Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторамВерсия для смартфонов
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Телеграм канал Z-Операция Клеточные концентраты растений от производителя по лучшей цене


Навигация

Реклама

Важные темы


Анализ системной информации

» » » Древняя Мексика без кривых зеркал

Древняя Мексика без кривых зеркал


5-10-2010, 15:52 | Файловый архив / Книги | разместил: VP | комментариев: (0) | просмотров: (2 988)

Математика без арифметики

Что за чушь? – спросит читатель. – Разве может быть математика без арифметики? Ведь арифметика – основа любой математики, которая без арифметики просто не существует…

И будет безусловно прав.

Однако когда начинаешь анализировать утверждения историков о том, что индейцы Мезоамерики обладали развитым математическим знанием, возникает ощущение именно как раз той самой «математики без арифметики», которой и быть-то не может…

Но обратимся к первоисточникам.

В текстах майя довольно давно исследователи выделили символы, которые явно отображали некие числа. Дальнейший анализ позволил достаточно детально определить систему, которой пользовались майя для того, чтобы записать то или иное число. В принципе, она оказалась довольно простой.

Основных цифр использовалось всего две: точка обозначала единицу, а черточка – пятерку. Разными комбинациями этих двух символов отображались числа от 1 до 19, значение которых определяется путем простого суммирования значений символов, используемых в комбинации – см.

Рис. 175. Говоря другими, специальными, словами: майя использовали здесь аддитивную форму записи чисел.

Рис. 175. Отображение чисел с 1 до 19 в записи майя

Была еще одна цифра – эквивалентная нашему нулю, которая изображалась в виде стилизованной раковины. Причем считается, что майя начали использовать ноль задолго до того, как он появился в странах Старого Света. И эта цифра – то есть ноль – оказывалась для индейцев весьма полезной, поскольку для записи других (больше 19) чисел они вводили дополнительно позиционный принцип, когда значение числа определяется не только используемыми для записи символами, но и положением этих символов, то есть, говоря другими словами, разрядом символа. Звучит все мудрено для непосвященных, но это – привычный для нас принцип записи чисел в десятеричной системе. Только у майя число записывалось не горизонтально, как у нас, а вертикально, и основание системы было равно не десяти, а двадцати.

Считается, что основание, равное двадцати, тоже имело вполне приземленную причину – количество пальцев на руках и ногах у стандартного человека (как и основание 10 по сумме пальцев на руках). И в принципе, основание не 10, а 20 для позиционной системы записи ничем не хуже. Тут все – дело привычки. Кому-то (скажем, как это было для компьютерщиков на заре кибернетики) проще ориентироваться, например, в восьмеричной и даже двоичной системе записи…

Для каждого разряда использовалось свое название – свой иероглиф: «кин», «винал», «тун», «катун» и так далее (типа как у нас – «единица», «десятка», «сотня», «тысяча»). Однако в отличие от привычной нам системы записи, у майя в их двадцатеричной было одно (достаточно странное) исключение – в одном месте основание вдруг менялось с 20 на 18. Причем почти сразу – буквально в следующем за первой двадцаткой разряде, а далее все возвращалось к той же самой двадцатке, что приводило к последовательности в виде:

Кин = 1

Виналь = 20 кинов = 20

Тун = 18 виналов = 360

Катун = 20 тунов = 7200

Бактун = 20 катунов = 144 000

Пиктун = 20 бактунов = 2 880 000

Калабтун = 20 пиктунов = 57 600 000

Кинчильтун = 20 калабтунов = 1152000000

Алавтун = 20 кинчильтунов = 23040000000

… и так далее.

В современных текстах о майя, чтобы не рисовать иероглифы, применяется более привычный нашему глазу метод записи их чисел, который использует точки для обозначения разрядов. Например: 3.12.11.0 – это 3 катуна, 12 тунов, 11 виналов, 0 кинов, что составляет число, равное 3х7200+12х360+11х20+0х1 = 26140.

Если, уважаемый читатель, Вы разобрались с этим, то это – все: вы уже усвоили полностью всю (!!!) «математику» майя!…

И бесполезно искать в майянских текстах что-то похожее на правила сложения дробей, как у древних египтян, или стандартизированные методы вычисления площадей трапеций, как у древних шумеров. Ничего подобного в индейских текстах нет!…

Тогда какая же это математика?!. Это – всего лишь система записи чисел, если использовать правильную терминологию!… Не меньше, но и не больше!…

Например, многие восхищаются тем, что майя могли с помощью этой системы записывать очень большие числа. Ну, могли. Ну и что?… Это можно сделать с помощью абсолютно любой известной нам системы записи чисел. Только к термину «математика», и уж тем более к «развитому математическому знанию», это не имеет никакого отношения.

А где же тогда то самое хваленое «развитое математическое знание»?…

Его нет. Оно лишь в головах историков и различного рода «исследователей». Мираж, порожденный очередным кривым зеркалом преувеличений…


* * *

Г.Ершова в своей книге «Древняя Америка: полет во времени и пространстве» пишет: «Судя по свидетельствам испанцев, индейцы очень быстро считали и легко могли оперировать огромными числами. Согласно описаниям, математики, а также «бухгалтеры» майя пользовались оригинальным приспособлением из камешков наподобие счетов. Даже на древних изображениях мы видим сидящих рядом с правителями придворных, занятых важными хозяйственными подсчетами. Перед ними разложены мелкие предметы (камешки), в руке у каждого палочка».

Думаю, что, случайно или нет, Ершова привела весьма удачный образ для сравнения – бухгалтерские счеты, которые современное молодое поколение, возможно, уже и не знает, но которые очень широко использовались не только в бухгалтерии, но и в торговле непосредственно вплоть до замещения их калькуляторами. Дело в том, что в них используется фактически тот же самый принцип, на котором выстроена система записи чисел майя, – комбинированный аддитивно-позиционный принцип. Костяшки счетов представляют собой единицы, а проволочки, на которых расположены костяшки, – соответствующий разряд числа (только в нашей десятеричной системе).

Тому, кто знаком с приемом счета на бухгалтерских счетах (прошу прощения за невольный каламбур), не составит труда наглядно представить себе, как считали индейцы, удивившие этим испанцев. Как только в каком-то разряде (на какой-то проволочке) сумма единиц (костяшек) достигает десяти, они сбрасываются на ноль, а на следующем разряде добавляется единица (костяшка). Результат действия тут же представляется наглядным образом: количество костяшек на определенной проволочке – это значение числа в соответствующем разряде (количество единиц, десятков, сотен и так далее). Все предельно просто и без какой-либо «развитой математики».

Рис. 176. Счеты бухгалтерские (ХХ век нашей эры)

Удивление испанцев еще можно понять, ведь среди них не так много было математиков и профессиональных бухгалтеров или хотя бы ростовщиков, привыкших к оперативному счету. Среди конкистадоров преобладали искатели приключений и наживы, многие из которых вообще не умели толком писать и считать. Но нам-то чему удивляться и чем восхищаться?!.

Таким способом можно отображать и складывать любые числа, в том числе и «огромные»: нужно лишь достаточное количество проволочек на счетах (или ячеек в сеточной таблице, которую использовали индейцы вместо счетов с костяшками) – соответственно разрядности чисел, с которыми проводятся операции.

Данный принцип счета был бы совсем легким, если бы речь шла об оперировании в такой системе записи, где основание всегда одно и то же. Но даже и то, что в системе майя на третьем разряде имеет место нестандартный «выверт» – основание меняется с 20 на 18 с последующим возвратом к 20 – не особо затрудняет процесс.

В случае конструкции бухгалтерских счетов для системы майя могло бы быть применено, скажем, использование на всех проволочках по 20 костяшек, а на одной – третьей снизу – только 18 костяшек. Нечто подобное есть и на наших бухгалтерских счетах, где четыре костяшки некоторые использовали для счета полтинников (монета в пятьдесят копеек), а кто-то просто в качестве визуально наглядного разделения рублей и копеек. Только индейцам – при отсутствии физических костяшек на проволочках – ограничение одного разряда с 20 до 18 нужно было постоянно держать в голове…

Но… Снова есть небольшое «но».

Г.Ершова не конкретизирует, какие именно операции производили индейцы со своими камушками и палочками. Небольшая «недоговорка» в итоге создает представление об индейцах как о прямо-таки фантастических счетоводах с идеально отработанной технологией счета. Снова порождается некоторое «преувеличение» со всеми вытекающими отсюда последствиями кривого зеркала – разговорами о «развитом математическом знании»…

Дело в том, что принцип устройства бухгалтерских счетов (равно как и система записи чисел майя) позволяет выполнять легко только одну-единственную и самую простую арифметическую операцию – сложение (ну, и – при некотором навыке – обратную к ней операцию вычитания). Только лишь!…

Куда дальше Г.Ершовой заходит в своих утверждениях Питер Томпкинс – представитель противоположного, «альтернативного» исторического лагеря. В своей книге «Тайны мексиканских пирамид» Томпкинс пишет:

«Благодаря системе шахматной доски майя умели обращаться с очень большими числами без особых усилий. Их система была настолько проста, что четырехлетний ребенок мог умножать, делить и извлекать квадратные корни, не нуждаясь в запоминании таблицы умножения. При этом система была настолько универсальна, что домохозяйка могла с ее помощью рассчитывать свой бюджет, а астроном мог составить карту движения звезд на столетие, чтобы вычислить, когда наступит новое затмение… В своей книге «Математическая наука у майя» мексиканский инженер Гектор М. Кальдерон тщательно проанализировал математическую систему майя. Он пишет, что майя умели решать сложные математические задачи… Посредством очень простой системы зерен двух цветов, которые изображены на их памятниках, рисунках, одежде и ковриках, майя могли заниматься хронологическими вычислениями, астрономией, техническим проектированием и архитектурой».

Я еще могу себе представить, что в результате некоторой тренировки можно удерживать в голове ограничение третьего разряда числом 18 вместо 20, и с помощью этого проводить такое нехитрое действие как сложение пары чисел. Однако редкий четырехлетний ребенок вообще умеет заниматься сложением. Да и навык общения со счетами требует определенного времени обучения. Так что тут Томпкинс, мягко говоря, погорячился.

И совсем он уже ударился в фантазии, когда решил усилить воздействие на читателя упоминанием умножения, деления и даже извлечения квадратного корня. Мне, например, не известны в истории четырехлетние дети, которые бы знали, что такое вообще «квадратный корень»…

Но дело даже не в этом, а в том, что принцип построения бухгалтерских счетов – равно как и аналогичный принцип счета камушками по разрядной сетке – совершенно не приспособлен для быстрого исполнения операции умножения. В этом случае максимум, что можно сделать – это на самом деле лишь заменить умножение на операцию сложения соответствующее количество раз. Умножение на небольшие числа таким образом еще как-то можно выполнять, но попробуйте даже на привычных счетах помножить, скажем, 513 на 458 – придется 458 раз (!) добавлять число 513. Другого варианта нет!…

Кстати, авторитетнейший специалист по майянским текстам Майкл Ко в своей книге «Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты» упоминает мимоходом про некую «таблицу «Дрезденского кодекса», которая включает в себя таблицу умножения числа 78». Спрашивается, зачем было бы включать в такой важнейший документ (который содержит в себе известные астрономические таблицы майя), какую-то дополнительную таблицу умножения, если бы эта операция выполнялась легко и свободно?!.

Но даже если сделать скидку на то, что операцию умножения все-таки как-то можно выполнять, пусть и заменяя ее сложением, то для операций деления (и уж тем более извлечения квадратного корня), принцип счета по сетке (аналогичной бухгалтерским счетам) не приспособлен абсолютно. Попытка деления всего лишь на 2 уже выльется в довольно непростой алгоритм, а на 3 и более приводит к таким сложным процедурам, что проще будет вообще не заниматься делением.

