским «расследованием»? Им было ясно, что милиция просто замяла дело. Но и письма с протестами в прокуратуру они не писали, потому что в Ловозере знали, кто виновен в смерти ребят. И за что их убили. Родственники понимали, что убийцу никто искать не будет. Потому что реальность жителей поселка Ловозеро настолько не стыковалась с миропониманием современной цивилизации – с ее милициями, прокуратурами и академиями наук, – что даже глупая версия про то, как четверо опытных местных походников на бегу «замерзли» в середине лета, была гораздо правдоподобнее ловозерской правды.

А правда состояла в том, что двое из погибших парней были сыновьями охотников. Тех самых охотников, которые за месяц до этого чуть не убили «хозяина»…

Если для москвича реальность – это метро, канализационные трубы, проспекты, Кремль, в котором сидит Путин, то для ловозерца реальность – озера, лодки, рыба, зверь пушной, тайга, в которой сидит «хозяин». Причем, этот «хозяин» для ловозерца не меньшая реальность, чем для москвича Путин. Больше того, «хозяина» тайги видел живьем гораздо больший процент ловозерцев, чем процент москвичей, видевших живого Путина.

Для всякого приезжего с «большой земли» «хозяин» – легенда, былинка типа сказки о Бабе Яге или саамской легенды о Сейдозере. Но только если этот приезжий не остановится в поселке надолго. А уж если останется здесь жить, с ним может случиться история, подобная той, что произошла с директрисой местного музея. Она всю жизнь прожила в больших городах, там же и высшее образование получила. А потом судьба занесла женщину на ПМЖ в Ловозеро, где она стала директором краеведческого музея. Хороший, кстати, музей – посвященный саамам. В него даже из‑за рубежа приезжают скандинавские туристы…

Как всякий человек с высшим образованием, воспитанный городом, к местным сказаниям про «хозяина» директор музея относилась скептически. А потом с ней случилось то, что случилось… Женщина поехала с семьей «на пикник». Это был пережиток городской жизни, если откровенно. Тот, кто живет в Ловозере, никогда не поедет «на природу». Здесь и так живут на природе, вышел за околицу – тайга бескрайняя. Тут никому в голову не придет пойти поесть‑попить на лужок. Какой смысл? Кушать дома надо, за столом. Для ловозерца разложить одеялко на поляне и начать употреблять на нем пищу – все равно, что для москвича сесть на мостовую и начать кушать… Директриса тем не менее поехала – «столичность» из нее еще не выветрилась.

Едва ее домочадцы успели расположиться на травке в безлюдной местности, как сначала услышали, а потом и увидели «хозяина». Он пытался выгнать незваных гостей со своей территории, бегая в некотором отдалении и со страшной силой молотя палкой по стволам деревьев.

– Еще неделю назад я была скептиком, – признавалась директриса. – Как этнограф я собирала местные былички – в том числе и о «хозяине». Но про себя посмеивалась. А тут сама его увидела! И не одна – вся моя семья видела. Удары дубиной о стволы были такие, что сосны гудели, как телеграфные столбы. Мы быстренько собрались и уехали с этого места. Мы были в шоке…

Экспедиционер, расследовавший случай странной гибели четырех подростков, говорил тогда со многими ловозерцами. И один из них по имени Сергей рассказал следующую историю. Поехал он на лодке… тут надо сказать, для ловозерца лодка – что для москвича машина. К поселку Ловозеро подходит всего одна дорога, зато окружает его целая сеть озер, речек, речушек, проток… Неделями можно путешествовать по воде, лишь бы бензина для мотора хватило. Вот такие у нас севера. В этих условиях дорожную сеть тянуть совершенно невыгодно, нужно развивать малую и сверхмалую авиацию с возможностью посадки на воду, потому что водное зеркало в качестве посадочной площадки тут всегда найти можно. Впрочем, не будем отвлекаться…

Короче, поехал Сергей на своей лодке куда‑то в тайгу, по делам. Для нас фраза «в тайгу по делам» звучит смешно, а для тамошних жителей – естественно. Причалил, расположился, стал рубить дерево. И вдруг кто‑то ему руку на плечо положил.

Он оборачивается и видит… волосатые сиськи. Подымает голову и встречается глазами с огромной голой заросшей волосами женщиной… В себя мужик пришел только в лодке на середине озера. Как он оказался в лодке, как догреб до середины – не помнит.

Опамятовавшись, стал размышлять. Ну, баба. Ну, страшная. Но почему он так испугался? Аж себя не помнил. И про мотор забыл!.. Запустив мотор, Сергей направил лодку домой и через час был в Ловозере. А пока плыл, все думал: почему испугался? Ничего плохого она ему не сделала, только руку на плечо положила. Короче, пока доплыл, принял решение – побежал домой за фотоаппаратом, схватил его и бегом обратно к лодке. Завел мотор и опять целый час плыл к тому месту, откуда так поспешно ретировался.

