Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторамВерсия для смартфонов
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Телеграм канал Z-Операция Клеточные концентраты растений от производителя по лучшей цене


Навигация

Реклама

Важные темы


Анализ системной информации

» » » Идеалы самурая (История и Высказывания)

Идеалы самурая (История и Высказывания)


28-04-2011, 14:15 | Файловый архив / Книги | разместил: VP | комментариев: (2) | просмотров: (6 386)

Переведенные в книге материалы взяты из самых разных письменных источников. Их, с учетом незначительных различий, можно найти в собрании Букэ но какун, отредактированном Ёсида Ютака и опубликованном Такума Сётэном. Я глубоко обязан переводом текстов на современный японский и примечаниям господина Ёсида. Я также хотел бы поблагодарить профессора Нобуру Хирага и профессора Ричарда Маккиннона за то, что они помогали мне в изучении классического китайского и японского языков и задавали вопросы, на которые у меня редко находились правильные ответы. Я признателен Акира Такэда, Салли Рутледж и Колину 0′Зора за потраченные время и усилия, без которых рукопись едва ли была бы издана. Наконец, моя особая благодарность — Мэрилин Пристли, которая терпеливо читала и перечитывала рукопись по частям и чьи ценные предложения очень помогли мне. Все возможные ошибки допущены по моей вине.

УИЛЬЯМ Скотт УИЛСОН, 1982. 


ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Весной 1592 года армия некогда могущественного клана Такэда была почти полностью разгромлена. Последний даймё клана, спасаясь от превосходящих его в десять раз сил противника, бежал из столицы провинции на гору Тэнмоку, где вскоре он был схвачен и убит. Оставшиеся в живых воины отступили. Один лишь Цутия Со-дзо, самурай, находившийся в немилости последние годы, вышел сражаться с врагом, исполненный решимости проявить свою преданность. «Где же все эти воины, те, что каждый день кичатся своей отвагой?»— воскликнул он и бросился в бой, желая умереть в одиночку.

Поздней осенью 1944 года молодой лейтенант японского императорского флота Тэси Харуо служил на одном из островов Тихого океана. Однажды рано утром по радио ему на. пост сообщили, что американский флот пробивается к Филиппинам, сметая на своем пути все японские гарнизоны. Приказа отступить лейтенант и его люди не получили. Слушая шум утреннего дождя, лейтенант Тэси первым делом подумал о своей форме: чистая ли она? Подготовился ли он должным образом к тому, чтобы умереть ?

Нить, связывающая таких людей как Цутия Со-дзо и лейтенант Тэси Харуо, простирается в глубь веков, далеко за XVI век и доходит до нашего времени, составляя одну из духовных основ и японского народа, и современных боевых искусств. Для нас представляется важным не только попытаться понять один из аспектов японской истории и культуры, но и обрести некий прочный фундамент своей собственной деятельности — или бездеятельности — в отношении тех, кто нас окружает. Самурайский дух, возникший и развивавшийся в среде сословия, коему суждено было почти 800 лет править Японией, и пронизывающий жизнь японцев до сих пор, является одним из способов бытия в мире и заслуживает нашего внимания вне зависимости от индивидуальных интересов.

Каким был самурай и каковы были его ценности? За ответами на эти вопросы можно обратиться к самым разным источникам: истории, романам, пьесам и кинофильмам. Однако, они лишь отражают взгляд на явление со стороны, ибо не идут от самих воинов. В девятой книге Хагакурэ, трактата о духе и Пути Самурая, созданного в конце XVIII века, приводится такой рассказ: «Буддийский наставник Рёдзан составил описание сражений господина Таканобу. Другой священнослужитель увидел его сочинение и сказал: «Священнику не подобает писать о полководце. Каким бы изяществом не отличался его стиль, раз он не знаком с военным делом, он не сможет постичь истинных помыслов великого полководца. Передавать же ошибочные суждения о знаменитом военачальнике последующим поколениям по меньшей мере непочтительно»». Эти слова можно считать и вступлением к нашей книге, и главным принципом перевода. Чтобы понять мир японского воина, мы должны знать, как он смотрел на самого себя.

 

 

«Даже когда в Поднебесной мир, благородный муж держит меч рядом с собой» У-цзы

 

 

Описание переведенных текстов.

 

Согласно японской мифологии, тысячи лет назад божества Идзанаги и Идзанами сотворили с помощью копья из «плывущего по небу моста» первый остров японского архипелага. С тех пор и вплоть до сего дня на этой земле существует военная традиция, так или иначе тесно связанная с культурой страны, ее литературой, искусством и нравственными устоями.