Более того. Не очень значительный для простого сложения «недостаток» со сменой основания в третьем разряде довольно сильно усложняет другие арифметические операции – даже операцию умножения, ведь нужно не промахнуться с поправками на основание разряда такое количество раз, на сколько идет умножение (разлагаемое на операции сложения).

Впрочем, Томпкинс тут же это и демонстрирует, показывая насколько легко тут ошибиться с поправкой: приводя пример даже простого сложения чисел, он моментально забывает о смене основания разряда и использует везде шаг в 20 раз: 1 – 20 – 400 – 8000 – и так далее…

Что уж говорить об утверждении Кальдерона об астрономических вычислениях, техническом проектировании и архитектуре. Это – уже даже не кривое зеркало, а просто полет буйной фантазии. Метод аддитивно-позиционного представления числа позволяет всего лишь хорошо складывать числа на бухгалтерских счетах или их подобии, но от этого простого действия до операций, перечисляемых Кальдероном, такое же расстояние, как от бумажного голубя до реактивного лайнера…


* * *

Любопытно, что использованный майя принцип записи чисел, представляет именно комбинацию аддитивного и позиционного принципов. При этом, для аддитивной части представления числа используются самые простейшие символы – точки и черточки, а вот для чисел, соответствующих основаниям разрядов и относящихся к позиционной части записи, – довольно замысловатые иероглифы. Получается какой-то странный гибрид ужа с ежом… Неужели нельзя было найти символы попроще?… Есть ведь крестики, кружочки, треугольнички…

Есть тут какая-то искусственность, но какая – пока сформулировать до конца не удается…

Кстати, есть еще одна странность, которая касается как раз «кружочка» – то есть нуля, который у майя тоже представлен не самым простым символом – каким-никаким, а рисунком, пусть даже всего лишь в виде стилизованной раковины.

Рис. 177. Нули-раковины в записи майя (фрагмент Дрезденского кодекса)

Использование индейцами нуля принято считать чуть ли не величайшим достижением. А уж то, что в этом они опередили народы Старого Света, прямо-таки с гордостью за майя стремится упомянуть практически каждый автор книг по истории Мезоамерики, вновь упоминая про «развитое математическое знание». Только есть ли, чем тут гордиться?…

Ноль, действительно, совершенно не лишний элемент в представлении числа. И с точки зрения системы записи чисел (о которой, собственно, и нужно говорить применительно к майя) он во многом упрощает задачу. Но что будет с точки зрения именно математики?…

А вот для математики, и особенно для математических операций, ноль способен создавать целый ряд проблем. Особенно если речь идет о современной математике и ее физических приложениях. Дело в том, что на ноль нельзя делить!… Ноль – это своеобразное «исключение из правил». В результате таких его особых свойств, скажем, в любой теории функций с нулем приходится буквально бороться специальными методами.

Простому человеку, далекому от высшей математики, довольно сложно представить себе математику без нуля, и, естественно, введение такого понятия кажется действительно серьезным завоеванием майя. Однако в современной науке под названием «высшая математика» уже имеют место попытки построения математики без нуля, которая, благодаря отсутствию этого «особого числа», предоставляет целый ряд преимуществ…

Так что и с появление нуля у майя далеко не все однозначно: с точки зрения простого представления чисел, это – шаг вперед; а вот с точки зрения современной высшей математики, это событие можно расценивать и как шаг назад!…


* * *

Как бы то ни было, появление нуля в системе представления чисел майя понятно и логично. А вот зачем понадобилось менять в одном месте – на третьем разряде – само основание системы счета с 20 на 18?… Подобное искажение единой линии представляется нелогичным и даже неудобным.

Большинство историков сходится в том, что данное искажение было неким образом связано с астрономическими и календарными вычислениями майя. И на это подталкивает еще одна особенность индейской «математики». Дело в том, что в сохранившихся письменных источниках изображения чисел так или иначе привязаны именно к счету дней.

Мне неизвестно, насколько всеобъемлюща эта закономерность. Однако ни в одном из приводимых в доступной литературе переводов текстов майя мне не доводилось встречать, например, счета каких-то предметов или численности армии. Текстов типа «у него было пять наложниц» или «он со своими двадцатью сторонниками» и тому подобное не встречается нигде!… Только счет в днях от какой-то «нулевой даты».

Конечно, если судить по приводимым историками описаниям испанских конкистадоров и хронистов, индейцы считали не только дни. Но почему тогда это никоим образом не нашло отражения в письменных источниках?… Я не беру тут в расчет так называемое «рисуночное письмо», которое к понятию «развитой письменности» не имеет отношения…

Ведь если дело обстоит именно так, если фиксировался только счет дней, то сам по себе факт столь избирательного использования чисел довольно значителен. Система записи в таком случае теряет еще один признак связи с математикой, один из основных принципов которой заключается в абстрагировании от предмета счета. У майя же мы никакого абстрагирования не наблюдаем. Все получается привязано именно к счету дней…

Но если принять за данность такую привязку, странности искажения системы записи чисел в третьем разряде действительно можно дать более-менее правдоподобное объяснение. Эта запись адаптирована под 360-дневный год, в котором 18 месяцев по 20 дней. И эта адаптация позволяет не только производить подсчет количества 360-дневных лет по уже простой двадцатеричной системе (без каких-либо «исключений» в разрядах), но и легко переходить от счета в днях к счету в годах и наоборот.

Для примера: дата 5.11.7.9.18 означает количество дней, равное 5х144000+11х7200+7х360+9х20+18х1 = 801918. Если перейти теперь к системе с 360-дневным годом, то последняя «цифра» в записи будет означать день месяца, предпоследняя – номер месяца, а остаток (исходная запись с отброшенными двумя последними разрядами) будет означать количество 360-дневных лет. В приводимом примере получим: 18-й день 9-го месяца года, который будет иметь вид 5.11.7 в обычной двадцатеричной системе счета. Или, переходя к обычной нам десятеричной системе (учитывая, что 5х400+11х20+7х1=2227), получим 18-й день 9-го месяца 2227 года.

Действительно, удобно. Но…

Опять возникает «но»…

Если перейти от формально-математических лет к реальным годам, то счет получается довольно приблизительный. Это, конечно, не наша привычная фраза типа «где-то лет десять-двенадцать назад», но все-таки. Погрешность в 5 с лишним дней за год – довольно существенна. Даже в приведенном несколькими строками выше примере ошибка составит около трех десятков лет, то есть что-то сопоставимое по порядку величины со средней продолжительностью жизни того же индейца майя.

А где же тогда хваленая точность календаря майя?!.


* * *

Календарные странности

С тех пор, как стало известно о календаре древних майя, исследователи не перестают удивляться его точности, которая превосходит даже тот календарь, которым пользуемся мы в XXI веке. По некоторым оценкам, чтобы достичь такого результата, индейцы должны были вести наблюдения за движением небесных тел на протяжении 10 тысяч лет!…

Но зачем майя мог понадобиться столь точный календарь?…

Историки, изучающие древние культуры Мезоамерики, практически единодушно полагают, что причиной появления сверхточного календаря было земледелие, составлявшее основу жизнедеятельности индейских обществ. Дескать, чтобы прокормить себя и свою семью майя нужно было точно определять, когда сеять маис и когда собирать урожай.

Впрочем, справедливости ради, надо отметить, что те же самые причины появления и развития календарей, называются не только теми, кто занимается Мезоамерикой, но и теми, кто изучает историю других регионов нашей планеты.

Я понимаю, что среди современных историков не так уж и много людей, которые вышли непосредственно из сельского хозяйства. Может, не так много и тех, кто просто вырос в деревне. Но ведь вовсе не нужно быть сельским жителем, чтобы заметить довольно банальную вещь: год на год не приходится, и в один и тот же календарный день в разные годы бывает разная погода. А растениям ведь все равно, знают люди точный календарь или нет – растения растут в зависимости не от точности календаря, а от окружающих условий, то есть от той же самой погоды.

Опять же: не нужно быть и профессиональным синоптиком, чтобы заметить, что колебания погоды, которые видит любой из нас, настолько велики, что погода в один и тот же календарный день не просто разная – она может очень сильно отличаться. Для примера: в той же средней полосе России на начало мая приходится то мокрый снег с ночными заморозками на почве, то жара (по местным меркам, конечно) под двадцать пять градусов выше нуля по Цельсию.

И чем тут растениям сможет помочь астрономически точный календарь?… Ответ тривиален – ничем.

Но тогда зачем земледельцу может понадобиться такой астрономически точный календарь, который – если его строго придерживаться в своей работе – будет не то, что подмогой, а наоборот серьезной помехой?… Ответ также банален: такой календарь ему не нужен!…

Это – на уровне элементарной наблюдательности и логики. На уровне же фактов достаточно поднять не исторические труды, подгоняющие все под искусственные схемы, а литературу, описывающую реальную жизнь в деревне, чтобы убедиться в том же самом. Во все времена ценились вовсе не те, кто ориентировался в календаре астрономическом, а прежде всего те, кто мог определять благоприятное время для посева или сбора урожая по влажности почвы, по окружающим приметам, состоянию растений, поведению животных и по другим подобным признакам.

Рис. 178. Камень Солнца – ацтекский календарь

Как легко также можно заметить, точный календарь для обычной жизни не нужен и в городе. Ну что, скажите, изменится с того, что мы возьмем, да отменим корректировку нашего календаря, согласно которой три раза из четырех на рубеже столетий не добавляется високосный день?… Бьюсь об заклад, что подавляющее большинство читателей даже и не слышали о подобной корректировке (хотя, по сути, это и есть разница между куда более известными понятиями – «григорианский» и «юлианский» календарь)!… Ничего она в их жизни не меняет.

Да даже если отменить високосные годы вообще, в обыденной жизни мы бы тоже ничего долгое время не замечали. И пахали бы так же, и сеяли, и урожай собирали, и трамваи водили и пароходы, и статьи с книжками писали бы… Если б и начали замечать какие-то зримые простому глазу рассогласования собственных привычек с небесными светилами, то и то уже ближе к концу жизни!… А жили бы точно так же, как живем и сейчас. Вон, церковь живет себе по другому календарю – и ничего особенного не происходит…

Так что полную чушь говорят историки о связи календаря майя с каким-то маисом и сельским хозяйством…

Но оставим пока на некоторое время вопрос о происхождении календаря майя. Поскольку прежде, чем искать истоки чего-то, не мешает разобраться в самой сути проблемы.


* * *

Что вообще значит «один календарь точнее другого»?…

Как многим известно, наша планета – как физическое тело в пространстве – испытывает два основных и заметных на глаз (о других пока не будем говорить) вида вращения: суточное, из-за которого происходит смена дня и ночи; и годовое вокруг Солнца, с которым связана смена времен года. Обернувшись разок вокруг Солнца, Земля успевает повернуться вокруг своей оси (то самое суточное вращение) больше трех с половиной сотен раз. Проблема в том, что на ровно один оборот вокруг Солнца не приходится целого значения количества оборотов, которое Земля успевает за это время совершить вокруг своей оси. В настоящее время астрономы считают, что на один год (время обращения вокруг Солнца) приходится 365,24222 суток (время обращения Земли вокруг своей оси).

«Неприятное» какое-то значение. Нецелое. 365 с четвертинкой – да еще и неполной четвертинкой… А считать нам удобнее в днях.

