Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторам
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Тендеры и госзакупки Маркетинговые исследования Бизнес планы Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Дед, я тебя помню…


Навигация

Реклама


Загрузка...

Важные темы
Работа Дмитрия Медведева над «ошибками» страны...
Управление, как реальность: кое-что о Фурсенко, образовании...
Новые реалии методологии управления
Алекс Зес: Тезисы управления
США:У нас мало времени! Час расплаты близок!
Л.Ларуш: Америка рухнет первой. "Мы входим в период бунтов"
Теоретическая география


Анализ системной информации

» » » Сравнение истребителей Второй мировой войны

» Сравнение истребителей Второй мировой войны
20-12-2012, 09:57 | Политика / Оружие и конфликты | разместил: VP | комментариев: (6) | просмотров: (9 293)

Споры перед Второй мировой о том, что важнее, большая скорость или лучшая маневренность*, окончательно разрешились в пользу большей скорости. Опыт боевых действий убедительно показал, что именно скорость в конце концов и является определяющим фактором победы в воздушном бою. Летчик более маневренного, но менее скоростного самолета просто вынужден был обороняться, уступая инициативу противнику. Однако при ведении воздушного боя, такой истребитель, имея преимущество в горизонтальной и вертикальной маневренности, сможет решить исход боя в свою пользу, заняв выгодную позицию для стрельбы.
   Перед войной долгое время считалось, что для увеличения маневренности самолет должен быть неустойчив, недостаточная устойчивость самолета И-16 стоила жизни не одному летчику. Изучив перед войной немецкие самолеты, в отчете НИИ ВВС отмечалось: «…все немецкие самолеты резко отличаются от отечественных своими большими запасами устойчивости, что также значительно повышает безопасность полета, живучесть самолета и упрощает технику пилотирования и освоения строевыми летчиками низкой квалификации.» К слову сказать, разница между немецкими самолетами и новейшими отечественными, которые в НИИ ВВС КА испытывали практически параллельно, была столь разительна, что заставила начальника института генерал-майора А.И.Филина обратить на это внимание И.В.Сталина. Последствия оказались драматичными для Филина: его арестовали 23 мая 1941 г.


   ( Источник 5 Александр Павлов) Как известно, маневренность самолета зависит, в первую очередь, от двух величин. Первая - удельная нагрузка на мощность двигателя -определяет вертикальную маневренность машины; вторая - удельная нагрузка на крыло - горизонтальную. Рассмотрим эти показатели у Bf 109 подробнее (см. таблицу).

Сравнение самолетов Bf 109
СамолетBf 109E-4Bf 109F-2Bf 109F-4Bf 109G-2Bf 109G-4Bf 109G-6Bf 109G-14Bf 109G-14/U5
/MW-50
Bf 109G-14Bf 109G-10/U4
/MW-50
Год применения 19 40/42 41/42 41/42 42/43 42/43 43/44 43/44 44/45 44/45 44/45
Взлетный вес, кг 2608 2615 2860 2935 3027 2980 3196 2970 3090 3343
Площадь крыла м² 16,35 16,05 16,05 16,05 16,05 16,05 16,05 16,05 16,05 16,05
Мощность СУ, л.с. 1175 1175 1350 1550 1550 1550 1550 1550 1800 2030
Удельная нагрузка
на мощность, кг/л.с.
2,22 228 2,12 1,89 1,95 1,92 2,06 1,92 1,72 1,65
Удельная нагрузка
на крыло, кг/м²
159,5 163,1 178,2 182,9 188,6 185,7 199,1 185,1 192,5 208,3
Максимальная скорость км/ч 561 595 635 666 650 660 630 666 680 690
H м 5000 5200 6500 7000 7000 6600 6600 7000 6500 7500
Скороподъемность м/сек 16,6 20,5 19,6 18,9 17,3 19,3 17,0 19,6 17,5/ 15,4 24,6/ 14,0
Время виража, сек 20,5 19,6 20,0 20,5 20,2 21,0 21,0 20,0 21,0 22,0

   * Примечания к таблице: 1. Bf 109G-6/U2 с системой GM-1, вес которой в заправленном состоянии составлял 160 кг плюс 13 кг дополнительного масла для двигателя.
   2.Bf 109G-4/U5 с системой MW-50 , вес которой в заправленном состоянии составлял 120 кг.
   2.Bf 109G-10/U4 был вооружен одной 30-мм пушкой МК-108 и двумя 13-мм пулеметами MG-131, а также системой MW-50.