Подплывая, Сергей заранее заглушил мотор, чтобы звуком не спугнуть диковинку, осторожно причалил и пошел к тому месту, где видел волосатую женщину, держа наготове фотоаппарат. Оборачивался на каждый шорох, но бабы не нашел. И решил, что за два с лишним часа, пока он отсутствовал, баба ушла к себе в лес. Чего ей, в самом деле, его дожидаться? И опять он стал себя мысленно бранить за дикий испуг, за то, что не сумел подробнее эту женщину рассмотреть, за то, что сразу не догадался взять с собой фотоаппарат…

В этот момент он повернулся к лодке и… нос к носу столкнулся с ней. Вы думаете, он снял с плеча камеру и сфотографировал ее? Опять вышло то же самое! Страх от второй встречи был точно таким же, как от первой – мужик пришел в себя только в центре озера, гребя веслами. Хотя на этот раз он был морально готов к встрече. Третью попытку Сергей решил не делать…

В этом страхе и крылась, как полагает рассказчик, разгадка смерти подростков. Дело в том, что ровно за месяц до странной гибели четырех молодых людей местные охотники в очередной раз пошли на охоту. Среди них были отцы двух погибших парней. Охота для ловозерцев занятие привычное. Кроме той охоты. Потому что на этот раз они решили поохотиться на «хозяина». Трудно сказать, отчего им эта мысль в голову пришла…

«Хозяин» – не медведь, в одиночку против него идти страшно. В Ловозере среди охотников ходит рассказ о том, как кто‑то из них увидел в тайге насаженного на толстый сук медведя. Кто, кроме «хозяина», мог это сделать – взять медведя и на сук, как бабочку насадить? Никто. Значит, сильный очень «хозяин». Значит, группой на него нужно охотиться.

В общем, пошли на дело большой группой, предварительно приняв для храбрости. План был такой: часть охотников загоняет «дичь» – шумит, кричит, а другая часть в засаде сидит. Загоняли в горную горловину, как в воронку. Там слева и справа сходятся скалы. А между скалами в узком месте – засада. Ее не минуешь никак… Много мимо засадных охотников зверья разного прошло. Но ни в кого они не стреляли, ждали главного зверя. И он вышел.

Никто не выстрелил.

Как готовились, как все организовали чудесно, собрались, засели, ждали… И никто не выстрелил! Все, сидевшие в засаде, словно в ступоре были.

Так он мимо них и прошел дальше по ущелью. И уже почти ушел, но наступил‑таки ногой в медвежий капкан. Обычно снежный человек в капкан не попадается никогда. Это вам не медведь тупой, этот сразу понимает, в чем прикол. А тут попал.

…Нет, это его не остановило, конечно. Стальную цепь он от колоды оторвал и ушел вместе с капканом на ноге. А потом капкан разомкнул и выбросил, наверное.

В общем, ушел. Но кровь все‑таки пролилась. Кто знает, что такое медвежий капкан, тот поймет. И «хозяин» «понял». Понял, что убить его хотели. И изувечили сильно. Поразмыслив над происшедшим у себя дома, сидевшие в засаде охотники решили, что обидели «хозяина» немало. И ходить в те края охотиться перестали.

А через месяц погибли ребята. И отцы их прекрасно поняли, кто и за что…

– Несмотря на то, что милицейская версия происшедшего глупая, нельзя сказать, что, расследуя этот случай, я автоматически остановился на версии охотничьей, версии «хозяина», – сказал мне рассказчик. – Есть и в охотничьей версии свои неувязки. Я внимательно читал милицейские протоколы. Там нигде не написано, что на местности зафиксированы еще чьи‑нибудь следы, кроме следов погибших. А «хозяин» тяжелый, следы должен был оставить. Впрочем, гнать их мог не «хозяин». Гнать их мог чистый страх…

 



Источник: скачать в формате word.

Рейтинг публикации:

Нравится0



Комментарии (0) | Распечатать

Добавить новость в:


 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы писать комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.





» Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Зарегистрируйтесь на портале чтобы оставлять комментарии
 


Новости по дням
«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 

Погода
Яндекс.Погода


Реклама

Опрос
Ваше мнение: Покуда территориально нужно денацифицировать Украину?




Реклама

Облако тегов
Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Импортозамещение, ИнфоФронт, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Любимая Россия, НАТО, Навальный, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Россия, Сделано в России, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония, Хроника эпидемии, видео, коронавирус, новости, политика, спецоперация, сша, украина

Показать все теги
Реклама

Популярные
статьи



Реклама одной строкой

    Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
    ©2003-2020 ОКО ПЛАНЕТЫ

    Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
    Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


    Map