Самый простой, как представляется навскидку, способ: добавлять дни в продолжительность года по мере их накопления. Три года по 365 дней, а на четвертый – високосный -добавлять еще один день и считать год равным 366 дням (Юлианский календарь). При этом остается еще небольшой «отрицательный хвостик», которого чуть-чуть не хватает до полных суток. Из-за него в Григорианском календаре, которым мы пользуемся сейчас, добавлена еще корректировка (о ней упоминалось чуть ранее) – на рубеже столетий високосный день добавляется только в тот год, который делится на 400, то есть: 1600-й – високосный; 1700, 1800, 1900 – не високосные; 2000-й – снова високосный и так далее…

И все равно остается неровный «хвостик»!… Из-за него-то и весь сыр-бор с точностями календаря… И если уж делать календарь более точным, то надо вводить дополнительные поправки. Так воспринимается это все на житейском уровне. Но…

Индейцы Мезоамерики пользовались разными календарями. У кого-то получше, у кого-то похуже. У кого-то менее точные, у кого-то более… Однако ни одна народность в этом регионе никогда никаких поправок типа известных нам високосных дней не практиковала!… Те же майя использовали в качестве года для обычных бытовых нужд так называемый «Хааб», который был неизменно равен 365 дням. А для ритуальных целей (как полагают историки) использовался год «Цолькин» продолжительность вообще в 260 дней…

Тогда что значит утверждение, что майя имели более точный календарь, чем тот, которым мы пользуемся сейчас?…

К сожалению, подавляющее большинство авторов различных книг (как представителей официальной версии истории, так и их «альтернативные» оппоненты) приводят лишь само это утверждение. И в лучшем случае лишь добавляют сравнение продолжительности года в разных календарях. Например, в таком виде:

по Юлианскому календарю – 365,250000 дня

по Григорианскому календарю – 365,242500 дня

по календарю майя – 365,242129 дня

по астрономическим данным – 365,242198 дня.

Хотя чаще для календаря майя приводится значение 365,242 дня, что можно считать просто округлением…

Глядя на эти цифры, нельзя не согласиться: конечно, год по календарю майя гораздо ближе к своему астрономическому значению, чем по нашему григорианскому.

Однако опять возникает очередное «но»…

Как мы только что видели, никакой действительно развитой математики у индейцев не было. И уж заведомо они не пользовались дробными числами – только целыми. Снова проблема…

Как же тогда определили, что их календарь был более точен, чем наш, ведь разница-то как раз в дробной части?!.

Поиски в различных источниках дали почему-то два разных варианта ответа на этот вопрос. Причем эти варианты обнаружились в Интернет-форумах, где пользуются преимущественно всякими «никами» и просто псевдонимами, поэтому привожу далее эти два варианта без указания авторов. К сожалению, не могу также ручаться за достоверность утверждений о соответствии приводимых далее соотношений и конкретных письменных источников майя.

Вариант 1.

Косвенные данные (интервал между соотносимыми датами на памятниках) указывает на то, что майя знали следующее соотношение: 550420 дней = 1508х365 дней = 1508 Хаабов = 18639 синодических лунных месяцев.

Синодический лунный месяц – время между двумя повторяющимися фазами Луны (например, от новолуния до новолуния). Это период в реальности равен 29,53 дня, но индейцы, не используя дробных чисел, округляли его то до 29, то до 30 дней. Хотя в лунной таблице Дрезденского кодекса (чуть забегаю вперед) есть число 2953, что соответствует 100 лунным месяцам, а вся таблица охватывает 11960 дней, устанавливая соответствие лунного и ритуального циклов: 11960 = 405х29,53 = 260х46.

Однако 18639 синодических лунных месяца (те самые 550420 дней) с очень хорошей точностью равны 1507 астрономическим годам. И тогда простым делением получаем продолжительность года – 550420: 1507 = 365,2422031 дня.

Тут пришлось, правда, чуть адаптировать интернетный вариант изложения, чтобы сделать его более понятным. Но все равно остается несколько неясным, на каком основании сделан переход именно к 1507 годам. Ведь исходный посыл для расчетов базируется на близком, но ином значении базовой величины для расчетов – на том, что в надписях на каменных стелах майя, где вообще очень много чисел, даты, разделенные интервалами в 1508 (и в 3016) лет, встречаются чаще, чем это можно было бы ожидать при простом совпадении (что, вдобавок, уже содержит элемент субъективной оценки ожидания).

И более того: используемое соотношение, строго говоря, указывает только на знание продолжительности именно синодического лунного месяца, а вовсе не астрономического года…

Гораздо более обоснованным представляется второй вариант расчетов, хотя тут сам автор сообщения, приводя нижеследующую цитату, не берется подтвердить достоверность исходной информации. Итак

Вариант 2.

«Хотя в году Хааб было только 365 дней, майя знали, что год немного длиннее 365 дней, и в действительности, многие названия месяцев связаны с временами года. Например, Йашкин означает «новое или сильное Солнце» и, в начале Длинного счета, 1 Йашкин был днем после зимнего солнцестояния, когда Солнце начинало светить дольше и выше подниматься на небе. Когда Длинный счет был введен, он начался с даты 7.13.0.0.0, и 0 Йашкин соответствовал дню середины зимы, как и в дату 13.0.0.0.0 в 3114 г. до н.э. Существующие свидетельства показывают, что майя оценили, что 365-дневный год проходит через все времена года дважды за 7.13.0.0.0 или 1101600 дней» (Клаус Тондеринг, «Часто задаваемые вопросы о календарях»).

Отсюда вытекают следующие расчеты:

Дата 7.13.0.0.0 обозначает 7x144000+13x7200+0x360+0x20+0=1101600-й день от начала эры майя. Это составляет 1101600: 365 = 3018 Хаабов (тут, в отличие от интернетного варианта расчетов, я округлил получаемое дробное значение 3018,08219178… до целого числа, как и положено было у майя).

А сколько за это время прошло реальных (астрономических) лет? Как следует из цитаты, майя оценили, что их календарь обогнал реальность на два года. Значит от начала эры прошло 3018- 2 = 3016 реальных лет.

Разделим количество дней на количество реальных лет и узнаем продолжительность реального года -

1101600: 3016 = 365,242 дня.

Расчеты вроде подтверждают заявленный результат по точности, но…

Обратимся к обычному словарю и посмотрим, что подразумевается под словом «календарь». Календарь – это система счисления больших промежутков времени, основанная на периодичности видимых движений небесных тел.

И тогда, если присмотреться повнимательней к тому, что именно использовано в расчетах, можно заметить парадоксальный момент – и в том, и в другом варианте расчетов никакого точного календаря на самом деле как такового нет!… Есть простой календарь в 365 дней. Есть система подсчета дней в виде так называемого «длинного счета», которая напрямую сама по себе не связана с «периодичностью видимых движений небесных тел». Есть сами по себе периоды таких видимых движений, то есть астрономические циклы. А для получения результата используются только соотношения между разными астрономическими циклами (как в варианте 1), да некие «сведения о погрешности» (как в варианте 2). Все вроде крутится где-то около определения слова «календарь», но в целом-то под него не подпадает!…

Снова – если уж и не кривое зеркало, то кривоватенькое точно…

На самом деле получается, что если строго придерживаться терминологии, из приведенных вариантов расчетов следует сразу несколько важных выводов, которые существенно расходятся с общепринятым мнением.

Во-первых, утверждение о «высокой точности календаря майя» не верно. Календарь с продолжительностью года в 365 дней, который у них использовался, гораздо менее точный, чем имеем мы.

А во-вторых, даже при столь неточном календаре майя не только обладали знанием реальной продолжительности года с очень хорошей (астрономической) точностью, но и могли выразить ее дробное значение соотношением в целых числах!…

Итак, уточнение сути проблемы приводит нас совсем к другой постановке задачи. И хотя вопрос о происхождении календаря майя с повестки дня не снимается, речь уже идет не о точности календаря (поскольку никакой точности нет и в помине), а об источнике знания майя реальной продолжительности года. Знании, которое находится на уровне современного астрономического знания!…

Собственно, у майя дело обстоит ровно точно также и у нас. Майя знали реальную продолжительность астрономического года, но использовали календарь в 365 дней. Мы тоже знаем реальную продолжительность астрономического года, но используем Григорианский календарь. И если уж сравнивать точность календарей, то надо сравнивать календарь майя с 365 дневным годом без каких-либо високосных поправок с Григорианским календарем, который несомненно не хуже, а наоборот – точнее календаря майя…


* * *

Уже дважды использован термин «длинный счет» без пояснения. Между тем, книги по истории Мезоамерики уделяют ему обычно достаточно большое внимание, поскольку он является, пожалуй, одной из самых экзотических особенностей этого региона. Экзотической, потому что ни в одном другом районе земного шара не известно ничего подобного. Речь идет об учете больших промежутков времени, рассчитываемых не в годах, и даже не в месяцах, а непосредственно в днях.

На самом деле мы уже немало о нем сказали, поскольку «длинный счет» по форме представляет собой достаточно подробно разбиравшуюся систему представления чисел, только примененную непосредственно к подсчету дней (с небольшой «добавкой», о которой чуть позже). Собственно, только в такой функции и использована система записи чисел в известных письменных источниках.

Нередко в различной литературе сама форма представления чисел соотносится именно с календарной системой. Это делается на основании того, что основание третьего разряда в записи, как уже указывалось ранее, равно 360, что близко по порядку величины к продолжительности года, и потому, что для получения данного значения приходится отступать от единой для остальных разрядов двадцатеричной основы.

На первый взгляд в такой трактовке есть своя логика. К тому же, как тоже указывалось ранее, если из записи числа отбросить два последних (два нижних) разряда, то автоматически получается количество уже не дней, а лет – правда, с годом всего в 360 дней. Но и тут возникает достаточно серьезная проблема.

Дело в том, что отбрасывание двух последних разрядов и переход к годам представляет собой не более, чем трактовку современными исследователями. А подтверждения реальности именно такого смысла записи для самих индейцев в известных переводах сохранившихся текстов нет. Нигде в этих переводах не встречается этого самого сокращенного на две позиции представления чисел. И, строго говоря, неизвестно – использовали сами индейцы это сокращение!…

Непосредственно в самой записи общего количества дней, строго говоря, какой-либо периодичности, связанной непосредственно с движением небесных тел, нет. Поэтому относить ее к календарной системе также, по большому счету, нельзя. Это можно будет делать только тогда, когда будет достаточно твердая уверенность в том, что индейцы действительно практиковали сокращение двух последних разрядов в записи «длинного счета». Например, если вдруг будет найден какой-нибудь текст именно с таким сокращением. Однако мне представляется, что это вряд ли когда-либо произойдет.

Дело в той самой небольшой «добавке», которая имеет место в реальных письменных источниках и которая отличается «длинный счет» от простой записи числа. Эта добавка – нечто типа «имени собственного» дня по 52-летнему циклу. То есть запись в системе «длинного счета» представляет собой количество дней, прошедшее до конкретного дня с некоего «нулевого момента», плюс «имя собственное» этого конкретного дня по 52-летнему циклу. Именно эта «добавка» и определяет связь «длинного счета» непосредственно с календарной системой.

Что же подразумевается под «добавкой» или «именем собственным» конкретного дня?… Для этого нужно подробнее ознакомиться с 52-летним циклом, который был распространен практически по всей Мезоамерике.


* * *

52-летний календарный цикл образуется из двух – цикла «Хааб» и цикла «Цолькин».