   Теоретически «стодевятый», по сравнению со своими основными противниками, обладал лучшей вертикальной маневренностью на протяжении всей Второй мировой войны. Но на практике это не всегда соответствовало действительности. Многое в бою зависело от опыта и способностей пилота.
   Эрик Браун (англичанин, испытывавший Bf 109G-6/U2/R3/R6 в 1944 году в Фарнборо) вспоминал: «Мы провели сравнительные испытания трофейного Bf 109G-6 с истребителями «Спитфайр» серий LF.IX, XV и XIV, а также с Р-51С «Мустанг». По скороподъемности «Густав» превосходил все эти самолеты на всех эшелонах высот».
   Д. А. Алексеев, воевавший на «Лавочкине» в 1944 году, сравнивает советскую машину с основным на то время противником - Bf 109G-6. «По скороподъемности Ла-5ФН превосходил «Мессершмитт». Если «месс» пытался уйти от нас вверх, догоняли. И чем круче «мессер» уходил вверх, тем легче его было догнать.
   По горизонтальной скорости Ла-5ФН был чуть-чуть быстрее «мессера», а преимущество «Ла» в скорости над «фоккером» было еще больше. В горизонтальном полете ни «мессер», ни «фоккер» от Ла-5ФН уйти не могли. Если у немецких летчиков не было возможности пикировать, то мы их, рано или поздно, догоняли.
   Надо сказать, что немцы свои истребители постоянно совершенствовали. Была у немцев модификация «мессера», которая Ла-5ФН по скорости даже превосходила. Появилась она тоже под конец войны, где-то к концу 1944-го. Мне с этими «мессерами» встречаться не приходилось, а вот Лобанов встретился. Хорошо помню как Лобанов сильно удивлялся, что попались ему такие «мессеры», которые от его Ла-5ФН ушли на кабрировании, а он не смог их догнать».
   Только на заключительном этапе войны, с осени 1944 по май 1945 года, пальма первенства постепенно перешла к союзной авиации. С появлением на Западном фронте таких машин как P-51D и P-47D «классический» выход из атаки пикированием стал для Bf 109G довольно проблематичным.
   Американские истребители догоняли его и сбивали на выходе. На «горке» они также не оставляли шансов «стодевятому». Новейший Bf 109К-4 мог оторваться от них и в пикировании и на вертикали, но количественное превосходство американцев и их тактические приемы сводили на нет эти достоинства немецкого истребителя.
   На Восточном фронте ситуация была несколько иная. Более половины Bf 109G-6 и G-14, поступавших в авиачасти с 1944 года, были оборудованы системой форсирования двигателя MW50. Впрыск водо-метаноловой смеси значительно повышал энерговооруженность машины на высотах примерно до 6500 метров. Прирост в горизонтальной скорости и на пикировании был очень существенным. Вспоминает Ф. де Жоффр.
   «20 марта 1945 года (...) шесть наших Як-3 были атакованы двенадцатью «мессерами», в том числе шестью Me- 109/G. Их пилотировали исключительно опытные летчики. Маневры немцев отличались такой чёткостью, словно они находились на учение. Мессершмитты-109/G благодаря особой системе обогащения горючей смеси спокойно входят в отвесное пике, которое летчики называют «смертельным». Вот они откалываются от остальных «мессеров», и мы не успеваем открыть огонь, как они неожиданно атакуют нас сзади. Блетон вынужден выпрыгнуть с парашютом».
   Основная проблема использования MW50 заключалась в том, что система не могла работать во время всего полета. Впрыск можно было использовать максимум в течение десяти минут, потом мотор перегревался и грозил заклинить. Далее требовался пятиминутный перерыв, после чего, можно было вновь запустить систему. Этих десяти минут обычно хватало, чтобы провести две - три атаки с пикирования, но если Bf 109 втягивался в маневренный бой на малых высотах, то он вполне мог проиграть.
   Хауптманн Ханс-Вернер Лерхе, который в сентябре 1944 года в Рехлине испытывал трофейный Ла-5ФН, писал в отчете. «Ввиду достоинств своего двигателя Ла-5ФН лучше был приспособлен для боев на малых высотах. Его максимальная скорость у земли лишь незначительно меньше, чем у FW190A-8 и Bf 109 на форсаже. Разгонные характеристики сопоставимы. Ла-5ФН уступает Bf 109 с MW50 по скорости и скороподъемности на всех высотах. Эффективность элеронов Ла-5ФН выше, чем у «сто девятого», время виража у земли меньше».
   В этой связи рассмотрим горизонтальную манёвренность. Как я уже говорил, горизонтальная маневренность зависит, в первую очередь, от удельной нагрузки на крыло самолета. И чем меньше эта величина у истребителя, тем быстрее он может выполнять виражи, бочки и другие фигуры пилотажа в горизонтальной плоскости. Но это только в теории, на практике же нередко все было не так просто. Во время гражданской войны в Испании Bf 109B-1 встретились в воздухе с И-16 тип 10. Величина удельной нагрузки на крыло у немецкого истребителя была несколько ниже, чем у советского, но бой на виражах, как правило, выигрывал республиканский пилот.
   Проблема для «немца» заключалась в том, что после одного-двух виражей в одну сторону летчик «перекладывал» свой самолет в другую сторону и вот здесь «стодевятый» проигрывал. Меньший по размерам И-16, который буквально «ходил» за ручкой управления, обладал большей скоростью крена и следовательно энергичнее выполнял этот маневр по сравнению с более инертным Bf 109B. В итоге, немецкий истребитель терял драгоценные доли секунд, и время выполнения маневра становилось чуть большим.
   Несколько иначе складывались бои на виражах во время так называемой «Битвы за Англию». Тут противником Bf 109E стал более маневренный «Спитфайр». Его удельная нагрузка на крыло была значительно ниже, чем у «Мессершмитта».
   Лейтенант Макс-Хельмут Остерманн, впоследствии ставший командиром 7./JG54, эксперт со 102 победами, вспоминал: «Спитфайры» проявили себя удивительно маневренными самолетами. Демонстрация ими воздушной акробатики - петли, крены, стрельба на вираже - все это не могло не восхищать».
   А вот, что писал английский историк Майк Спик в общих замечаниях о характеристиках самолетов.
   «Способность к развороту зависит от двух факторов - удельной нагрузки на крыло и скорости самолета. Если два истребителя летят с одинаковой скоростью, то истребитель с меньшей нагрузкой на крыло обходит на вираже своего противника. Однако, если он летит существенно быстрее, то зачастую происходит противоположное». Именно второй частью этого вывода и пользовались немецкие летчики в боях с англичанами. Чтобы уменьшить скорость на вираже немцы выпускали закрылки на 30°, ставя их во взлетное положение, а при дальнейшем снижении скорости автоматически выпускались и предкрылки.
   Итоговый вывод англичан о маневренности Bf 109E можно взять из отчета по испытаниям трофейной машины в Летно-исследовательском центре в Фарнборо:
   «По маневренности пилоты отмечали малую разницу между «Эмилем» и «Спитфайром» Mk.I и Mk.II на высотах 3500-5000 м - один чуть лучше на одном режиме, другой - в «своем» маневре. Выше 6100 метров Bf 109Е был чуть лучше. «Харрикейн» имел более высокое лобовое сопротивление, что ставило его ниже «Спитфайра» и Bf 109 в ускорении».
   В 1941 году на фронтах появились новые самолеты модификации Bf109 F. И хотя площадь крыла у них была несколько меньше, а взлетный вес больше, чем у предшественников, они стали более скоростными и более маневренными, за счет применения нового, улучшенного с точки зрения аэродинамики крыла. Время виража снизилось, а при выпущенных закрылках можно было «отыграть» еще одну секунду, что подтверждено испытаниями трофейных «стодевятых» в НИИ ВВС РККА. Тем не менее, немецкие летчики старались не ввязываться в бои на виражах, так как при этом приходилось снижать скорость, и, как следствие, терять инициативу.
   Более поздние версии Bf 109 выпуска после 1943 года заметно «прибавили в весе» и действительно слегка ухудшили показатели горизонтальной маневренности. Это было обусловлено тем, что в результате массированных налетов американских бомбардировщиков на территорию Германии немцы отдали приоритет задачам ПВО. А в борьбе с тяжелыми бомбардировщиками горизонтальная маневренность не столь важна. Поэтому ставку сделали на усиление бортового вооружения, что и повлекло за собой рост взлетного веса истребителя.
   Исключением стал только Bf 109 G-14, который был самым легким и маневренным самолётом модификации «G». Большинство этих машин поступало на Восточный фронт, где маневренные бои велись значительно чаще. А те, что попадали на запад, как правило, привлекались для борьбы с эскортными истребителями противника.
   Вспоминает И.И.Кожемяко, который провел поединок на Як-1Б с Bf 109G-14. «Получилось так: только мы взлетели со штурмовиками, еще и к линии фронта не подошли, а на нас «мессеры» и навалились. Я был ведущим «верхней» пары. Мы немцев увидели издалека, мне мой комэск Соколов успел передать команду: «Иван! Пара «худых» сверху! Отбивай!» Тут-то моя пара и сошлась с этой парой «сто девятых». Немцы завязали маневренный бой, настырные немцы оказались. Во время боя и я, и ведущий немецкой пары оторвались от своих ведомых. Крутились мы вдвоем минут двадцать. Сходились - расходились, сходились - расходились!. Никто не хотел уступать! Что я только не делал, чтобы немцу в хвост зайти - «Як» буквально ставил на крыло, ни черта не получалось! Пока крутились, скорость теряли до минимума, и как только в штопор никто из нас не сорвался?.. Потом разойдемся, сделаем круг побольше, отдышимся, и снова - сектор газа «на полный», вираж как можно круче!
   Кончилось все тем, что на выходе из виража, встали мы «крылом к крылу» и летим в одном направлении. Немец смотрит на меня, я - на немца. Ситуация патовая. Рассмотрел немецкого летчика во всех подробностях: сидит в кабине молодой парень, в шлеме-сеточке. (Помню, я ему еще позавидовал: «Везет же гаду!..», поскольку у меня из-под шлемофона пот тек ручьем.)
   Что делать в такой ситуации - совершенно непонятно. Попытается кто-нибудь из нас на вираж уйти, не успеет встать, противник расстреляет. Попытается уйти на вертикаль - и там расстреляет, только нос надо будет поднять. Пока крутились, только одна мысль и была -сбить этого гада, а тут «в себя пришел» и понимаю, что дела мои «не очень». Во-первых, получается, что немец меня боем связал, оторвал от прикрытия штурмовиков. Не дай Бог, пока я с ним крутился, штурмовики кого-то потеряли - иметь мне «бледный вид и кривые ноги».
   Хоть и дал мне мой комэск команду на этот бой, но получается, что я, ввязавшись в затяжной бой, за «сбитым» погнался, а выполнением основной боевой задачи - прикрытием «илов» - пренебрег. Объясняй потом, почему ты оторваться от немца не смог, доказывай, что ты не верблюд. Во-вторых, появись сейчас еще один «мессер» и конец мне, я же, как привязанный. Но, видимо у немца мысли были те же, по крайней мере, насчет появления второго «Яка» точно была.
   Смотрю, потихоньку отходит немец в сторону. Я делаю вид, что не замечаю. Он - на крыло и в резкое пике, я - «полный газ» и от него в противоположную сторону! Ну тебя на хрен, такого умелого».
   Подводя итог, И. И. Кожемяко говорил, что «мессер» как истребитель маневренного боя, был превосходен. Уж если и был тогда истребитель созданный именно для маневренного боя, так это «мессер»! Скоростной, высокоманевренный (особенно на вертикали), высокодинамичный. Не знаю, как по всему остальному, но если брать в расчёт, только скорость и маневренность, «мессер» для «собачьей свалки» был почти идеален. Другое дело, что большинство немецких летчиков, этот вид боя откровенно не любили, и я до сих пор не могу понять, почему?
   Не знаю, что там немцам «не позволяло», но только не ТТХ «мессера». На Курской дуге пару раз они нас в такие «карусели» затягивали, голова от верчения едва не отлетала, так «мессеры» вокруг нас крутились.
   Честно скажу, я всю войну мечтал воевать именно на таком истребителе - быстром и превосходящем всех на вертикали. Но не получилось».
   Да и на основании воспоминаний других ветеранов Второй мировой можно сделать вывод, что Bf 109G отнюдь не тянул на роль «летающего полена». К примеру, великолепную горизонтальную маневренность Bf 109G-14 продемонстрировал Э.Хартманн в бою с «Мустангами» в конце июня 1944 года, когда он в одиночку сбил три истребителя, а потом сумел отбиться от восьмерки P-51D, которым так и не удалось даже попасть в его машину.