 

Жизненный путь и мировоззрение японского воина характеризуют как сила и мощь, так и непоколебимое убеждение в том, что совершенство достижимо лишь при условии равного развития воинственного начала и учености. Для того, чтобы приблизиться к постижению японской культуры в целом, необходимо понимать, что подразумевали под этими двумя понятиями сами самураи. Возможно, тогда мы сможем переоценить и наши собственные ценности.

Б настоящей книге собраны двенадцать фрагментов из того, что можно обобщенно назвать какун и юй-кай, «предписаниями клана» и «последними завещаниями». Авторы — главы японских военных домов — адресовали их своим потомкам и наследникам. Круг этих сочинений достаточно широк: от «последних посланий», как например, письмо, отправленное Тории Мототада своему сыну накануне взятия его замка, до наставлений, родившихся под кистью Ходзё Сигэтоки в тиши буддийского храма и изречений Такэда Син-гэна, записанных уже после его смерти. Тем не менее, все они схожи в том, что выражают идеалы воинского сословия и были написаны с целью обеспечить преемственность клана. Они представляют собой обращение воинов к воинам, и только, и потому отличаются жизненностью и искренней прямотой.

Цель данного вступления состоит в том, чтобы вкратце рассказать о воинах, которые писали эти сочинения и о тех, кому они были адресованы, а также о том, как воспринимали их в обществе и какие системы мысли оказывали на них ежедневное интеллектуальное и эмоциональное влияние.

Период, в который были созданы эти произведения, может быть назван «классической эпохой» японского воина. Он начинается с конца XII века, сразу же после крушения влияния Тайра-но Киёмори при дворе, и продолжается до периода Сражающихся Царств и правления Токугава, когда самураи стали постепенно утрачивать свою значимость. Именно в эту «классическую эпоху» воинское сословие было главной силой, определявшей положение в стране, и именно в эту эпоху распространился и процветал тот жанр, в котором созданы представленные здесь сочинения. До XII века произведений, написанных самураями, появлялось не так уж много, а с воцарением Токугава изменились сами проблемы, стоявшие перед воинами, и последние стали склоняться к философствованию и идеализации. На протяжении шестисот лет военные наставления основывались исключительно на опыте и имели целью продолжение существования клана. В правление же Токугава ратное дело перестало быть делом самураев. Военные дома твердо стояли на ногах, а само воинское сословие столкнулось с необходимостью переоценки собственных ценностей.

Авторы включенных в данную книгу сочинений были людьми разных личных качеств и разного социального положения: от знатных членов Бакуфу (военное правительство) и наследных даймё (как Ходзё Сигэтоки и Сиба Ёсимаса), до «случайных» даймё и вассалов-командующих (как Асакура Тосикагэ и Тории Мототада), от тех, кто активно занимался литературным творчеством (яркий пример — Имагава Рёсюн) до тех, кто запрещал изучать искусство поэзии и театра Но (Като Киёмаса). Таким образом, читатель сможет увидеть и те ценности, что оставались неизменными во взглядах различных поколений и личностей, и те, что претерпевали изменения или рассматривались с иных позиций.

Наконец, необходимо указать, что тексты очень отличаются друг от друга по стилю. Например, Установления Имагава Рёсюна и Суждения в девяносто девяти статьях написаны кратким классическим китайским языком, причем последнее сочинение состоит преимущественно из цитат из древних китайских источников. Тикубасё же написано живым японским языком, что свидетельствует о восхищении автора образом жизни японского двора. Среди прочих произведений сочинение Курода Нагамаса отличается многословностью, а Набэсима Наосигэ — наоборот, краткостью и лаконичностью. В целом, все тексты созданы людьми, которых никак нельзя назвать ни малообразованными, ни недалекими. Грамматика вполне воспринимаема и удивительно постоянна, особенно если учесть, какие драматические изменения произошли за тот же период времени с некоторыми европейскими языками. Еще раз повторим: эти сочинения были предназначены не столько для наслаждения их художественными особенностями, сколько для понимания и практического применения.

 

Происхождение воина

 

В японском языке есть несколько терминов, имеющих . значение «воин», но пожалуй, самым близким и емким является слово буси. Иероглиф бу состоит из двух ключей: «останавливать» и «копье». В китайском словаре Шо вэнь дается такое определение:

«Бу (кит. у) означает «подчинять оружие», отсюда— «останавливать копье»».