«Хааб» – год продолжительностью 365 дней. Он складывался из 18 месяцев по 20 дней, к которым добавлялись еще пять дней. «Хааб» достаточно привычен и понятен нам, поскольку это, по сути, наш обычный год, только без високосных поправок. И также как у нас составляется последовательность дней: сначала идут по порядку 20 дней одного месяца, затем 20 дней другого и так далее…

Рис. 179. Названия месяцев в цикле «Хааб» (по Г.Ершовой)

Цикл «Цолькин» – гораздо более странный «год» продолжительностью 260 дней. Тут встречается разу три трактовки его формирования.

Он складывался, по одной из трактовок, из 13 месяцев по 20 дней. По другой трактовке, «Цолькин» образовывался из 20 недель по 13 дней. По третьей, из комбинации двух видов «недель»: 13-дневной, с простой нумерацией дней, и 20-дневной, в которой дни «недели» имели каждый свое имя.

На самом деле не известно, насколько правомерно применение к составляющим «Цолкина» таких привычных нам терминов как «неделя» и «месяц». Но как бы то ни было, суть всех трех трактовок одинакова: этот «год» образуется сочетанием двух циклов – из 13 номеров и 20 имен.

Однако «Цолькин» имеет кардинальное отличие от привычного нам года в образовании последовательности дней: тут дни одного «месяца» (или «недели») идут не по порядку друг за другом – смена номера и имени идет одновременно и параллельно. Как если бы у нас за 1 января наступало не 2-е января, а сразу 2 февраля, затем 3-е марта, 4-апреля и так далее…

Этот принцип может показаться странным, но он предельно логичен и понятен, если представить схему образования цикла в виде двух сцепленных шестеренок с разным количеством зубцов – одну с тринадцатью зубцами, а другую с двадцатью (см.

Рис. 180). При вращении шестеренок и будет образовываться та последовательность, которая имеет место в «Цолькине»: за 1 Имиш будет следовать 2 Ик, затем 3 Акбаль, 4 Кан и так далее…

Рис. 180. Схема цикла «Цолькин» (по Г.Ершовой)

Между двумя циклами «Хааб» и «Цолькин» имеет место простое математическое соотношение 52х365=18900=73х260. То есть продолжительность пятидесяти двух «Хаабов» в точности равна продолжительности семидесяти трех «Цолькинов». Это соотношение и лежит в основе знаменитого 52-летнего цикла.

52-летний цикл получается по тому же самому «шестереночному принципу». Только к двум шестеренкам «Цолькина» добавляется третья, гораздо больших размеров (см.

Рис. 181). Эта третья шестеренка имеет 365 «зубьев», соответствующих всем дням года «Хааб». Комбинация номеров и имен дней в разных циклах в месте зацепления шестеренок образует и полное имя дня в 52-летнем цикле: «имя собственное» дня по «Цолькину» + «имя собственное» по «Хаабу». Например, 7 Кавак 12 Канкин – седьмое число (13-дневной «недели») + день (или «месяц») Кавак + двенадцатый день месяца Канкин.

За 52 года происходил перебор всех возможных комбинаций. Таким образом, спустя ровно 52 года по 365 дней после дня 7 Кавак 12 Канкин вновь наступал день с таким же «именем собственным» – 7 Кавак 12 Канкин…

Рис. 181. Схема образования 52-летнего цикла

Последовательность в 52-летнем цикле формирует так называемый «короткий счет». Именно «имя собственное» дня в «коротком счете» и является той «добавкой», тем «хвостиком», который дописывается в «длинном счете» после числового отображения общего количества дней, прошедших с некоторой «нулевой точки». Например: 9.14.0.0.2, 6 Ик 10 Кумху…


* * *

Вернемся немного назад – к принципу образования цикла «Цолькин». Как говорилось, в его основе схема с двумя сцепленными шестеренками. Аналогичный шестереночный принцип положен и в основу 52-летнего цикла. Однако шестеренка – модифицированный вид колеса!…

Если исходить из посыла, что индейцы колеса не знали, то абсолютно не ясно, как вообще мог возникнуть их календарь. А если, как демонстрируют нам археологические находки (см. ранее), индейцы Мезоамерики на каком-то этапе были все-таки с колесом знакомы, то почему принцип колеса остался у них только в системе календарного счета?…

Тут снова приходит на ум версия о внешнем или внутреннем запрете с какого-то момента на использование колеса. И с этого момента происходит деградация знания о возможных вариантах его применения. Вот и остаются только игрушки на колесиках, да календарь.

Между прочим, на ту же деградацию указывает и сам календарь. Вместо его развития имело место упрощение. И от детального «длинного счета» майя к моменту прихода испанцев у индейцев остался лишь «короткий счет» на основе 52-летнего цикла. Впрочем, испанцы вообще застали полный разброд в календарной системе…

«Календари разных городов различались. Собственно говоря, структурно календарь был один, разница была в начале года и в некоторых более мелких деталях. Начало года могло различаться существенно, но как правило, на целое число месяцев, иногда на один день, встречалось, и на 5 дней, точнее, на целое число месяцев по 20 дней плюс 5 дней. Исследователи затратили много усилий, чтобы согласовать все эти календари» (В.А.Юревич, «Календари Центральной Америки»).

Про «усилия», которые пришлось «затратить» исследователям я уже упоминал в одной из первых глав. Они просто сели в конце концов и банальным образом договорились (в ходе нескольких «круглых столов» в 40-е годы ХХ века), как именно они будут «согласовывать» между собой эти календари. Разброд в календарных системах и вырождение их до 52-летнего «короткого счета» создавали для подобного «согласования» все предпосылки…

Но нам в данном случае не столь важна договоренность по датировкам того периода, когда остался лишь «короткий счет». Гораздо интереснее так называемый «длинный счет» и даты, которые записаны с его использованием.

Дело в том, что как (видимо, достаточно случайно) проговорился в своей книге один из таких исследователей, они считают реальными историческими событиями в основном те, для которых используется записи в системе «короткого счета». А подавляющее большинство событий с датами, записанными с помощью «длинного счета», относится к такой древности, при которой, по мнению историков, в Мезоамерике еще не было сколь-нибудь развитых цивилизаций. Поэтому и события с подобными датами они относят к мифологическим. Тем более, что и сами события под стать этому подходу – в них принимают участия боги либо герои-прародители индейцев.

Между тем в «длинном счете» попадаются и такие даты, при которых основной возникающий вопрос – зачем индейцам вообще могло понадобиться записывать столь громадные (по обычным «житейским» меркам) промежутки времени.

Например, 63 миллиона лет!… Простому охотнику и собирателю – или даже земледельцу майя – нет никакого практического смысла отмерять подобные промежутки времени. Но запись-то есть!… Причем она поразительно близка к тому значению времени, которое, по современным представлениям, прошло с момента вымирания динозавров (около 65 миллионов лет назад). Различие в два миллиона лет при таких сроках в условиях имеющихся погрешностей современных методов датировки можно считать пренебрежимо малым. И тут возникает сразу несколько вопросов.

Во-первых, могли ли вообще индейцы Мезоамерики знать о динозаврах? Во-вторых, если могли, то зачем им было это знание? И в-третьих, откуда они могли взять это знание?…

Для читателя, который мало знаком с так называемой «альтернативной» литературой, наверняка, будет удивительным встретить положительный ответ на первый вопрос. Да, индейцы Мезоамерики вполне могли знать о динозаврах. Причем не только могли, но и действительно знали. По крайней мере некоторые. И этому есть вполне зримое и однозначное доказательство в виде целой коллекции глиняных статуэток, которая находится ныне в небольшом мексиканском городке Акамбаро и о которой речь пойдет позднее в отдельной главе.

На второй вопрос можно на самом деле и не отвечать. Или ответить вопросом на вопрос – а зачем, скажем, нам знать о динозаврах?… Пусть каждый ответит для себя сам. И все варианты ответа подойдут…

А третий вопрос может иметь несколько вариантов ответа. Вариант первый: человек жил во времена динозавров и, передавая из поколения в поколение, сохранил знания о них. Вариант второй: индейцы занимались палеонтологическими исследованиями и обладали методами датировки находок на уровне современной палеонтологии. Вариант третий: индейцы получили это знание извне – от какой-то иной, гораздо более развитой цивилизации.

Анализировать эти варианты я сейчас не буду. Оставлю до соответствующей главы. Пока же только зафиксирую их и двинусь дальше по имеющимся датам, записанным «длинным счетом».

Другая обнаруженная исследователями дата гораздо больше. Они равна примерно 23 миллиардам лет!…

И снова поразительное совпадение: этот период времени по порядку величины близок к принятому ныне значению возраста нашей Вселенной. Различие несколько больше, чем в «динозавровом» случае, но все-таки. Сейчас возраст Вселенной оценивается в 15-17 миллиардов лет, хотя совсем недавно эти оценки колебались в районе 20 и даже 22 миллиардов лет – совсем близко к числу майя!…

Откуда тогда у индейцев такое знание?… Тут уже вариант «жили в то время» никоим образом не проходит. Наблюдать реликтовое излучение и красное доплеровское смещение, на которых базируется гипотеза Большого Взрыва и расчет времени жизни Вселенной, индейцы уж никак не могли – тут требуется весьма специфическое оборудование. Остается лишь вариант получения знания извне…

Тогда о чем может говорить запись, которая найдена в районе города Каба на Юкатане, и в которой указан интервал времени 2021 (двадцать в двадцать первой степени) лет?!. Ведь это в сто миллионов миллиардов раз превышает принятый ныне возраст Вселенной!…

Воспринять подобный интервал времени в качестве реального может ныне лишь тот, кто сомневается в доминирующей сегодня космологической концепции Большого Взрыва и считает, что никакого взрыва не было и в помине, а Вселенная либо вечна, либо имеет гораздо больший возраст, чем ныне провозглашается.

Впрочем, таких людей не так уж и мало. Например, в составе нашей экспедиции был Дмитрий Павлов, который возглавляет группу математиков и физиков, разрабатывающих модель физической картины мира на базе финслеровой геометрии с метрикой Бервальда-Моора, построенной на базе так называемых поличисел. В рамках этой модели, астрофизические наблюдения, лежащие в основе теории Большого взрыва, получают совсем другое объяснение, допускающее в том числе и даже бесконечный возраст нашей Вселенной. Для того, кто заинтересуется данными исследованиями и кого не испугает высшая математика соответствующего уровня, привожу адрес их сайта: http://hypercomplex.xpsweb.com

О этой модели мы еще вспомним далее, поскольку в ней получаются результаты, которые обнаруживают странные пересечения с темой данной книги. Здесь же нам важно лишь то, что данное направление находится на самом передовом крае современной науки, а мы ведем речь о майя, которые давно канули в лету. И если индейцы получили свои знания извне – от другой цивилизации, то можно себе представить уровень развития той цивилизации…


* * *

В отношении столь больших дат, правда, возможен ведь еще один вариант – отсчет времени не в прошлое, а в будущее. Но о чем они тогда могут говорить?… Тут мы можем только фантазировать…

Однако в пользу того, что речь действительно может идти не столько о прошлом, сколько о будущем, указывает сам принцип отображения дат «длинного счета». И здесь возникают серьезные проблемы…

Дело в том, что «длинный счет» предусматривает наличие некоей «начальной точки», то есть момента, с которого ведется отсчет дней. А вот с ней-то, с этой «начальной точкой» не так все просто, поскольку нет никаких гарантий того, что она всего одна-единственная для всех дат, записанных «длинным счетом». И более того, историки в большинстве своем склонны принимать версию, что таких «начальных точек» было заведомо больше, чем одна. Из анализов же материалов, приводимых в доступной литературе можно сделать только один вывод: по этому поводу никто ничего до конца не знает и ни в чем не уверен…

По мнению исследователей, есть определенный класс дат «длинного счета», который вроде бы указывает на вполне конкретную «начальную точку», считающейся начальной точкой текущего цикла времени. На такие циклы индейцы Мезоамерики делят в своих представлениях весь ход времени.