   

   Пикирование. Некоторые историки утверждают, что Bf109 крайне тяжел в управлении на пикировании, рули не эффективны, самолет «засасывает», а плоскости не выдерживают нагрузок. Вероятно, эти выводы они делают на основании заключений пилотов, испытывавших трофейные образцы. Для примера, приведу несколько таких высказываний.
   В апреле 1942 года, будущий полковник и командир 9-й ИАД, ас с 59-ю воздушными победами А.И.Покрышкин прибыл в Новочеркасск, в группу пилотов, осваивающих трофейные Bf109 E-4/N. По его словам, на «Мессершмиттах» перелетели и сдались в плен два словацких пилота. Возможно, Александр Иванович что-то напутал с датами, поскольку словацкие летчики-истребители в это время находились еще в Дании, на аэродроме «Каруп-Грове», где изучали Bf 109E. А на восточном фронте они появились, судя по документам 52-й истребительной эскадры, 1 июля 1942 года в составе 13.(Slovak.)/JG52. Но, вернемся к воспоминаниям.
   «За несколько дней в зоне я отработал простой и сложный пилотаж и стал уверенно управлять «мессершмиттом». Надо отдать должное - самолет был хорош. Имел ряд положительных качеств по сравнению с нашими истребителями. В частности на Me-109 стояла отличная радиостанция, переднее стекло было бронировано, колпак фонаря сбрасывался. Об этом мы пока только мечтали. Но были и серьёзные недостатки у Me-109. Пикирующие качества похуже, чем у «мига». Об этом я знал еще на фронте, когда на разведке мне приходилось отрываться от групп атакующих меня «мессершмиттов» в крутом пике».
   О характеристиках на пикировании рассказывает еще один пилот - англичанин Эрик Браун, испытывавший Bf 109G-6/U2/R3/R6 в 1944 году в Фарнборо (Великобритания).
   «При сравнительно небольшой крейсерской скорости, она составляла всего 386 км/ч, управлять «Густавом» было просто чудесно. Однако с возрастанием скорости ситуация быстро менялась. При пикировании со скоростью 644 км/ч и возникновении скоростного напора органы управления вели себя так, как будто они замерзли. Лично я, добился при пикировании с высоты 3000 м скорости 708 км/ч, и создавалось впечатление, что органы управления были просто заблокированы».
   А вот еще одно утверждение, на этот раз - из книги «Тактика истребительной авиации» выпущенной в СССР, в 1943 году: «Осадка самолета при выводе из пикирования у истребителя Me-109 большая. Крутое пикирование с выводом на малой высоте для истребителя Me-109 трудно. Изменить направление во время пикирования и вообще во время атаки на большой скорости для истребителя Me-109 также трудно».
   А теперь давайте обратимся к мемуарам других летчиков. Вспоминает пилот эскадрильи «Нормандия» Франсуа де Жоффр, ас с 11-ю победами.
   «Солнце настолько сильно бьет в глаза, что мне приходится прилагать невероятные усилия, чтобы не потерять Шалля из виду. Он, как и я, любит бешеную гонку. Я пристраиваюсь к нему. Крыло к крылу мы продолжаем патрулирование. Все, казалось, должно было закончиться без каких-либо приключений, как вдруг на нас сверху падают два «мессершмитта». Мы застигнуты врасплох. Я, как сумасшедший, беру ручку на себя. Машина страшно содрогается и встает на дыбы, но к счастью не срывается в штопор. Очередь фрица проходит в 50 метрах от меня. Опоздай я на четверть секунды с маневром, и немец отправил бы меня прямо в тот мир, откуда не возвращаются.
   Начинается воздушный бой. (...) В маневренности я имею преимущество. Враг это чувствует. Он понимает, что сейчас я хозяин положения. Четыре тысячи метров... Три тысячи метров... Мы стремительно несемся к земле... Тем лучше! Должно же сказаться преимущество «яка». Я крепче сжимаю зубы. Внезапно «мессер», весь белый, кроме зловещего, черного креста и омерзительной, паукообразной свастики выходит из пике и улепетывает на бреющем полете к Гольдапу.
   Я стараюсь не отстать и, взбешенный от ярости, преследую его, выжимая из «яка» все, что он может дать. Стрелка показывает скорость 700 или 750 километров в час. Я увеличиваю угол пикирования и, когда он достигает примерно 80 градусов, вдруг вспоминаю о Бертране, который разбился в Алитусе, став жертвой колоссальной нагрузки, разрушившей крыло.
   Инстинктивно я беру ручку на себя. Мне кажется, что она подается тяжело, даже слишком тяжело. Я тяну еще, осторожно, чтобы ничего не повредить, и мало-помалу выбираю ее. Движения обретают прежнюю уверенность. Нос самолета выходит на линию горизонта. Скорость несколько падает. Как все это вовремя! Я почти уже ничего не соображаю. Когда через доли секунды сознание полностью возвращается ко мне, я вижу, что вражеский истребитель несется у самой земли, словно играя в чехарду с белыми верхушками деревьев».
   Теперь я думаю всем понятно, что такое «крутое пикирование с выводом на малой высоте» в исполнении Bf 109. Что же касается А.И.Покрышкина, то он прав в своем выводе. МиГ-3, действительно, быстрее разгонялся на пикировании, но по другим причинам. Во-первых, у него была более совершенная аэродинамика, крыло и горизонтальное оперение имели меньшую относительную толщину профиля по сравнению с крылом и оперением Bf 109. А, как известно, именно крыло создает максимальное сопротивление самолета в воздухе (около 50%). Во-вторых, не меньшую роль играет мощность двигателя истребителя. У «Мига», на малых высотах, она была приблизительно равна или чуть выше, чем у «Мессершмитта». И в третьих, «МиГ» был тяжелее Bf 109E почти на 700 килограммов, a Bf 109F - более чем на 600. В целом, небольшое преимущество в каждом из упомянутых факторов выразилось в более высокой скорости пикирования советского истребителя.
   Бывший летчик 41-го ГИАП полковник запаса Д. А. Алексеев, воевавший на истребителях Ла-5 и Ла-7, вспоминает: «Немецкие самолеты-истребители были сильные. Скоростные, маневренные, прочные, с очень сильным вооружением (особенно «фоккер»). На пикировании они Ла-5 догоняли, пикированием они от нас и отрывались. Переворот и в пикирование, только мы их и видели. По большому счету, в пикировании, ни «мессера», ни «фоккера» даже Ла-7 не догонял».
   Тем не менее, Д. А. Алексеев знал, как можно сбить Bf 109, уходящий в пикировании. Но этот «трюк» мог совершить только опытный пилот. «Хотя, и на пикировании есть шанс немца подловить. Немец в пикирование, ты за ним, и тут надо действовать правильно. Дать полный газ, а винт, на несколько секунд, максимально «затяжелить». Вот за эти несколько секунд «Лавочкин» буквально делает рывок. На этом «рывке» вполне можно было с немцем сблизится на дистанцию огня. Так сближались и сбивали. Но, если ты этот момент упустил, тогда действительно все - не догнать».
   Вернемся к Bf 109G-6, который испытывал Э.Браун. Здесь тоже существует один «маленький» нюанс. Данный самолет был оборудован системой форсирования двигателя GM1, 115-литровый бак этой системы располагался за кабиной пилота. Доподлинно известно, что англичанам не удалось заправить GM1 соответствующей смесью и они просто залили в ее бак бензин. Не удивительно, что с такой дополнительной нагрузкой общей массой 160 кг труднее вывести истребитель из пике.
   А что касается приведенной летчиком цифры 708 км/ч, то, по моему мнению, либо она сильно занижена, либо пикировал он под малым углом. Максимальная скорость пикирования, развиваемая любой модификацией Bf 109, была значительно выше.
   К примеру, с января по март 1943 г. в исследовательском центре Люфтваффе в Травемюнде Bf 109F-2 проходил испытания на максимальную скорость пикирования с различных высот. При этом были получены следующие результаты по истинной (а не приборной) скорости:

V ист
Высота ввода в пике, м 7000 8000 10700
Угол пикирования, град. 30-40 30-40 80
Достигнутая скорость, км/ч 800 850 906

   Из мемуаров немецких и английских летчиков видно, что в бою порой достигались и более высокие скорости пикирования.
   Без сомнения, Bf109 прекрасно разгонялся на пикировании и легко выходил из него. По крайней мере, ни один из известных мне ветеранов Люфтваффе не отзывался о пикировании «мессера» негативно. Огромную помощь пилоту в выводе из крутого пике оказывал регулируемый в полете стабилизатор, который использовался вместо триммера и переставлялся специальным штурвалом на угол атаки от +3° до -8°.
   Эрик Браун вспоминал: «Если стабилизатор установлен на горизонтальный полёт, необходимо было приложить большое усилие к ручке управления, чтобы вывести самолет из пикирования на скорости 644 км/ч. Если же он был установлен на пикирование, выход был несколько труден, если не повернуть штурвал назад. Иначе возникает чрезмерная нагрузка на ручку».
   Кроме того, на всех рулевых поверхностях «Мессершмитта» присутствовали флетнеры - отгибаемые на земле пластинки, которые позволяли снять часть нагрузки, передаваемую от рулей на ручку и педали. На машинах серий «F» и «G» флетнеры были увеличены по площади из-за возросших скоростей и нагрузок. А на модификациях Bf 109G-14/AS, Bf 109G-10 и Bf109K-4 флетнеры, вообще, стали сдвоенными.
   Технический персонал Люфтваффе очень внимательно относился к процедуре установки флетнеров. Все истребители перед каждым боевым вылетом проходили тщательную регулировку с помощью специального транспортира. Возможно, союзники, испытывавшие трофейные немецкие образцы, просто не обращали внимания на этот момент. А при неправильной регулировке флетнера нагрузки, передаваемые на органы управления, действительно, могли возрасти в несколько раз.

   Справедливости ради следует заметить, что на Восточном фронте бои происходили на высотах 1000, до 1500 метров, некуда было уходить с пикированием...
   В середине 1943 г В НИИ ВВС были проведены совместные испытания советских и немецких самолетов. Так, в августе попытались сравнить новейшие Як-9Д и Ла-5ФН в учебных воздушных боях с Bf 109G-2 и FW 190A-4. Акцент сделали на летно-боевые качества, в частности, на маневренность истребителей. Сразу семь летчиков, пересаживаясь из кабины в кабину, проводили учебные бои сначала в горизонтальной, а затем в вертикальной плоскостях. Преимущества по приемистости определялись разгоном машин со скорости 450 км/ч до максимальной, а свободный воздушный бой начинался с встречи истребителей при лобовых атаках.
   После «боя» с «трехточечным» «мессером» (его пилотировал капитан Кувшинов) летчик-испытатель старший лейтенант Масляков писал: «Самолет Ла-5ФН до высоты 5000 м обладал преимуществом перед Bf 109G-2 и мог вести наступательный бой как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскостях. На виражах наш истребитель заходил в хвост противнику через 4-8 виражей. На вертикальном маневре до 3000 м «лавочкин» имел явное преимущество: он за боевой разворот и горку набирал «лишние» 50-100 м. С 3000 м это превосходство уменьшалось и на высоте 5000 м самолеты становились одинаковыми. При наборе высоты 6000 м Ла-5ФН несколько отставал.
   На пикировании «лавочкин» также отставал от «мессершмитта», но при выводе самолетов снова его догонял, за счет меньшего радиуса кривизны. Этот момент необходимо использовать в воздушном бою. Надо стремиться сражаться с немецким истребителем на высотах до 5000 м, применяя комбинированный маневр в горизонтальной и вертикальной плоскостях.»
   Сложнее оказалось «сражаться» с германскими истребителями самолету Як-9Д, Относительно большой запас горючего отрицательно сказывался на маневренности «яка», особенно, вертикальной. Поэтому их летчикам рекомендовалось вести схватки на виражах.
   Строевым летчикам были выданы рекомендации по предпочтительной тактике боя с тем или иным вражеским самолетом с учетом применявшейся немцами схемы бронирования. В подписанном начальником отдела института генералом Шишкиным заключении говорилось: «Серийные самолеты Як-9 и Ла-5 по своим боевым и летно-тактическим данным до высоты 3500-5000 м превосходят немецкие истребители последних модификаций (Bf 109G-2 и FW 190А-4) и при правильной эксплуатации самолетов в воздухе наши летчики с успехом могут вести борьбу с машинами противника.»
   Ниже приводится таблица характеристик советских и немецких истребителей по материалам испытаний в НИИ ВВС. (Для отечественных машин приведены данные опытных экземпляров).

Сравнение самолетов в НИИ ВВС
СамолетЯк-9Ла-5ФНBf 109G-2FW190A-4
Полетный вес, кг 2873 3148 3023 3989
Максимальная скорость, км/ч у земли 520 562/595* 524 510
на высоте 570 626 598 544
м 2300 3250 2750 1800
на высоте 599 648 666 610
м 4300 6300 7000 6000
Мощность СУ, л.с. 1180 1850 1475 1730
Площадь крыла м² 17,15 17,50 16,20 17,70
Удельная нагрузка
на крыло, кг/м²
167,5 180,0 186,6 225,3
Удельная нагрузка
на мощность, кг/л.с.
2,43 1,70 2,05 2,30
Время набора 5000 м, мин 5,1 4,7 4,4 6,8
Время виража на 1000м, сек 16-17 18-19 20,8 22-23
Набор высоты за боевой разворот, м 1120 1100 1100 730
*С использованием форсированного режима

   Реальные бои на советско-германском фронте заметно отличались от «постановочных» в испытательном институте. Немецкие летчики не вступали в маневренные бои как в вертикальной, так и горизонтальной плоскости. Их истребители стремились внезапной атакой сбить советский самолет, а затем уходили в облака или на свою территорию. Штурмовики также неожиданно обрушивались на наши наземные войска. Перехватить и тех, и других удавалось редко. Специальные испытания, проведенные в НИИ ВВС, были направлены на отработку приемов и методов борьбы со штурмовиками «фокке-вульф». В них участвовали трофейные FW 190A-8 № 682011 и «облегченный» FW 190A-8 № 58096764, на перехват которых вылетали самые современные истребители ВВС Красной Армии: Як-3. Як-9У и Ла-7.
   «Бои» показали, что для успешной борьбы с низколетящими немецкими самолетами необходимо выработать новые тактические приемы. Ведь чаще всего "фокке-вульфы" приближались на малых высотах и уходили бреющим полетом на максимальных скоростях. В этих условиях оказывалось трудно своевременно обнаружить атаку, а преследование усложнялось, так как серая матовая окраска скрывала немецкую машину на фоне местности. Кроме того, летчики FW 190 включали на малых высотах устройство форсирования двигателя. Испытатели определили, что в этом случае у земли «фокке-вульфы» достигали скорости 582 км/ч, т. е. их не могли догнать ни Як-3 (имевшийся в НИИ ВВС самолет развивал скорость 567 км/ч), ни Як-9У (575 км/ч). Лишь Ла-7 на форсаже разгонялся до 612 км/ч, но запас скорости оказался недостаточным для быстрого сокращения расстояния между двумя самолетами до дистанции ведения прицельного огня. По результатам испытаний руководство института выдало рекомендации: необходимо эшелонировать наши истребители в патрулях по высотам. В этом случае задача летчиков верхнего яруса состояла бы в срыве бомбометания, а также в атаке истребителей прикрытия, сопровождающих штурмовики, а самих штурмовиков скорее всего смогли бы перехватить машины нижнего патруля, имевшие возможность разогнаться на пологом пикировании.
   Особо следует сказать о бронезащите FW-190. Появление модификации FW 190A-5 означало, что германское командование рассматривало «фокке-вульф» как наиболее перспективный штурмовик. Действительно, и без того значительную бронезащиту (ее вес на FW 190A-4 достигал 110 кг) усилили за счет 16 дополнительных плит общим весом 200 кг, смонтированных в нижних частях центроплана и мотора. Снятие двух крыльевых пушек «Эрликон» сократило вес секундного залпа до 2,85 кг (для FW 190A-4 он составлял 4,93кг, для Ла-5ФН 1,76кг), но позволило частично компенсировать рост взлетного веса и благотворно сказалось на пилотажных свойствах FW 190 - благодаря смещению вперед центровки устойчивость истребителя возросла. Набор высоты за боевой разворот увеличился на 100 м, время выполнения виража сократилось примерно на секунду. Самолет разгонялся до 582 км/ч на 5000 м и набирал эту высоту за 12 мин. Советские инженеры высказали предположение: реальные летные данные FW190A-5 выше, поскольку автомат регулировки качества смеси работал ненормально и наблюдалось сильное дымление двигателя даже при его работе на земле.
   В конце войны немецкая авиация, хотя и представляла определенную опасность, но активных боевых действий не вела. В условиях полного господства в воздухе союзной авиации никакие самые совершенные самолеты не могли изменить характера войны. Немецкие истребители только оборонялись в крайне невыгодных для себя условиях. К тому же летать на них практически было некому, так как весь цвет немецкой истребительной авиации погиб в ожесточенных боях на Восточном фронте.
   * - Маневренность самолета в горизонтальной плоскости описывается временем виража, т.е. временем полного разворота. Радиус виража будет тем меньшее, чем меньше удельная нагрузка на крыло, т. е. самолет с большим крылом и меньшим полетным весом, (имея большую подъемную силу, которая здесь будет равна центробежной), сможет выполнить более крутой разворот. Очевидно, что увеличение подъемной силы при одновременном уменьшении скорости может происходить при выпуске механизации крыла (выпуск закрылков и при уменьшении скорости автоматических предкрылков), однако выход из виража при меньшей скорости чреват потерей инициативы в бою.
   Во вторых, для того чтобы выполнить вираж, летчику необходимо, прежде всего, накренить самолет. Скорость крена зависит от поперечной устойчивости самолета, эффективностей элеронов, и момента инерции, который тем меньше (М=L m), чем меньше размах крыла и его масса. Отсюда маневренность будет хуже у самолета с двумя двигателями на крыле, заправленными баками в консолях крыла или установленном на крыле вооружении.
   Маневренность самолета в вертикальной плоскости описывается его скороподъемностью и зависит, прежде всего, от удельной нагрузки на мощность (отношение массы самолета к мощности его силовой установки и другими словами выражает количество кг веса, что "несет" одна лошадиная сила) и очевидно при меньших значениях самолет обладает большей скороподъемностью. Очевидно, что скороподъемность зависит еще и от соотношения полетной массы к общему аэродинамическому сопротивлению.