А в Цзо чжуань, еще одном древнекитайском источнике, говорится:

«Бу (кит. у) означает останавливать копьё с помощью бун (кит. вэнъ —культура, письменность и «мирное оружие» в целом). Бу запрещает жестокость и подчиняет оружие… Оно умиротворяет страну и приводит народ к гармонии».

Иероглиф си (кит. ши) первоначально обозначал человека, исполняющего какие-нибудь обязанности, обладающего знаниями и умениями в какой-либо области. Однако, уже в Древнем Китае под этим словом стали подразумевать «высший класс общества». В Хань шу сказано: Ши, крестьяне, ремесленники и торговцы составляют четыре рода занятий. Тот, кто получил должность благодаря своей учености, зовется ши.

Это не должно вводить в заблуждение, ибо ши владели не только книгами, но и оружием. Ши появились в конце Чжоу, в период Сражающихся Царств. Первыми ши стали потомки аристократов, имевших обширные земельные владения, хорошо образованные и вооруженные, которые не были связаны преданностью никому конкретно и которых разослали по провинциям, ибо они слишком досаждали двору.

Таким образом, буси— это человек, способный поддерживать мир и спокойствие невоенными или же военными методами, но чаще все же последними. В одной книге ханьской эпохи мы находим следующий пассаж:

Благородный муж избегает трех крайностей: он избегает крайности пера ученого, он избегает крайности алебарды военного, он избегает крайности языка защитника.

По всей видимости, слово буси пришло в японский лексикон вместе с внедрением китайского знания в целом и дополнило собственно японские понятия цува-моно и мотнофу. Впервые оно появляется в Секу Нихон-ги, древней истории Японии, составление которой было закончено в 797 году. Под 723 г. мы читаем:

Его величество сказали, что ученых и воинов ценит народ.

Следует помнить, что «гражданское искусство» всегда стояло рядом с «военным». Несмотря на явное различие бун и бу, оба качества считались и китайцами, и японцами необходимыми составляющими нравственно совершенного человека.

Еще одним термином, обозначающим воина, в японском языке является слово самурай. В китайском языке соответствующий иероглиф в глагольном употреблении означал «наносить визит знатному человеку» или «сопровождать знатного человека». В этом смысле он соответствует японскому сабурау. В конечном счете, в обоих странах термин обрел значение «те, кто находятся близко к знати и служат ей», в японском языке — сабурай. Одно из первых употреблений этого слова мы обнаруживаем в первой японской императорской антологии стихов Кокинсю, составленной в начале Х века:

Слуга,попроси у господина зонтик. Роса под деревьями Миягинокрупнее капель дождя.

Начиная с середины эпохи Хэйан эти слуги охраняли высшую знать и потому носили оружие. Все чаще и чаще их стали набирать из воинского сословия, и потому к концу XII века сабурай стало означать почти то же самое, что и буси. Со» временем слово все теснее связывалось с представителями среднего и высшего звена воинского сословия, а особенно с теми, кто занимал должность в правительстве или клане и теми, кто считались прямыми вассалами.

Появление людей, носящих это имя, совпало с укреплением системы сёэн (поместий). Система начала складываться в последние столетия первого тысячелетия нашей эры, когда богатые рисопроизводящие поместья превращались в наследные владения влиятельных аристократических семей и потому становились свободными от налогообложения и вмешательства центральных властей. В то же время, управление территориями, платившими казне — а к концу XII в. они все еще составляли половину обрабатываемых площадей — постепенно переходило в руки наместников, назначавшихся губернаторами провинций. Должности наместников также становились наследными, и занимавшие их семьи часто оставались в одной провинции безвыездно и увеличивали собственные земли и богатства. В итоге, и сёэн, и «государственные провинции» фактически обрели независимость от центральной власти.

Именно с этого момента начинается история буси как сословия. Правительство все менее могло поддерживать порядок в провинциях, а потому и наместники государственных земель, и собственники частных владений стали создавать собственные армии для защиты своих интересов в разгоравшейся борьбе за территории и титулы. Начало процессу положил сам двор еще в 792 г., введя систему кондэй, согласно которой опорой власти на местах должны были стать «физически сильные» молодые люди, сыновья начальников уездов. Это ускорило разрушение института правительственных войск. За период с IX по XII в. подобные объединения превратились в организованные по семейному принципу структуры, в которые со временем начали брать в качестве кэниНов (домашних людей) и членов сельских общин. Укрепившись и набравшись сил, они уже были способны лишить какого-нибудь отсутствовавшего на месте аристократа его владений, которые, казалось бы, призваны были «защищать». Ле-гитимность подобных мер обосновывалась тем, что возглавлявшие дружины военачальники нередко являлись если не потомками древних аристократических удзи (довоенных кланов), то потомками самой императорской линии.