Циклы индейцы использовали разные. Но в данном случае идет речь о наиболее известном широкому читателю цикле длительностью 5125,4 лет. Дата начала текущего цикла, по данным большинства исследователей, записывается как 0.0.0.0.0, 4 Ахав 8 Кумху, хотя Клаус Тондеринг в своей упомянутой ранее работе «Часто задаваемые вопросы о календарях» утверждает, что так как бактун – первый знак записи – изменяется от 1 до 13, а не от 0 до 12, начальная дата должна выглядеть иначе – 13.0.0.0.0, 4 Ахав 8 Кумху.

По поводу того, что это за дата в привычном нам летоисчислении, также существуют разночтения. И причина тут не только в том, что разные исследователи по разному переводят ее на наш календарь, но и в том, что имеет место разноголосица в самих первоисточниках – надписях майя. Тот же Тондеринг приводит сразу три возможных варианта:

13 августа 3114 года до нашей эры

11 августа 3114 года до нашей эры

15 октября 3374 года до нашей эры

Что именно означает эта дата, и что в сей день произошло – никому не известно. Но с чьей-то легкой руки пошло гулять утверждение, что индейцы будто бы связывали эту дату с «сотворением мира». Понятно, что в обыденном сознании понятия «начало цикла» и «конец цикла» автоматически трансформировались в «сотворение мира» и «конец мира». И вот уже массы ждут «конца света, предсказанного майя». Тем более, что он должно наступить вот-вот, совсем скоро…

Для первых двух вариантов из приводимых Тондерингом значения «начальной точки» «конец света» состоится 21 или 23 декабря 2012 года. Правда, в случае третьего варианта «конец света» уже состоялся -если я правильно сосчитал – 19 февраля 1753 года…

«Конец света» кто только и в какие времена не пророчил. Пока все эти «концы» мы пережили и продолжаем жить. Другое дело, что в данном случае все-таки остается некоторое неприятное эмоциональное ощущение, поскольку пророчество пророчеству рознь, а за наследием древних майя довольно отчетливо прослеживается некое знание очень высоко развитой цивилизации…

Однако если такое высоко развитое знание прослеживается, то нужно еще разбираться, в чем именно оно состоит. И мне тут весьма импонирует гораздо более оптимистичная версия, выдвинутая Г.Ершовой в ее книге «Древняя Америка: полет во времени и пространстве»…


* * *

Астрономия без астрономии

Г.Ершова обратила внимание, что продолжительность цикла в 5125,4 года, будучи помноженной на пять дает величину, равную 25627 лет. Это значение оказывается очень близко к периоду прецессии Земли, в результате которой положение северного полюса небесного свода описывает замкнутый круг на фоне неподвижных звезд (

Рис. 181а), также как и точка восхода Солнца в день весеннего равноденствия совершает полный оборот по зодиакальному кругу.

«Пять временных блоков явно перекликаются с хорошо известными легендами ацтеков о «Пяти Солнцах», где каждое из «Солнц» знаменуется созданием мира и концом света. Ацтеки, последними перенявшие мезоамериканскую научную традицию, во многом утратили ее истинное понимание и потому воспроизводили ее в виде увлекательного, но маловразумительного мифа» (Г.Ершова, «Древняя Америка: полет во времени и пространстве»).

В связи с этим обращают на себя внимание именно первые два варианта окончания текущего цикла – 21 и 23 декабря 2012 года, поскольку именно на это время приходится и день зимнего солнцестояния, соответствующей столь же знаменательной точке календаря как и день весеннего равноденствия. Так что конца света в 2012 году ждать все-таки не следует, поскольку цикл прецессии не заканчивается в какой-либо условной точке, а продолжает свой круговорот в пространстве…

Кстати, на одном из интернет-форумов была приведен следующий текст:

«Событие 21 декабря 2012 года (13.0.0.0.0 4 Ахау 3 Канкин) зафиксировано только в одной надписи из Тортугеро, памятник 6. Огромная трещина проходит прямо через отрывок с описанием «что будет» (употреблена надлежащая форма будущего времени). Прочитать его невозможно…»

Впрочем, подождать до названной даты остается немного. Там и посмотрим, что же было на месте той самой трещины…

Ну, а чтобы ожидать «конца света» было не скучно, попробуем пройти чуть дальше Ершовой.

Рис. 181a. Смещение северного полюса на небесном своде в ходе прецессии

Современные астрономы признают, что для точного определения периода прецессии мы в настоящий период времени не имеем измерительных средств и методов, и что принимаемое сегодня значение для этой величины в 25800 лет имеет определенную погрешность. Величина 25627 отличается от 25800 всего лишь на 0,675 процента – великолепный результат в таких условиях!…

Получается, что индейцам был известен период прецессии с той же точностью, какой обладает современная астрономия!… Более того, абсолютно не исключен вариант, что истинное значение периода прецессии как раз и составляет 25627 лет!… То есть не исключен вариант, что у индейцев было знание более точное, чем у современных астрономов!…

Автоматически снова возникает вопрос: откуда такое знание?!.

Тем более, что заметить явление прецессии визуально крайне сложно. Ведь в результате прецессионного движения небесные тела изменяют свое положение всего на один градус за целых 72 года. Заметить это изменение по точке восхода Солнца невозможно – задолго до этого самого восхода звезд будет уже просто не видно из-за рассветного неба. А для того, чтобы фиксировать такое смещение ночью нужно уже к моменту измерений каким-то образом иметь очень точный календарь, которого, как мы уже выяснили, у индейцев не было!… Таким образом, получается, что у них просто не было возможности провести необходимые астрономические измерения даже для того, чтобы хотя бы заметить прецессионное движение, не говоря уже о том, чтобы его измерить, да еще с такой точностью!…

И вновь получается знание откуда-то извне…

Кстати, в таком случае шансы на то, что значение периода прецессии равно именно 25627 лет, только возрастают!…


* * *

Исследователи давно обратили внимание на невероятно точные – буквально-таки фантастические – астрономические знания индейцев Мезоамерики, которые нашли отражение как в надписях на стелах, так и в знаменитых кодексах майя. И представители официальной версии истории, и сторонники «альтернативных» взглядов пишут об этом в своих книгах в самых восхищенных тонах, превознося «достижения жрецов майя в астрономии».

Однако тотальная тяга к различного рода «преувеличениям» практически во всей литературе по истории Мезоамерики заставляет осторожничать и тут. Надо все проверять. Тем более, что первый же взгляд выявляет как расхождения «в показаниях» разных авторов, так и то, что они явно пересказывают все с чьих-то чужих слов. Так что пойдем как можно ближе к исходным данным – обратимся к показаниям человека, который сам общался с майянскими «первоисточниками», к Майклу Ко.

«…майя были чрезвычайно озабочены тем фактом, что период движения Луны не являлся целым числом. В надписях, относящихся к «вводной серии», вслед за датой обычно следуют так называемые «лунные последовательности», которые содержат до 8 иероглифов, связанных с циклами этого небесного тела. Одна из таких записей указывает на то, что лунный месяц считался равным 29 или 30 дням, а другая запись говорит о возрасте Луны, появление которой в небесах связывалось с определенной датой «длинного счета».

Майя… пытались найти способ приведения своего лунного календаря в соответствие с календарем солнечным… В 682 году нашей эры жрецы Копана начали вести вычисления по формуле: 149 лунных месяцев = 4400 дней. Некоторое время спустя эту систему начали использовать во всех культурных центрах майя…

Большой интерес как для специалистов по майя, так и для астрономов представляют таблицы затмений, которые можно найти на нескольких страницах «Дрезденского кодекса». Они указывают на то, что у майя существовал цикл в 405 лунных месяцев, или 11960 дней, что приблизительно соответствует 46х260 дням. Эта формула была необычайно важна для майя, поскольку, пользуясь таким уравнением, можно было скоординировать движение этого небесного тела со временем проведения их самых пугающих ритуалов. Уже к середине VIII века нашей эры, а возможно, что и раньше, древние майя знали о том, что лунные и солнечные затмения могут происходить только в интервале, начинающемся за 18 дней продолжающемся еще 18 дней от так называемой узловой точки, то есть точки, в которой Луна, в своем видимом движении по небу, пересекает линию видимого движения Солнца. Таблицы затмений представляют собой указания на подобные узловые моменты – периоды, когда существовала вероятность затмений. Судя по всему, майя знали, что постепенно происходит сдвиг периода узловых точек или, по крайней мере, со временем в нем происходят изменения» (Майкл Ко, «Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты»).

Маленькая поправка: то ли М.Ко ошибся, то ли переводчик был небрежен, но 11960 дней не «приблизительно соответствует», а в точности равно 46х260 дням…

Согласно современным астрономическим измерениям, так называемый синодический месяц, то есть период полной смены фаз Луны, равен 29,5305882 суток (или «дней»). Из соотношения, зафиксированного в Копане, продолжительность синодического месяца получается равной 4400/149=29,5302013 дней, что отличается от принятого ныне значения всего на 0,00131 процента. Погрешность составляет чуть больше секунды!… Точность действительно просто фантастическая!…

Однако данные «Дрезденского кодекса» оказываются еще более точными, поскольку они дают значение 11960/405=29,5308642. Тут погрешность уже меньше секунды и составляет всего 0,00093 процента!… Фантастичней и точней просто некуда!…

Продолжительность синодического месяца особо интересна тем, что она задает периодичность лунных и солнечных затмений, которые не только производили сильное впечатление на древних людей, но продолжают привлекать к себе пристальное внимание и сейчас. Так что не удивительно, что таблицам движения Луны посвящено довольно много места в «Дрезденском кодексе» – страницы 30-37.

Рис. 182. Текст о Луне – «Дрезденский кодекс» (страницы 35-36)

Считается, что индейцы знали и причины затмений.

«То, что закрывает Солнце – это Луна, которая идет, привлеченная Солнцем, на него и закрывает его собой. Она движется по линии на север, увеличиваясь, и затем они сливаются в единое целое – и Солнце, и Луна закрывают друг друга. Все это описано таким путем для того, чтобы люди Майя могли понять, что случается с Солнцем и с Луной… Это неправда, что оно «укушено». Это из-за того, что между Солнцем и Землей встает Луна» («Книга Происхождения, Книги Чилам Балам»).

Любопытно, а зачем тут понадобилось вообще указывать, что Солнце никто не кусает?… Значит, все-таки далеко не все знали причины затмений и были убеждены в противоположном – что Солнце и Луна пожираются неким драконом?… Кстати, и на страницах «Дрезденского кодекса», посвященных Луне змеевидные изображения, вовсе не редкость (

Рис. 182)…

Но вернемся к Майклу Ко.

«Говоря о разделе астрономии майя, связанном с наблюдением и расчетом движения планет, мы можем с полной уверенностью утверждать лишь, что майя вели расчеты движения планеты Венера. В отличие от греков эпохи Гомера они знали, что вечерняя и утренняя звезды представляют собой одно и то же небесное тело. Синодический цикл Венеры считался у майя равным 584 дням. По современным расчетам, он равняется 583,92 дня, то есть астрономы майя рассчитали эту цифру достаточно точно. Этот цикл майя делили на четыре периода: период, когда Венера появлялась на небе как утренняя звезда, исчезновение планеты в верхнем соединении, появление Венеры как вечерней звезды и исчезновение ее в нижнем соединении. Пять циклов синодического движения Венеры соответствовали 8 годам солнечного цикла «нечеткого года» 5х584 =8х365=2920 дней. Таблицу движения Венеры, рассчитанную по 8-летним циклам, можно найти в «Дрезденском кодексе» (Майкл Ко, «Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты»).