Источники

 
  • Как сравнивать самолеты Второй мировой войны. /К. Косминков, "Ас" №2,3 1991г./
  • Сравнение истребителей Второй мировой войны. /«Крылья Родины» №5 1991 Виктор Бакурский/
  • Гонка за призраком скорости. Выпавший из гнезда. /«Крылья Родины» №12 1993 Виктор Бакурский/
  • Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д.А., Хазанов Д.Б./
  • Три мифа о "мессере" /Александр Павлов "авиАМастер" 8-2005./
  •  

     

    Истребители Второй Мировой  http://airwar.ru/fighterww2.html



    Источник: airpages.ru.

    Рейтинг публикации:

    Нравится10




    Комментарии (6) | Распечатать

    Добавить новость в:

     
    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

     


    Загрузка...







    1. » #6 написал: VP (20 декабря 2012 15:43)
      Статус: |



      Группа: Гости
      публикаций 0
      комментариев 0
      Рейтинг поста:
      0
      Бортовое вооружение — одна 20-мм пушка ШВАК для стрельбы через ось редуктора двигателя и два скорострельных пулемета ШКАС.

      Как известно тов. Покрышкин отказался перейти с аэрокобры на Як-3 из-за слабого вооружения Яка, хотя и отметил высокие ЛТХ машины. ( тех вариантов Аэрокобры (откуда такое название АйраКобра? правильно вроде Aircobra - эйркобра), которые массово поставлялись в СССР (P-39Q, P-39N)пушка была отнюдь не 20мм а все 37, плюс четыре а то и шесть пулеметов. (в варинате 4-х на крылях ставили пару 12.7). Покрышкин летал именно на P-39N.

      Что касается ШВАК- у нее есть свои слабости, обусловленные пулеметным происхождением. Собственно хилым был снаряд.
      Кстати, у 37мм пушки Аэрокобры скорострельность была весьма скромная.

      Большим плюсом кобры, кроме вооружения, было достаточно мощное бронирование кабины - сзади летчик был защищен двигателем, за которым находилась бронеплита. Непосредственно за головой летчика стояло бронестекло толщиной 63,5 мм, а чуть ниже находилась еще одна бронеплита. Спереди летчик был защищен пулестойким стеклом толщиной 35 мм, к которому примыкала накладная бронеплита. Кроме того, пятью бронеплитами был защищен редуктор винта, что также обеспечивало общую защиту летчика спереди. Для сравнения- на том же Як-3 бронирование состояло из бронеспинки толщиной 8,5 мм с обрезанным до плеч верхом и заднего бронестекла, на поздних модификациях еще бронеподлокотник.)

      Тов. Покрышкин говорит что кнопка пушки была расположена так неудобно что пилоты (и он сам) пушку не использовали, а стреляли только из пулеметов. А потом это дело ему механики переделали.

      Однако первые бои показали, что мощную пушку (калибра 37 мм) мы использовали плохо. Часто возвращались после продолжительного боя с неизрасходованным пушечным боекомплектом.

      Главная причина - неудобное расположение кнопки спуска. Она была сверху ручки управления самолетом. Чтобы нажать ее, надо было несколько вывернуть ладонь руки. Это сбивало сам процесс прицеливания. Но особенно отрицательно сказывалось при стрельбе на пилотировании с перегрузками. Управление всем оружием необходимо было переделать, выводить спуск пушки на гашетку пулеметов. Разговор по этому вопросу у меня как-то состоялся с инженером Жмудем.

      - Скоро вам придется складировать снаряды, - говорю ему.

      - Как складировать? Я что-то вас не пойму.

      - А вы поинтересуйтесь, почему летчики из боя привозят все или почти все снаряды, а пулеметные контейнеры пусты?

      - Сам до сих пор понять не могу, почему летчики в бою слабо используют пушку? Да и оружейники докладывают об этом.

      Я рассказал, что при стрельбе неудобно нажимать кнопку пушки. И посоветовал подумать, что можно сделать.

      - В порядке эксперимента на моем самолете переделайте спуск всего оружия на пулеметную гашетку.

      - Но по инструкции этого делать нельзя

      - Мой дорогой инженер, летчики ведут бой, а не конструктор. Переделайте немедленно на моем самолете, а затем на истребителях нашей эскадрильи. За это вам спасибо скажем.

      Видимо, я убедил инженера.

      - Сейчас соберу технический состав, продумаем схему, определим объем работы. Полагаю, что сделать это можно. Но вы уж на себя возьмите разговор с начальством.

      Вскоре я опробовал стрельбу с гашетки. Все действовало хорошо. В дальнейшем у нас не было забот с этим вопросом.


      А.И.Покрышкин, "Познать себя в бою", М., ДОСААФ, 1986.



      Як-3П ВК-105ПФ2 — серийная модификация с чисто пушечным вооружением (1 мотор-пушка Б-20М и 2 синхронные Б-20С), незначительно изменена конструкция планера и установлено новое радиооборудование. Самолёт «опоздал» на войну, с августа 1945 выпущено 596 экземпляров.

      Як-3К — версия с крупнокалиберным орудием НС-45, оказавшаяся менее удачной, чем Як-9К, из-за сильной отдачи при меньшем весе

      к-3Т — опытная противотанковая версия с 1Н-37 (25 снарядов) и 2Б-20 (100 снарядов)

      стандартное Стрелково-пушечное вооружение: 120-мм пушка ШВАК, 212,7-мм пулемёта УБС


      Як-9 был самым массовым истребителем советских ВВС периода Великой Отечественной войны. В середине 1944 г. самолетов Як-9, Як-9Т и Як-9Д в сумме было больше всех других находившихся на вооружении истребителей, вместе взятых, и они в большой мере заменили Як-1 и Як-7Б на основных фронтах. Выпуск Як-9 на заводе N153 достигал 20 самолетов в день.