Таким образом, японские буси во многом напоминали китайских ши, существовавших за много столетий до первых. Аристократы по происхождению, они были хорошо образованы; будучи же владельцами земель или управляющими поместий, а зачастую и целых провинций, они имели достаточно средств для приобретения доспехов, оружия и лошадей, в которых нуждались воины.

В конце концов гражданские власти утратили контроль не только за провинциями, но и за столицей. В 1156 г. между принцами императорской крови разгорелся конфликт, получивший в истории название «смуты годов Хогэн». На поддержку были призваны главы двух крупнейших военных кланов — Тайра и Минамото. В результате клан Тайра временно одержал верх. Минамото вынуждены были бежать. Главным же итогом столкновения явилось начало эры правления военных: Тайра Киёмори, лидер семьи Тайра, не только взял в руки власть в Киото, но и утвердил свое доминирующее положение при дворе. В 1185 г. воспрявший клан Минамото одолел Тайра, и власть буем установилась окончательно. Ёритомо, командующий армией Минамото, создал собственное Бакуфу (правительство). В той или иной форме Бакуфу оставалось основой государственной власти в Японии на протяжении последующих семисот лет.

Военное правительство укрепляло свою и без того главенствующую роль экономическими мерами. После поражения Тайра, Ёритомо экспроприировал обширные владения поверженных врагов и передал их либо в частное владение, либо в управление своим сторонникам. Эти мероприятия существенно укрепили экономическую базу воинского сословия и способствовали созданию системы вассалитета для Ёритомо в частности и для Бакуфу в целом. С этих пор воин попал в окончательную зависимость.

Образ знатного воина, созданный в ранних хрониках, весьма односторонен. Действительно, многие военачальники принадлежали к аристократическим кланам и даже к императорской семье, но среди самураев было немало и представителей низших классов, асигару (пехотинец), которые не имели ни богатств, ни образования. Впрочем, некоторые из них получили ранги и должности за способности или проявленное мужество. Они вошли в высшую касту воинов и полководцев. Подобный же феномен проявился и в период Сражающихся Царств. Самый яркий пример — Тоётоми Хидэёси, который был низкого происхождения и при этом сумел стать верховным правителем страны. По иронии судьбы, именно он знаменитой «охотой за мечами» 1588 г. и специальным эдиктом 1591 г. уничтожил саму возможность социальной мобильности, благодаря которой он сам вознесся наверх, и тем самым строго разделил японское общество на четыре сословия: воинов, крестьян, ремесленников и торговцев.

Наконец, воинское сословие стало той частью общества, которое унаследовало культурное наследие цивилизации от вырождавшейся придворной аристократии. Со времен Тайра искушение оставаться в столице и заниматься литературой и изящными искусствами превратилось в тенденцию, угрожавшую существованию кланов и даже правящему положению воинского сословия. Сёгуны с различной степенью успеха справлялись с этой проблемой. Тем не менее, какой-то культурный уровень считался необходимым для воина практически всеми, и потому рост влияния или повышение социального статуса воина или даже целого клана почти всегда сопровождался усилиями добиться таких же успехов в учености. Яркое свидетельство данной тенденции — строительство кланами Асакура и Ходзё замков Итидзёгатани и Одавара. Стремление к равновесию двух начал — бун и бу — способствовало тому, что идеал ученого и воина сохранялся еще долго после того, как сражения закончились и в стране наступил мир. Однако, ошибочно полагать, что все самураи были грамотными. Ибо хотя со време-, нем победу и одержал более демократический вид образования, он не был реализован — несмотря на социальное положение сословия в целом — даже к концу XVII столетия.

Назад Вперед


Источник: aikilife.ru.

Рейтинг публикации:

Нравится0



Комментарии (2) | Распечатать

Добавить новость в:


 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы писать комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

  1. » #2 написал: Arsss (28 апреля 2011 17:09)
    Статус: |



    Группа: Гости
    публикаций 0
    комментариев 0
    Рейтинг поста:
    0

    В той же книжке (Сокрытое в листве) автор высказывается за мужеложество. Ничё так?