Венере в «Дрезденском кодексе» посвящено несколько страниц – с 24-й по 29-ю. И здесь точность соотношения для расчетов тоже фантастическая: погрешность составляет 0,0137% – менее полутора сотых долей процента!…

Рис. 183. Текст о Венере – «Дрезденский кодекс» (страницы 27-28)

Повосхищались – и хватит. На этом, собственно, все и заканчивается…

Больше нигде ни о какой точности говорить не приходится. Да и выводы порой весьма сомнительные.

«Если задаться вопросом, занимались ли майя наблюдением за движением других планет, кроме Венеры, то ответ, скорее всего, должен быть утвердительным. Трудно представить себе, что одна из таблиц «Дрезденского кодекса», включающая в себя таблицу умножения числа 78, может быть чем-либо иным, кроме как таблицей расчета движения Марса, синодический цикл которого составляет 780 дней. Также трудно представить, что такие интеллектуалы, как майя, могли проглядеть тот факт, что число 117, которое получается в результате перемножения двух магических чисел нумерологии, 13 и 9, приблизительно равняется синодическому циклу Меркурия, по современным вычислениям – 116 дням. Были высказаны предположения о том, что майя интересовались и Юпитером. Но следует учесть, что майя были не столько астрономами, сколько астрологами, и все небесные тела, блуждающие по небу на фоне звезд, должны были, с их точки зрения, влиять на их судьбу» (Майкл Ко, «Майя. Исчезнувшая цивилизация: легенды и факты»).

Непонятно, как Майклу Ко – специалисту по переводу текстов, буквально напичканных числами, записанными в двадцатеричной системе – оказалось трудным представить, что никакой связи нет между таблицей умножения на 78 и синодическим циклом Марса в 780 лет. Эти числа ведь выглядят взаимосвязанными вовсе не в двадцатеричной системе майя, а в нашей – десятеричной!… И если б связь с Марсом имела место, то следовало бы ожидать тогда уж таблицы умножения не на 78, а на 39 (39=780/20)…

Больше по Марсу нет ничего. Так что предположение о наблюдениях жрецов майя за этой планетой просто высосано из пальца.

Ясно, что еще менее обоснованы утверждения в отношении Меркурия, поскольку опора в подобных рассуждениях на «магические числа в нумерологии» ничем не отличается от гадания на кофейной гуще…

Все это на самом деле является попыткой притягивания фактов к заранее заданной теории – теории, по которой индейцы имели многовековые традиции наблюдения за небом. Естественно, что при подобном наблюдении они не могли бы не заметить смещения на небе других видимых невооруженным глазом планет – Меркурия, Марса и Юпитера. Поэтому отсутствие каких-либо соотношений для этих планет ставит вопрос на этой заданной изначально теории.

Тем более, что по Венере-то таблицы есть!…

Нередко в книгах разных авторов можно встретить удивление по самому факту столь пристального внимания «Дрезденского кодекса» к нашей соседке по Солнечной системе. Какие только фантастические версии тут не высказываются…

Между тем, этому есть вполне простое и логичное объяснение. Вслед за Солнцем и Луной Венера представляет собой самый яркий объект на небесном своде. Ее видимая звездная величина на максимуме имеет значение – 4,8; в то же время, скажем, максимальная видимая звездная величина Марса всего – 2,8; а Юпитера – 2,5.

По той же причине индейцев не особенно интересовали и звезды. Да, созвездия они выделяли. Есть мнения, что выделяли и зодиак. В частности, есть публикации, в которых утверждается, что зодиакальные созвездия отражены в «Парижском кодексе» на страницах 23-24 (

Рис. 184). А на поврежденных страницах «Дрезденского кодекса» можно увидеть изображения скорпиона, черепахи, гремучей змеи, которые, подобно украшениям, свешиваются с ленты, обозначающей небо.

Рис. 184. Страницы 23-24 «Парижского кодекса»

Однако имеет место удивительный парадокс.

В текстах, которые являются претендентами на отображение Зодиака, нигде нет каких-либо числовых соотношений, связанных с периодом прецессии, о котором шла речь в начале главы. А это по меньшей мере странно, поскольку связь между прецессией и Зодиаком самая непосредственная – в результате прецессии точка восхода Солнца в день весеннего равноденствия постепенно смещается на фоне как раз созвездий зодиакального пояса. И если майя имели столь точное знание периода прецессии, то почему это не нашло отражения в точных астрономических текстах рядом с изображением Зодиака, а попало только в самые расплывчатые предания о «Эрах» и «Солнцах»?!.


* * *

Итак. Из огромной массы всевозможных астрономических явлений майя имели фантастически точное знание только о четырех. Эти четыре явления характеризуются соответствующими величинами, которые по данным майянских текстов имели следующие значения:

Продолжительность солнечного года – 365,242 дня (погрешность всего 0,000062 процента)

Продолжительность синодического месяца – 29,5308642 (погрешность 0,00093 процента)

Длительность синодического цикла Венеры – 584 дня (погрешность 0,0137 процента)

Длительность периода прецессии – 25627 лет (отличие 0,675 процента, погрешность -???)

Не густо, надо сказать… Однако и эти четыре результата должны были откуда-то появиться.

Первая и вполне логичная мысль: такие точные астрономические данные – результат долгосрочных астрономических наблюдений. Да иначе и быть не может, ведь случайно так не угадаешь и с одного раза не измеришь.

Естественно, историки и не сомневаются, что индейцы Мезоамерики на протяжении очень длительного времени наблюдали за небом, в результате чего и добились таких фантастических результатов. Историкам вторят и многие «альтернативщики»…

Однако любая деятельность должна оставлять после себя следы. Особенно длительная деятельность. А раз так, если индейцы занимались астрономическими наблюдениями, то должны остаться какие-то свидетельства этих наблюдений.

Часто приходится встречать такой «аргумент»: дескать, сами астрономические знания являются уже свидетельством и даже доказательством астрономических наблюдений. В общем случае готов согласиться: да, конечно же. Но чьих наблюдений?!.

Многие ведь даже не задаются таким вопросом, по умолчанию подразумевая, что индейцы Мезоамерики и являются авторами астрономических знаний. А разве исключен вариант, что знанием пользуются одни, а авторами этого знания являются совсем другие?… Вовсе нет. Например, порох получил широкое распространение в Европе, а изобретен был в Китае. Для массы россиян картофель – один из основных продуктов питания, но родина-то его в Америке… Так что само знание в качестве «аргумента» отпадает. Нужны другие свидетельства астрономических наблюдений и измерений индейцев.

Часто в качестве таких «свидетельств» называются пирамиды Мезоамерики. Дескать, они служили жрецам майя для того, чтобы производить наблюдения за небом.

С приподнятой над окружающей местностью точки, конечно, удобнее наблюдать за небом – не мешают джунгли вокруг. Однако для этого вовсе не обязательно громоздить пирамиду. Да и следуя подобной логике, можно было бы сказать, что для астрономических наблюдений служили все искусственные сооружения в мире, поднимающиеся над окружающей местностью – например, скифские курганы или Великая китайская стена…

На самом деле достаточно очевидно, что сам по себе факт существования пирамид никоим образом не указывает на их какую-либо функциональную связь именно с астрономическими наблюдениями. О чем, впрочем, говорит и то, что никто из египтологов даже не пытается утверждать, что египетские жрецы будто бы поднимались на пирамиды, чтобы следить за звездами и планетами…

Иногда в качестве дополнительного «аргумента» историки, занимающиеся Мезоамерикой, приводят утверждение о некоей связи самих пирамид и их деталей с астрономическими знаниями. Например, у знаменитой пирамиды в Чичен-Ице (

Рис. 162) лестницы с четырех сторон имеют по девяносто одной ступеньке, что в сумме с верхней площадкой дает 91х4+1=365 количество дней «Хааба», то есть количество дней в году. И подобные соотношения с календарными циклами будто бы прослеживаются и в других некоторых сооружениях Мезоамерики. Появилось даже крылатое выражение – дескать, «архитектура майя – это застывший в камне календарь»…

Спору нет: красивая и поэтичная метафора…

Но причем тут астрономические наблюдения?!.

Есть только лишь фиксация в камне некоего астрономического знания – только и всего. Процесс самих наблюдений за небом ведь не зафиксирован!…

Да и умудрись майя каким-нибудь образом добавить к пирамиде в Чичен-Ице еще 0,242 ступеньки до точного значения продолжительности года (в соответствии с их знаниями данной величины), и это бы ничего не изменило – ведь, повторюсь, наличие знания само по себе еще ничего не говорит о его источнике…

Рис. 185. Караколь в Чичен-Ице

В Чичен-Ице есть сооружение Караколь (

Рис. 185), которое почти все авторы книг по истории Мезоамерики связывают с астрономическими наблюдениями и которое нередко даже соответственно и называют – «Обсерватория». Это – невысокая круглая башня, расположенная на прямоугольном возвышении и некогда, возможно, имевшая полусферический верх. По своим внешним формам эта конструкция действительно очень сильно напоминает современную обсерваторию, поэтому подавляющее большинство и простых туристов, и даже довольно дотошных исследователей легко принимают версию обсерватории, в которой будто бы и проводили жрецы майя свои наблюдения за небом.

Чем не искомое «доказательство»?…

Однако внешний вид порой бывает очень обманчив.

Подойдем поближе и посмотрим на детали конструкции «купола» Караколя, точнее: полусферической части сооружения – там, где она разрушилась, в результате чего стало возможным увидеть ее как бы «в разрезе» (

Рис. 186).

Рис. 186. Конструкция «купола» Караколя

И что же мы увидим?… Все те же знакомые остроконечные своды майя над узкими проходами с абсолютно глухой внешней стеной!…

Вы, уважаемый читатель, сможете наблюдать за звездами сквозь глухие стены?… Думаю, вряд ли… Я, например, не смогу точно…

У современной обсерватории сферический купол тоже непроницаем. Но ведь он имеет возможность при необходимости раздвигаться, открывая для обзора доступ к нужной части небесного свода. А могла ли таким же образом раздвигаться каменная кладка Караколя?… Очевидно, что нет.

Нет, ну конечно, можно предположить, что жрецы майя настолько развивали в себе экстрасенсорные способности, что могли видеть сквозь глухие стены. Но при таком уровне развития подобных способностей никакая обсерватория им была бы не нужна. Да и вообще не были бы нужны какие-либо специальные сооружения для астрономических наблюдений. Смотри себе хоть из джунглей сквозь самые глухие заросли и фиксируй что тебе надо…

Рис. 187. Верхний ярус Караколя

В верхнем ярусе Караколя есть то ли окна, то ли проемы для выхода на открытую площадку (

Рис. 187). Но они мало что меняют. Их, очевидно, было всего несколько штук. И никакими визирными особенностями, необходимыми для сколь-нибудь точных наблюдений, они явно не обладают…

В целом же можно констатировать, что Караколь – сооружение, лишь своей формой отдаленно напоминающее реальную обсерваторию. В действительности из этой «Обсерватории» наблюдать что-либо (тем более на небосводе) просто невозможно. И достаточно очевидно, что к астрономическим измерениям она не имеет никакого отношения. Название же только вводит в заблуждение непосвященных и дано по ближайшей ассоциации. Хотя если присмотреться, то гораздо больше сходства можно обнаружить с каким-нибудь христианским храмом или даже просто часовней. В них тоже почти полусферический купол венчает нередко круглую (точнее: цилиндрическую) «башенку»…

Ну, и какие тогда есть основания считать Караколь обсерваторией, а не обычным храмом, кроме простого желания историков?!.