      Як-9 выпускался на трёх крупных заводах (№ 153 в Новосибирске, NN166, NN82), принимал участие во всех операциях Советской Армии, начиная со Сталинградской битвы. Все модификации истребителя обладали отличными летно-техническими характеристиками, не имели значительных конструктивных или эксплуатационных дефектов, приводящих к авариям.

      Самолёт был предельно прост по конструкции и приспособлен для производства в условиях военного времени. Почти все материалы, из которых он строился, вырабатывались в местах его изготовления[1].


      Як-9Д
      Эта модификация отличалась от базовой модели большим запасом топлива (ЯК-9 320 кг,ЯК-9Д 480 кг). Топливо размещалось не в двух баках как на ЯК-9, а в четырёх: двух корневых по 208 л и двух консольных по 117 л. Максимальная дальность полета достигла 1400 км. Производство ЯК-9Д началось в марте 1943 года (вместо ЯК-9) и продолжалось до мая 1944 года. Всего было выпущено 3068 истребителей ЯК-9Д.


      Як-9Т
      На самолете в развале блока цилиндров двигателя М-105ПФ была установлена 37 мм пушка НС-37. Из за большой длины орудия кабину лётчика сдвинули назад на 0,4 м, также было проведено усиление конструкции и агрегатов. Боезапас состоял из 30-32 патронов пушки НС-37 и 200—220 патронов синхронного пулемета УБ. Масса секундного залпа составляла 3,74 кг. 37-мм пушка позволила увеличить дистанцию открытия стрельбы: для нарушения боевого порядка бомбардировщиков 1000—1200 м; по отдельным не маневренным бомбардировщикам 500—600 м. Як-9Т с успехом применялся для атаки наземных целей. Бронебойные снаряды с дистанции 500 м под углом 45 градусов пробивали броню толщиной 30 мм. Однако сильная отдача орудия приводила к тому, что в сторону цели уходило лишь первые несколько снарядов. В отчете о войсковых испытаниях самолета отмечалось: «летчик, летающий на Як-9Т, должен быть своего рода снайпером и уметь поражать самолет врага наверняка — с первого выстрела»[4]. В конце 1943 г. самолет использовался для борьбы с морскими целями противника на Чёрном море. В период с марта 1943 г. по июнь 1945 г. было построено 2748 самолетов Як-9Т.


      Як-9К
      Модификация Як-9Т, на которой вместо 37 мм пушки НС-37 была установлена 45 мм пушка НС-45. Зазор между полым валом редуктора винта и проходящим сквозь него стволом пушки составлял всего 0,75 мм. Для уменьшения силы отдачи, которая составляла 7тс, ствол НС-45 снабдили дульным тормозом. Но все же при стрельбе на небольших скоростях самолет разворачивало, а летчик испытывал резкие толчки. Было рекомендовано вести стрельбу короткими очередями по 2-3 выстрела. Масса секундного залпа Як-9К достигла 5,53 кг. В апреле-июне 1944 г. построили серию Як-9К из 53 самолетов. За время войсковых испытаний истребители провели 51 воздушный бой, в ходе которых было сбито 8 FW-190A-8 и 4 BF-109G (встреч с бомбардировщиками не было). Свои потери составили 1 Як-9К. Средний расход 45-ти мм патронов на сбитый самолет противника составил 10 штук. Як-9К не стали выпускать большой серией по причине ненадёжной работы пушки НС-45.


      Як-9ДД
      В 1944 году появился новый советский бомбардировщик Ту-2, для его сопровождения не хватало дальности даже у Як-9Д. Также требовался самолет, дальность полета которого позволяла бы проводить операции совместно с авиацией стран антигитлеровской коалиции. Таким самолетом стал Як-9ДД. На самолете было установлено восемь крыльевых баков, запас топлива составил 630 кг. Было усовершенствовано приборное и радиосвязное оборудование, для обеспечения полетов на большом расстоянии от баз и плохих погодных условиях. Максимальная дальность полета достигла 1800 км. Масса стала рекордной для самолетов этого типа — 3390 кг. Вооружение истребителя осталось стандартным: 20 мм пушка и 12,7 мм пулемет. Кабина пилота была смещена на 0,4 м, как на Як-9Т. Як-9ДД применялся на всех участках фронта. В августе 1944 г. группа из двенадцати истребителей была направлен

         
       


    2. » #5 написал: Анунах (20 декабря 2012 15:22)
      Статус: |



      Группа: Гости
      публикаций 0
      комментариев 0
      Рейтинг поста:
      0
      Редактор VP,
      Цитата: Редактор VP

      кобра - больше вооружения. свой плюс по нему получила только после вывода на 1 гашетку )залп получался - мало не покажется), до этого момента (просто нужно посмотреть - как был организован выбор из чего палить) - достаточно затратно было по времени + отвлечение внимания

      4. - нет универсальных машин.

      так что - мало просто читать, нужно еще слегка и анализировать, в конце-концов - даже "на себя примерить" - посмотреть фотки кабин и т.п.


      В конце правильно сказал. Набычица и сказать ГОН проще всего. А история и практика говорит сама за себя. Все наши асы(лучшие по результативности), летали на кобре. Не из за её простоты и надёжности, и не из за уникальных лётных характеристик. А из за вооружённости.
      Яки и ЛАвки были отличными самолётами, но со слабым вооружением. 1 или 2 ШВАКа и 1-2 ШКАС. 1,5 кг секундного залпа. Можно Хенкеля сбивать до посинения.
      А у BF различных модификаций, залп от 3 до 5 кг. А с подвесными MG до 6,5 кг. Ситуацию подправили только в 1945 г на ЯК-9Т, с пушкой 37 мм.
      А гашетки у всех 2 было и у кобры в т.ч. Только задача истребителя сбивать самолёты, а не пулять из разных стволов по разным целям, поэтому объединяли.
      Покрышкин до кобры вроде на ЛАвке летал, там 2 ШВАКа на одной гашетке. МОжет поэтому и объдинил в кучу, шоб пальцы не путать))

         
       


    3. » #4 написал: VP (20 декабря 2012 15:06)
      Статус: |



      Группа: Гости
      публикаций 0
      комментариев 0
      Рейтинг поста:
      0
      Цитата: Анунах
      В чём жеж гон? Твоя статья полностью подтверждает.



      не помню, насчет брудершавтов, но "принцип "божья роса"" - живет и побеждает.

      1. практически ТТХ всех машинок - достаточно близки, а все "преимущества" нивелируются мастерством и подготовкой пилотов.

      2. аэрокобру начали разрабатывать аж в 1936, первый полёт будущая Аэрокобра совершила 7 октября 1937 года. до ума доведена в СССР в 1943 г.

      3. як-1 - проектирование с мая 1939, первый полет 1940, "вырос" в як-3 - 1943.

      кобра - больше вооружения. свой плюс по нему получила только после вывода на 1 гашетку )залп получался - мало не покажется), до этого момента (просто нужно посмотреть - как был организован выбор из чего палить) - достаточно затратно было по времени + отвлечение внимания (ошибки в пилотировании, выборе оружия/потери цели и т.п., т.е. - эргономика, она либо для удобства обслуживания/сборки, либо - эксплуатации. даже 1-2 лишних "телодвижения" - имеют значение, как то - изменение эффективной дальности для стрельбы, ракурса и т.п.+ расход конечных ресурсов, как то боезапаса/топлива).

      4. - нет универсальных машин.

      5. экономика / обслуживание / погодные условия содержания

      6. подготовка летного состава.

      так что - мало просто читать, нужно еще слегка и анализировать, в конце-концов - даже "на себя примерить" - посмотреть фотки кабин и т.п.

         
       


    4. » #3 написал: Анунах (20 декабря 2012 14:48)
      Статус: |



      Группа: Гости
      публикаций 0
      комментариев 0
      Рейтинг поста:
      0
      Цитата: Редактор VP
      миф. не стоит, как ,бЭ "гнать"

      В чём жеж гон? Твоя статья полностью подтверждает.

         
       


    5. » #2 написал: VP (20 декабря 2012 12:34)
      Статус: |



      Группа: Гости
      публикаций 0
      комментариев 0
      Рейтинг поста:
      0
      Цитата: Анунах
      Почему и любили ленд-лизовские аэрокобры (США) - сам самолёт дерьмо по сути, зато залп ого(5-6 пулемётов и пушек).