       
     


  2. » #1 написал: VP (28 апреля 2011 14:33)
    Статус: |



    Группа: Гости
    публикаций 0
    комментариев 0
    Рейтинг поста:
    0

    Ямамото Цунэтомо (Дзётё Дзинъэмон Ямамото) - родился 11 июня 1659 года в Японии. Самурай клана Набэсима. Автор сборника книг - практическое и духовное руководство воина Хагакурэ (Сокрытое в листве). Умер 30 ноября 1719 года в Японии.




    Афоризмы, цитаты, высказывания, фразы - Ямамото Цунэтомо




    • Путь самурая обретается в смерти.


    • Всегда будь полезен своему хозяину.


    • Наше тело получает жизнь из пустоты.


    • Помни сыновний долг перед родителями.


    • Воин должен готовиться ко всему заранее.


    • Внутри — шкура собаки; снаружи — шкура тигра.


    • Подражание чужим традициям — это потворство.


    • Проявляй великое сострадание и помогай людям.


    • Не позволяй другим превзойти себя на пути самурая.


    • Безупречный человек — это тот, кто уходит от суеты.


    • Воин никогда не должен высказываться неуверенно.


    • Самурай без клана и без лошади — не самурай вообще.


    • Путь — это нечто более возвышенное, чем праведность.


    • Все в этом мире — всего лишь кукольное представление.


    • Я не знаю, как побеждать других; я знаю, как побеждать себя.


    • Тот, кто знает очень мало, будет напускать на себя вид знатока. 


    • Во времена опасности или беспокойства одно слово решает дело.


    • Совершенствуй свой разум, будь человечным и проявляй смелость.


    • Воистину нет ничего, кроме подлинной цели настоящего мгновения.


    • Правильно поступает тот, кто относится к миру, словно к сновидению. 


    • Если ты уразумеешь одно дело, тебе откроются также восемь других.


    • Если все в мире не более чем притворство, искренна одна лишь смерть.


    • Высказывать людям свои мнения и исправлять их ошибки очень важно.


    • Поскольку смерть всегда рядом, нужно прилагать усилия и действовать без промедления.


    • Прежде чем выразить человеку свое мнение, подумай о том, в состоянии ли он его принять.


    • Самурай должен избегать большого количества сакэ, чрезмерной гордости и великой роскоши.


    • Отказаться от глупых мыслей и взрастить в себе подлинное безличностное мышление нелегко. 


    • Притворный смех выдает у мужчины недостаток уважения к себе, а у женщины — похотливость.


    • Когда для выбора имеются два пути, существует лишь быстрый и единственный выход — смерть.


    • Если на поле боя начать рассуждать, этим рассуждениям не будет конца. Прочтя книгу или свиток, лучше всего сжечь их или выбросить прочь.


    • Существуют правила воспитания ребенка в семье самурая. С младенчества нужно поощрять в нем смелость, никогда не дразнить и не запугивать.


    • Если, укрепляя свое сердце решимостью каждое утро и каждый вечер, человек сможет жить так, словно тело его уже умерло, путь будет для него свободен.


    • Существуют две вещи, которые могут ввести слугу в заблуждение: это богатство и слава. Если же слуга постоянно испытывает нужду, он будет безупречен.


    • Когда господин говорит тебе что-то при­ятное или неприятное, и ты выслушиваешь его, не сказав ни слова, он может подумать, что ты растерялся. Поэтому важно дать ему правильный ответ.


    • Поскольку мы часто полагаемся на соб­ственную проницательность, мы легко становимся корыстолюбивыми, не прислуши­ваемся к голосу разума, и тогда события принимают далеко не лучший оборот.


    • Как бы ты ни говорил, формально или неформально, всегда смотри в глаза слушающему. Вежливое приветствие следует произносить один раз, в начале беседы, и больше не повторять. Говорить, потупив взгляд, неучтиво.


    • Преданность господину также выражалась в указании ему на неверность его решений. Но при всем при этом самурай был обязан исполнить приказ своего господина в любом случае, даже если ему не удавалось переубедить его отменить несправедливое решение.

       
     






» Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Зарегистрируйтесь на портале чтобы оставлять комментарии
 


Новости по дням
«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Погода
Яндекс.Погода


Реклама

Опрос
Ваше мнение: Покуда территориально нужно денацифицировать Украину?




Реклама

Облако тегов
Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Импортозамещение, ИнфоФронт, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Любимая Россия, НАТО, Навальный, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Россия, Сделано в России, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония, Хроника эпидемии, видео, коронавирус, новости, политика, спецоперация, сша, украина

Показать все теги
Реклама

Популярные
статьи



Реклама одной строкой

    Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
    ©2003-2020 ОКО ПЛАНЕТЫ

    Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
    Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


    Map