* * *

Еще одним якобы «свидетельством» развитых астрономических наблюдений у индейцев Мезоамерики считается ориентация как некоторых сооружений, так и целых комплексов по сторонам света.

Например, комплекс Цибальчальтуна выстроен с привязкой к забетонированной дороге, которая проложена точно по оси восток-запад. На одном – восточном – конце дороги стоит небольшое сооружение, «храм» с окошками. Он расположен так, что, стоя на другом конце дороги в день весеннего равноденствия, можно увидеть как Солнце восходит точно в окошке этого «храма» (

Рис. 188).

Из этого примечательного факта в исторической литературе делается вывод, что тут индейцы занимались астрономическими наблюдениями. Но насколько реально обосновано данное утверждение?… И есть ли тут на самом деле связь с астрономией?…

Рис. 188. «Храм» на восточном конце дороги в Цибальчальтуне

Возьмем обычную палку и в центре ровной площадки (точка А на

Рис. 189) воткнем вертикально эту палку в землю. Далее берем небольшой кусок веревки, привязываем (не туго!) ее один конец к основанию палки и вращаем веревку по кругу. Конец веревки опишет (с очень хорошей точностью) ровную окружность с центром как раз в точке А. Все, предварительные приготовления закончены. Теперь нам нужен только солнечный день, коих в Мезоамерике каждый год бывает немало…

Не поленившись, встанем пораньше и будем следить за тенью, которую будет отбрасывать палка. Ранним утром тень будет выходить за пределы окружности. Затем (если только не сделать круг очень маленьким), постепенно уменьшаясь, в какой-то момент тень от палки коснется проведенной накануне окружности. Зафиксируем эту точку (точка В) и будем следить за тенью дальше. Тень, достигнув своей наименьшей длины в полдень, будет затем постепенно увеличиваться и в некий момент вновь коснется проведенной окружности. Зафиксируем и эту точку (точка С).

Соединим теперь точку А с точками В и С – получим угол ВАС. Если теперь – с помощью также нехитрой операции – этот угол поделить пополам, то (проводя этот простой опыт где-то в Мексике) мы получим направление АD, указывающее на север с очень и очень хорошей точностью. А зная направление на север, мы можем легко определить направление на остальные стороны света: на юг, запад и восток.

Теперь только осталось протянуть дорогу по оси восток-запад и выстроить «храм» на восточном конце этой дороги. А для этого, также как и для описанного определения направлений на стороны света, нет никакой необходимости в сколь-нибудь серьезных астрономических наблюдениях. И без них Солнце взойдет в день весеннего равноденствия в нужном нам окне «храма», поскольку в этот день оно встает точно на востоке…

Рис. 189. Схема определения направлений на стороны света


* * *

Итак, выясняется, что в Мезоамерике нет абсолютно никаких архитектурных сооружений, которые были бы предназначены для сколь-нибудь развитых астрономических наблюдений или хотя бы косвенно указывали на проведение таких наблюдений.

Нет ничего, сколь-нибудь похожего на хронометр или часы, без которых не обойтись – ведь простой взгляд в небо ничего не дает. Даже для того, чтобы фиксировать какие-либо астрономические явления по целым дням, а не их дробным значениям, нужно быть уверенным, что измерения или наблюдения проводятся точно в нужный момент дня, а не, скажем, на час раньше или полчаса позже. А как это обеспечить в условиях отсутствия вообще приспособлений для фиксации хода времени?!. Это просто невозможно.

Нет в Мезоамерике и абсолютно никаких инструментов для астрономических наблюдений. Даже самых простейших. Ни отвесов, ни уголков, ни визиров…

И думается, это вовсе не потому, что подобные предметы просто случайно не попали на полки музеев и в доступные описания археологических находок. При давно выявленном развитом астрономическом знании археологи и историки явно не преминули бы раструбить по всему миру об обнаружении инструментов для астрономических наблюдений. Но ничего подобного не происходит. И это говорит о том, что таких инструментов не найдено в принципе!…

А как можно фиксировать какие-либо явления на небесном своде без инструментов, пользуясь лишь пальцами?…

Результативность подобных «измерений», на мой взгляд, достаточно наглядно проиллюстрировал Серега – один из героев известного фильма «Особенности национальной рыбалки», – когда пытался вести катер по направлению «два пальца левее Алголя». Он очень живо интересовался, как нужно ставить пальцы – горизонтально или вертикально. И чьи пальцы… «У Кузьмича они толще»…

И наконец, в Мезоамерике нет абсолютно никаких записей и упоминаний об астрономических наблюдениях и измерениях как таковых. Как нет и никаких письменных текстов не с финальными итогами в виде таблиц, а с промежуточной фиксацией астрономических явлений. Как же тогда могли передаваться текущие результаты наблюдений не только от поколения к поколению, а от одного дня к другому?… Как можно было вообще получать итоговый результат, не зафиксировав нигде начальных и конечных данных по движению какого-либо небесного тела?!. Это в принципе невозможно!…

И мы получаем весьма серьезный парадокс: астрономических наблюдений нет, а само астрономическое знание есть. И еще какое!…


* * *

Чужое знание

В «арсенале» у индейцев Мезоамерики, между тем, имелось и знание, которое вообще не вяжется никоим образом с уровнем, максимально достигнутым какой-либо из известных цивилизаций этого региона.

Например, среди названий Венеры есть и такое, которое переводится как «звезда, которая курит». О чем это?… О ее атмосфере или вулканах?… Однако без серьезной оптики с Земли атмосферы нашей соседки не разглядеть!… А для того, чтобы узнать о наличии на ней вулканов, нам пришлось посылать межпланетные зонды…

Тогда откуда такое знание у индейцев?… И зачем оно им?!.

Допустим, что это название Венеры можно еще как-то списать на случайные совпадения. Тем более, что нет ясности, что именно под ним подразумевалось. Но есть целый ряд других знаний – либо четко выраженных, либо в форме каких-то отголосков – также невероятного уровня.

Например, индейцы использовали одно и то же слово для обозначения пространства и времени. А мы объединили эти понятия в одно только в ХХ веке с появлением теории относительности Эйнштейна.

Более того, в Мезоамерике встречаются представления о том, что мы живем не просто в пространстве-времени, а в четырехмерном времени. Для большинства современников четырехмерное время – сущность сугубо гипотетическая или просто математическая абстракция. Однако в финслеровой модели на базе поличисел, которую разрабатывает группа физиков и математиков под руководством Дмитрия Павлова, и о которой ранее упоминалось, получается, что наше пространство-время обладает такими свойствами, которые позволяют проводить параллели именно с четырехмерным временем.

Что это – случайное совпадение?… Может быть. Но есть и другое аналогичное совпадение.

В отличие от нас, привыкших к выражению «четыре стороны света», индейцы говорили о «четырех углах неба». Это очень странное для нас словосочетание, поскольку мы привыкли к тому, что небесная сфера над нами углов не имеет, раз она сфера.

Зато в рамках той же самой финслеровой модели на базе поличисел для физического наблюдателя, живущего в четырехмерном пространстве-времени с метрикой Бервальда-Моора, окружающий мир будет выглядеть так, как будто небосвод имеет четыре особые точки, представляющие как бы вершины пространственных углов. Эти «углы» нельзя увидеть воочию. Для этого нужно иметь телескопы с возможностью заглядывать в самые дальние уголки Вселенной и анализировать особенности движения самых удаленных объектов (например, квазаров), но непосредственно из геометрии пространства в такой модели вытекает, что такие особые точки должны быть.

Имея пусть и удобную, но все-таки весьма простую систему записи обычных натуральных чисел, индейцы, естественно, и знать не знали, что могут существовать поличисла, которые представляют одну из разновидностей чисел гиперкомплексных. И уж тем более не имели понятия о геометрии с метрикой Бервальда-Моора. Но об одном из глобальных следствий подобного представления нашего пространства-времени почему-то знали…

Рис. 190. Цветовая схема мироздания индейцев Мезоамерики

Но и это – еще не все.

По представлениям индейцев, углы неба были разного цвета: на севере – черный, на западе – белый, на юге – синий, на востоке – красный. Согласно же древним мифам, для поддержки небесного свода боги поставили пять деревьев: в центре вселенной – зеленое, на севере белое, на западе черное, на юге желтое, на востоке красное (

Рис. 190).

Удивительно, но оказывается, что все цвета тут не случайны и связаны с известными нам двумя способами отображения мира: черно-белым и цветным. Ведь именно красный, зеленый и синий в качестве базовых передают всю цветовую гамму в современных фото и видео изображениях!!! И всякому, кто сталкивался с коррекцией цвета, знакомо сокращение RGB – от английского «Red-Green-Blue» – «Красный-Зеленый-Синий». Причем даже сочетание синего с желтым (по-английски «Yellow») в южном углу неба не случайно. Эти цвета являются, как говорят, дополнительными друг к другу, и при цветокоррекции составляют два полюса одной шкалы (

Рис. 191).

Рис. 191. Шкала цветокоррекции программы Adobe Photoshop

Откуда у индейцев Мезоамерики абсолютно бесполезное для них знание в той области, с которой мы сами столкнулись чуть более столетия назад только с появлением цветной фотографии?…

Случайность?… Но попробуйте-ка случайной выборкой цветов из всей возможной палитры не выбрать ни одного цвета лишнего и отобрать только те цвета, которые являются базовыми в формировании как раз всей этой палитры!…

Это – не случайность. Это – знание.

И здесь, и в календаре, и в астрономическом знании, и во всем остальном из перечисленного: есть результат, но нет никаких следов и даже возможности самостоятельного получения этого результата. Налицо все признаки знания, данного извне и сразу в готовом виде.

Впрочем, этого индейцы никогда и не отрицали. Они и не пытались присвоить себе заслугу выработки этих знаний: и календарь, и письменность, и астрономические знания, согласно показаниям самих индейцев, им дали некие боги…


* * *

И между прочим, именно с этим вариантом – вариантом получения от кого-то извне, а вовсе не с постепенным развитием и накоплением знания, связаны другие странности.

Например, то, что с течением времени знание не развивалось, а наоборот – деградировало!…

Это особо заметно в отношении календаря: достаточно развитая календарная система встречается уже в самых первых календарных надписях. Но испанцы застают только заведомо упрощенную систему календарного счета, ограниченную 52-летним циклом…

То же самое и в отношении письменности, от которой к моменту прихода испанцев практически ничего не осталось. И в связи с этим очень примечательны наблюдения хронистов, которые заметили весьма важную для нас деталь: специальные жрецы-хранители книг не столько их читали, сколько толковали, когда надо было что-то предсказать!…

Уже упоминалось отсутствие каких-либо «промежуточных» астрономических записей. Все появляется сразу в готовом виде. Но если в «Дрезденском кодексе», скажем, погрешность в длительности синодического месяца, определяемой по соотношению 11960/405, меньше секунды, то жрецы Копана используют более простую формулу 4400/149, но менее точную – тут погрешность в полтора раза больше. При этом, как отмечает Майкл Ко (см. ранее), постепенно распространилось использование именно более простой (но менее точной!) формулы…

Но какая вообще может быть польза от астрономических таблиц для индейцев, далеких от задач практического освоения космического пространства?… Ведь таблицы «Дрезденского кодекса» дают возможность просчитать движение планет, удаленных от Земли на сотни тысяч и миллионы километров…

Дело в том, что они дают возможность знать будущие (!) астрономические события. Именно это и представляло интерес для индейцев – возможность узнать будущее!…

С течением времени начальный смысл полученного от кого-то извне был утерян, «будущее для планет» стало «будущим самого человека», и астрономическое знание превратилось в астрологическое…

Впрочем, практически все историки также сходятся на том, что индейцев интересовало прежде всего астрологическое использование имевшихся у них знаний. Например, в ходе изучений надписей на стелах с указанием дней рождения и вступления в должность наследственных правителей городов появилась версия, что дату инаугурации подбирали так, чтобы от рождения до вступления во власть проходило целое число месяцев.