      миф. не стоит, как ,бЭ "гнать"

      ... а вывести все вооружение на одну гашетку - додумался А.И. Покрышкин:

      История создания Аэрокобры

      История создания Аэрокобры началась в 1936 году, когда конструкторы Роберт Вуд и Херланд Пойер, служившие на недавно созданной фирме Белл, приступили к проектированию нового одномоторного одноместного перехватчика. Создатели американского истребителя P-39, казалось, сделали все, чтобы он, пополнив многочисленную семью летающих курьёзов, прекратил свое существование на стадии испытаний опытного образца. Вуд и Пойер вывернули наизнанку многие принципы конструирования машин такого назначения. Внешне все было привычно, а вот внутри – наоборот.
      Винт самолета находился там, где ему в большинстве случаев и полагалось быть, – впереди. Но между ним и кабиной, где, по логике, должен стоять мотор, разместили мощную оружейную батарею, включавшую, кроме общепринятых на американских истребителях пулеметов, пушку калибра 25 или 37 мм. Сам же двигатель отдалили от винта и угнали назад – за спину летчика. Это не было изобретением. Английский биплан Уэстленд и голландский моноплан Кольховен имели такую же компоновку, но они были лишь опытными самолетами.
      Трёхстоечное шасси с носовым колесом вместо хвостового костыля в те времена еще только-только начинало приживаться на бомбардировщиках, где вес отдельного агрегата существенно не влиял на летные данные. А здесь на легком перехватчике вместо небольшого хвостового колеса была установлена тяжелая носовая стойка.
      Необычным выглядело и применение двух боковых автомобильных дверей. Даже конструкторы современных бомбардировщиков редко позволяют себе невыгодную в весовом отношении роскошь... Такое решение оказалось ошибочным: покидание летчиком Р-39 при сброшенной аварийно двери было опасным, а отказ от традиционного фонаря не вызывался общей компоновкой – на ряде вариантов устанавливали обычную кабину.
      Тем не менее, остальные нововведения позволяли получить ряд принципиальных преимуществ. Группировка наиболее тяжелых агрегатов в центре должна была улучшить маневренные качества. Нос фюзеляжа, освобожденный от габаритного мотора, стал более обтекаемым, значительно улучшился обзор. Появилась устойчивость при разбеге, стало возможным более энергичное торможение при пробеге. Компактно расположилось оружие. Правда, потом английские летчики, первыми осваивавшие серийные Р-39, жаловались на проникновение пороховых газов в кабину.
      Однако все эти достоинства были достигнуты ценой значительных весовых потерь. При той же дальности и мощности мотора P-39 весил на добрых полтонны больше советских истребителей. Передача огромной мощности через вращающийся вибрирующий длинный вал к винту оказалась непростым делом. Конструкцию такого типа без многократного запаса прочности резонанс разорвал бы мгновенно.
      Слишком щедрым оказалось бронирование – если защита мотора от атак сзади была вполне понятна, то установка бронеспинки для летчика в данном случае выглядела весьма сомнительной. Дважды защищался пилот и спереди – броней редуктора и плитой, закрепленной непосредственно перед ним.
      Первый полёт будущая Аэрокобра совершила 7 октября 1937 года. Тогда этот самолёт ещё звался Аэрокуда. Летные испытания, в ходе которых была достигнута максимальная скорость 490 км/ч, прошли сравнительно успешно, и Авиационный корпус армии США заказал предсерийную партию из 13 самолетов, предназначенных для проведения полномасштабного эксплуатационного тестирования. Первая из этих машин была готова в сентябре 1939 года, а последняя поступила в войска в конце 1940 года.
      Однако в процессе испытаний возникло большое число проблем с механикой самолета. Самолет не мог самостоятельно рулить на земле, так как система охлаждения двигателей была рассчитана только на условия полета. При рулежке двигатели почти мгновенно перегревались. Недостаточными были признаны также скоростные характеристики Аэрокуды, которые не позволяли использовать машины этого типа в качестве дальних эскортных истребителей, как предполагалось изначально.
      Затем последовали различные варианты, испытывавшиеся вплоть до 1941 года. Проект уже собирались закрывать, когда Аэрокобру спасла разгорающаяся в Европе вторая мировая война. Уже в самом начале второй мировой войны желание приобрести 200 истребителей Р-39 выразила Франция, но до её капитуляции она так и не успела их получить.
      Зато 13 апреля 1940 года заказ на поставку 675 самолетов поступил от Великобритании: 3 июля 1941 года первые экземпляры экспортного варианта P-39, получившие в Англии обозначение Airacobra Mk I, были поставлены на вооружение.
      Однако заокеанская машина разочаровала англичан своим малым потолком, низкой скороподъемностью и неудовлетворительными маневренными характеристиками. Самолет оказался плохим перехватчиком, практически бесполезным на большой высоте. В связи с этим англичане сделали вывод, что Аэрокобра может использоваться лишь для атак наземных целей.
      Уже в декабре самолёты P-39 Аэрокобра были сняты с вооружения ВВС Метрополии. Часть из полученных к тому времени самолетов перенаправлялись в ВВС Австралии, в Новую Гвинею, на Ближний Восток. Но даже с японскими истребителями она оказалась неспособна сражаться на равных.
      Оставшиеся британские Аэрокобры, а также те, что снимались с вооружения 82-й и 350-й истребительных групп американских ВВС, союзники предложили Военно-Воздушным Силам Советского Союза.
      Первые двадцать демобилизованных Аэрокобр прибыли в СССР в январе 1942 года. Для сборки и облета новых машин была сформирована специальная группа НИИ ВВС, которой пришлось проводить тщательное исследование летно-технических характеристик истребителей P-39 и заниматься устранением различных дефектов.

      Конструкция Аэрокобры

      Размах крыла составлял 10,38 м, длина – 9,2 м, площадь крыла равнялась 19,8 кв.м.
      В ходе испытаний выяснилось, что характеристики, указанные фирмой Белл, оказались явно завышенными. Так, скорость у земли оказалась равной 493 км/ч, на высоте 7000 м – 552 км/ч, а максимальная скорость, которую самолет развивал на высоте 4200 м, составляла 585 км/ч. Высоту 5000 м самолет набирал за 6,5 мин, а для набора высоты 7000 м требовалось еще 3 мин. Скороподъемность на высоте 5000 м составляла 9,6 м/с, зато у земли она возрастала до 14,4 м/с. Высокими оказались взлетно-посадочные характеристики. Разбег составлял 300 м, а пробег – 350 м. Самолет имел дальность полета до 1000 км и мог находиться в воздухе более 3,5 часа. Хорошие летные характеристики на малых высотах позволяли эффективно использовать Аэрокобры для сопровождения штурмовиков Ил-2 и защиты их от истребителей противника, борьбы с пикирующими бомбардировщиками врага, а также для действия по наземным целям.
      Аэрокобры, поступавшие в СССР вооружались в основном 37-миллиметровой автоматической пушкой Т-9. Её 608-граммовые снаряды пять раз в две секунды вылетали из ствола со скоростью 610 м/с. Одного попадания такого снаряда было достаточно, чтобы Мессершмитт или Фоке-Вульф, а пары – чтобы сбить Ju-88 или He-111.
      Однако наряду с положительными качествами у Аэрокобры имелись и серьёзные недостатки. Например, из маслосистемы самолета жидкость полностью не сливалась, а ее остатки в картере двигателя, редукторе винта, радиаторе, трубопроводах быстро замерзали. Пришлось срочно устанавливать дополнительные сливные краны, конструировать специальный коллектор для подачи горячего воздуха одновременно ко всем местам, требовавшим подогрева перед запуском мотора. Стоявший на Аэрокобре двигатель Эллисон оказался весьма привередливым – на обычных сортах масла он не работал. Не выдерживал он и частых выходов на предельные обороты и значения наддува. Не отработав и половины ресурса, Эллисон начал стрелять шатунами. Оборвавшийся шатун пробивал картер, а затем и обшивку фюзеляжа, разрушая «по пути» тягу управления рулем высоты. Все эти дефекты в первые месяцы эксплуатации пришлось устранять.
      Ещё одним сюрпризом Аэрокобры оказалась склонность к плоскому штопору, наиболее опасному из всех видов неуправляемого вращения. Эта болезнь казалась неизлечимой. Тем не менее, НИИ ВВС сделал все возможное, чтобы свести к минимуму аварийность. Плоский штопор на «Кобре» был тщательно изучен и отснят на кинопленку. На основе этого создан и разослан во все воздушные армии учебный фильм. К этому времени на базе института организовали пятидневные сборы – 24 часа лекций, 6 часов практических занятий и показательный полет – большего война не позволяла. Тем не менее, польза была огромная. Командовал сборами знаменитый Михаил Громов, а вступительную лекцию читал создатель теории штопора профессор В. С. Пышнов.
      Таким образом, машину, от которой отказались англичане, своим самоотверженным трудом довели до ума советские авиационные специалисты. Конечно, вся эта доводка была для нас серьёзнейшим геморроем, но тогда, в январе сорок второго, когда европейские авиазаводы уже были эвакуированы, а зауральские ещё не начали выдавать продукцию, приходилось приспосабливать к боевой работе всё, что могло бы летать.

      Боевое применение Аэрокобры на советско-германском фронте

      На первых порах советские летчики с недоверием относились к необычному для того времени шасси с носовой опорой, однако очень быстро они оценили преимущества такой схемы шасси перед традиционной с хвостовой опорой: значительно лучший обзор и более постое управление самолетом на рулёжке. Поведение истребителя в воздухе также понравилась летчикам.
      Первой частью, переученной на «Аэрокобры», был 153 ИАП, который закончил обучение 14 июня 1942 г. и был перебазирован на Воронежский фронт, куда прибыл 29 июня. За 3 месяца боёв полк уничтожил 18 бомбардировщиков, 45 истребителей, собственные потери – три лётчика, 8 машин, и был 28 ноября 1942 года удостоен звания гвардейского, став 28-м Гвардейским ИАП. Один из лётчиков этого полка Александр Авдеев 12 августа 1942 года над селом Новая Усмань в Воронежской области протаранил Аэрокоброй вражеский истребитель и при этом погиб, став посмертно Героем Советского Союза.
      В начале 1943-го «Кобре» очень повезло: она досталась лётчику-новатору – Александру Ивановичу Покрышкину, человеку с незаурядными техническими способностями, известному авиационному тактику.
      В январе 1943 16-й гвардейский авиаполк, где служил Покрышкин, был послан в Иран, чтобы получить новую технику. Полк вернулся на фронт 8 апреля 1943 на Аэрокобрах.
      Во время первого же своего вылета на новой Аэрокобре Покрышкин сбил Ме-109. На следующий день 9 апреля он смог подтвердить ещё два из семи сбитых им самолётов.
      Покрышкин и творчески подошел к возможностям Аэрокобры. Однажды после жаркого боя, в котором прославленный ас уничтожил три машины врага, он вызвал на стоянку инженера и попросил его провести еще одно усовершенствование – соединить управление всем оружием «Кобры» на одну гашетку. В следующем бою фашистский самолет, напоровшись на мощный залп, сразу же развалился в воздухе. Вскоре такие доработки были проведены и на других «Кобрах».
      В этом же полку служил ещё один прославленный лётчик Григорий Речкалов – четвёртый по результативности советский ас, сбивший за время войны 56 самолётов противника. За первые две недели боёв на Аэрокобре Речкалов сбил 19 самолётов противника, причём в трёх боевых вылетах он сбил по два самолёта, а в одном – три.
      Третий по результативности советский ас (57 сбитых самолётов + 4 в группе) Николай Гулаев тоже воевал на Аэрокобре. В одном из боёв над рекой Прут 30 мая 1944 года Гулаев во главе шестёрки истребителей P-39 атаковал 27 бомбардировщиков противника, шедших в сопровождении восьми истребителей. За четыре минуты было уничтожено 11 вражеских машин, из них пять были сбиты лично Гулаевым..
      Всего в СССР было поставлено 4952 истребителей P-39 Аэрокобра, что составляет приблизительно половину от общего количества выпущенных машин.
      Планёр Аэрокобры представлял собой цельнометаллический низкоплан со свободнонесущим крылом и однокилевым оперением. Крыло состояло из небольшого центроплана, наглухо соединенного с фюзеляжем, и отъемных консолей, имевших съемные законцовки. Профиль крыла в центре – симметричный НАКА-0015, а на конце – двояковыпуклый НАКА-23009. Крыло имело работающую обшивку. Силовой каркас консоли состоял из переднего, заднего и дополнительного лонжеронов. Обшивка крыла – листовой дюралюминий разной толщины (от 0,8 до 1,3 мм). Между передним и задним лонжеронами в консолях были укреплены бензобаки. Между задним лонжероном и вспомогательным, вблизи торцевой нервюры консоли, снизу крыла размещался колодезь для уборки основных колес шасси. В передней кромке крыла вблизи фюзеляжа имелся воздухозаборник жидкостного и масляного радиаторов. Вдоль всей задней кромки крыла между элеронами и фюзеляжем находился посадочный щиток, отклоняемый книзу на 60°.
      Элероны типа «Фрайз» имели осевую аэродинамическую компенсацию. Носок элерона был зашит дюралюминием толщиной 0,8 мм, а остальная его часть покрыта полотном. На задней кромке правого элерона имелся пластмассовый Триммер, регулируемый из кабины летчика.
      Фюзеляж типа полумонокок состоял из двух частей. В хвостовой части фюзеляжа размещались радиооборудование и маслобак. Двигатель стоял в конце передней части фюзеляжа за кабиной летчика. Из-за того, что удлиненный вал проходил через кабину летчика, ручку управления пришлось конструировать особо, пропустив сквозь нее вал двигателя. Поскольку двигатель самолета находился за кабиной летчика, для обогрева кабины и отсека вооружения в носовой части фюзеляжа был установлен специальный бензиновый отопитель. Редуктор винта по той же причине имел собственную систему смазки, не связанную с двигателем. Самолет имеет трехлопастный металлический винт с полыми внутри лопастями. Его диаметр 3,16 м. Шаг винта в полете менялся автоматически. Кабина самолета была оборудована всеми навигационными приборами, обеспечивающими полет в сложных метеорологических условиях. Трехколесное шасси убиралось с помощью электромотора. На случай отказа электромотора предусматривалась аварийная лебедка.

      http://www.opoccuu.com/p-39.htm

      для размышлизмов:

      Як-3 — советский одномоторный самолёт-истребитель. Самолёт Як-3 создал в 1943 году коллектив, возглавляемый А. С. Яковлевым, развивая уже оправдавший себя в боях истребитель Як-1М.

      Як-1 — советский одномоторный самолёт-истребитель Великой Отечественной войны. Разработка лёгкого истребителя И-26 (Я-26) началась в ОКБ А.С.Яковлева 9 мая 1939 года. Первый боевой самолёт, разработанный КБ под управлением Александра Сергеевича Яковлева как опытный истребитель И-26. После завершения Государственных испытаний был принят в серийное производство под маркой Як-1. Производился с 1940 по 1944 год; всего было построено 8734 самолётов всех модификаций.

      На Як-1 вступила в войну эскадрилья Нормандия-Неман.

      Первый экземпляр Як-1М ("москит") с мотором М-105ПФ, построен 15 февраля 1943 г.

         
       


    6. » #1 написал: Анунах (20 декабря 2012 12:21)
      Статус: |



      Группа: Гости
      публикаций 0
      комментариев 0
      Рейтинг поста:
      0
      Самый большой не достаток наших истребителей - недовооружённость (вес секундного залпа)и малый боезапас при этом. Почему и любили ленд-лизовские аэрокобры (США) - сам самолёт дерьмо по сути, зато залп ого(5-6 пулемётов и пушек). Почти как у немцев. Да и вообще, утверждения что наши самолёты были лучшими в ВОВ, сильно смахивает на пропагандический миф.

         
       


    » Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
     


    Новости по дням
    «    Сентябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30 

    Погода
    Яндекс.Погода


    Реклама


    Загрузка...

    Опрос
    Как по вашему мнению Украина изменится при президенте Зеленском?




    Реклама
    Загрузка...

    Облако тегов
    Аварии и ЧП на АЭС, Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Готовим дома, Единая Россия, Импортозамещение, ИнфоФронт, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Кризис в России, Лекарственные растения, Любимая Россия, Навальный, Наука России, Неизвестный Путин, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Россия, Сделано в России, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония, сша, украина

    Показать все теги
    Реклама


    Популярные
    статьи



    Реклама одной строкой

      Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
      ©2003-2019 ОКО ПЛАНЕТЫ

      Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
      Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


      Map