Даже календарь для индейцев был важен именно тем, что, по их мнению и в полном соответствии с астрологическими принципами, день рождения определял судьбу человека. Нередко люди даже получали имя по календарному названию дня рождения…

Между прочим, очень удобный в обиходе принцип: знаешь имя – знаешь сразу и дату рождения. Не забудешь поздравить человека с днем рождения. Хотя, конечно, представительницы прекрасного пола вряд ли бы согласились перейти на такой принцип, ведь имя дня в мезоамериканской календарной системе повторяется только раз в 52 года, поэтому вместе с датой рождения сразу становился бы ясен и возраст человека…


* * *

Как уже ранее упоминалось, любой навык (равно как и знание) сохраняется и закрепляется только тогда, когда есть некий определенный и достаточно сильный стимул для этого. А то, что не имеет такого стимула, неизбежно теряется и забывается. И максимум, что в этом случае остается – только отголоски по типу тех, что встречаются уже в составе легенд и преданий о цветах и количестве углов неба, о четырех измерениях пространства-времени и продолжительности периода прецессии…

И только немногое осталось хоть сколь-нибудь в целостном виде, претерпев заметные изменения. Так от математики остались лишь простейшие арифметические операции и календарный счет; от астрономии – астрология и привязка имени к дате рождения; а от письменности – «штамп владения», сведения из Мезоамериканской Книги Мертвых, и кодексы. Кодексы, которые в той или иной степени посвящены как раз календарю, астрономии, описанию жизни и деяний богов.

Более того. Все указывает на то, что книг изначально было немного, и посвящены они были именно знанию богов. Вполне возможно даже, что и письменность как таковая была предназначена вовсе не для бытовых нужд, а только для того, чтобы сохранять драгоценное знание, данное извне.


* * *

Впрочем, есть вариант, что утеря знаний далеко не всегда обуславливалась исключительно естественными процессами и причинами. В представлении индейцев, боги были причастны к получению ими знаний. Без богов не обошлась и утеря этих знаний.

Например, самым почитаемым персонажем древних легенд и преданий в Мезоамерике был Кетцалькоатль («Пернатый змей»), которому люди обязаны были практически всеми своими знаниями. И хотя Кетцалькоатль представляется чуть ли не как всемогущий бог, он был все-таки побежден и изгнан другим богом – Тескатлипокой.

Что бывает, когда происходит смена власти на таком уровне?… Пожалуй, лучше всего процесс выражает старая поговорка: «паны дерутся – у холопьев чубы летят». Конечно же, победитель предпринимает меры не только к смене порядка (например, к возобновлению кровавых жертвоприношений, против которых выступал Кетцалькоатль), но и к тому, чтобы старого правителя как можно быстрее забыли. В том числе и прежде всего забыли его благодеяния, среди которых были и знания…

Можем ли мы выдвигать подобные предположения?… А почему бы и нет!… Ведь к этому есть вполне явные предпосылки. Например, описывавшиеся ранее странности с колесом, которое по непонятным причинам было «забыто», несмотря на все свои очевидные преимущества. И почему бы среди причин этого странного «забытья индейцев» не быть запрету новоявленного бога-хозяина?!.

Кроме этого, среди легенд индейцев Мезоамерики достаточно распространен мотив, непосредственно относящийся к факту утраты знаний.

Один из вариантов этой легенды – вариант народности киче – я и приведу далее.


* * *

«Вот имена первых людей, которые были сотворены и созданы: первый человек был Балам-Кице, второй – Балам-Акаб, третий – Махукутах, а четвертый был Ики-Балам. Таковы имена наших первых матерей, и отцов…

И так как они имели внешность людей, (то) они были люди; они говорили и вели беседы, они хорошо видели и слышали, они ходили, брали вещи руками; они были хорошими и красивыми людьми, и их фигура была человеческой фигурой.

Они были наделены проницательностью; они видели, и их взгляд тотчас же достигал своей цели. Они преуспевали в видении, они преуспевали в знании всего, что имеется на свете. Когда они смотрели вокруг, они сразу же видели и созерцали от верха до низа свод небес и внутренность земли.

Они видели даже вещи, скрытые в глубокой темноте; они сразу видели весь мир, не делая (даже) попытки двигаться; и они видели его с того места, где они находились.

Велика была мудрость их, их зрение достигало лесов, скал, озер, морей, гор и долин. Поистине они были изумительными людьми, Балам-Кице, Балам-Акаб, Махукутах и Ики-Балам!

Тогда Создательница и Творец спросили их: «Что вы думаете о вашем состоянии? Не видите ли вы? Не слышите ли вы? Не хороша ли ваша речь, так же как (ваша) походка? Смотрите тогда! Созерцайте все, что находится под небом, посмотрите, как появляются горы и долины! Попытайтесь же это увидеть!» – сказали они (первым людям).

И немедленно они (люди) увидели полностью все, что существовало в этом мире. Тогда они воздали благодарность Создательнице и Творцу: «Поистине воздаем мы вам благодарность тысячу раз. Мы стали людьми, нам даны рот и лицо, мы говорим, мы слышим, мы думаем и ходим, мы совершенно чувствуем, и мы знаем, что находится далеко и что находится близко. Мы видим также большое и малое в небе и на земле. Мы воздаем вам благодарность поэтому за то, что вы сотворили и создали нас, о Создательница и Творец, за то, что вы дали нам существование, о наша Праматерь, о наш Праотец!» – говорили они, воздавая благодарность за сотворение и создание их.

Они были способны познать все, и они исследовали четыре угла неба, четыре точки неба, свод небес и внутренность земли.

Но Создательница и Творец услышали эту (благодарность) с неудовольствием. «Это нехорошо, что говорят наши создания, наши творения; они знают все: большое и малое!» – сказали они.

И поэтому Великая мать и Великий отец устроили совет снова: «Что же мы будем делать с ними теперь? Пусть их зрение достигает только того, что близко; пусть они видят лишь немногое на лице земли! Это нехорошо, то, что они говорят. Разве они по своей природе не простые создания нашего творения? Разве они тоже должны стать божествами? А что если они не будут рождать и умножаться, когда наступит заря, когда поднимется солнце? И что (будет), если они не умножатся? – так говорили они. – Давайте немного сдержим их желания, потому что нехорошо это, что мы видим. Разве они должны быть равными нам, своим творцам, кто может видеть далеко, кто знает все и видит все?»

Так говорили друг другу Сердце небес, Хуракан, Чипи-Какулха, Раша-Какулха, Тепеу, Кукумац, Великая мать и Великий отец, Шпийакок, Шмукане, Создательница и Творец. Так они говорили, и немедленно они изменили природу своих созданий, своих творений.

Тогда Сердце небес навеял туман на их глаза, который покрыл облаком их зрение, как на зеркале, покрытом дыханием. Глаза их были покрыты, и они могли видеть только то, что находилось близко, только это было ясно видимо для них.

Таким образом была потеряна их мудрость, и все знание четырех людей, происхождение и начало (народа киче) было разрушено».


* * *

Конечно, если рассматривать легенды и предания лишь как фантазии древних предков индейцев, то можно оценивать приведенный текст лишь с позиций литературно-поэтического творчества. Однако довольно многое указывает на то, что мезоамериканские мифы (впрочем, и не только мезоамериканские) представляют собой своеобразное описание вполне реальных событий.

Сами индейцы нисколько не сомневались в реалистичности и истинности своих легенд и преданий. И тем ценнее для них было древнее знание, данное им богами.

Насколько ценилось это знание, и насколько его старательно оберегали, можно понять хотя бы из того, что оно все-таки сохранилось до прихода испанцев. И это несмотря на то, что, как показывают, например, «штампы владения» на каменных сооружениях и стелах, Юкатан на протяжении почти полутысячи лет до этого представлял собой буквально котел гражданской войны.

Но если мы говорим о реальных событиях, то, конечно же, возникает вопрос: а кто был тогда теми самыми богами, которые дали индейцам их знания?… И почему индейцы так тщательно сохраняли эти знания?…

К этому мы обязательно перейдем, но чуть позже. А сейчас обратимся к еще одному знанию, знанию довольно необычному. И даже столь экзотичному, что историки о нем предпочитают не упоминать…


* * *

Коллекция Акамбаро

В самом центре Мексики, в трех сотнях километрах от столицы, расположен небольшой городок под названием Акамбаро. Он мало чем отличается от массы других мексиканских городков. В нем нет каких-то общепризнанных достопримечательностей, относящихся к древней истории или хотя бы ко временам конкисты, поэтому основные туристические маршруты проходят вдали от Акамбаро, и чтобы попасть туда придется сделать изрядный крюк.

Однако для нас Акамбаро был одной из основных точек экспедиционного маршрута, что весьма удивило принимающую турфирму, в результате чего нас на протяжении всего маршрута сопровождала Галина Стрелкова, которая по своей занимаемой должности сопровождением групп в общем-то не занимается. Но в данном случае ее настолько заинтриговал наш интерес к заурядному, на первый взгляд, городишку, что она потратила на нас все три недели, что длилась экспедиция. И я надеюсь, что ей было с нами не скучно. Впрочем, по ее реакции на то, что мы вместе с ней видели в Акамбаро, похоже, что она не пожалела о своем выборе.

Целью нашего визита в Акамбаро был муниципальный музей, в котором хранится коллекция Вольдемара Джульсруда (

Рис. 192). Коллекция, которая отвергается и даже попросту игнорируется академической наукой под разными предлогами. Поэтому музей мало известен широкой общественности, хотя он был открыт еще в 2000 году, а история самой коллекции началась более полувека назад. И кроме нас за целый день посещения сюда заглянуло лишь несколько человек, и то достаточно случайно…

Рис. 192. Музей Джульсруда в Акамбаро

Выходец из Германии Вольдемар Джульсруд (Waldemar Julsrud) перебрался в Мексику еще в конце XIX века. Будучи довольно увлекающимся человеком, он перепробовал немало сфер деятельности, среди которых была и археология – уже в двадцатых годах ХХ века Джульсруд принимал активное участие в раскопках и поэтому прекрасно разбирался в мексиканских древностях. Но профессиональным ученым он не был и к моменту начала формирования своей коллекции, которая ныне хранится в музее его имени, Джульсруд занимался торговлей скобяными изделиями.

Однажды ранним утром в июле 1944 года, совершая конную прогулку по склонам холма Эль Торо в окрестностях Акамбаро, он увидел несколько обтесанных камней и фрагментов керамики, которые выглядывали из-под почвы. Имея достаточно познаний в местной археологии, Джульсруд сразу понял, что находки на холме Эль Торо не могут быть отнесены ни к одной из известных на тот момент культур.

Он начал собственные изыскания, поступив поначалу очень просто – он нанял местных крестьян. Однако они погнались за количеством находок, не обращая особого внимания на их сохранность, и приносили Джульсруду много уже разбитых глиняных статуэток. Тогда он изменил тактику и объявил, что будет платить только за целые предметы, и платил от одного до трех песо (мексиканский песо тогда был равен примерно 12 американским центам) за каждую целую находку в зависимости от ее размера. После этого работа пошла гораздо аккуратней, и даже случайно разбитые предметы предварительно склеивались, прежде чем быть предъявленными Джульсруду. Так начала формироваться его коллекция, которая в дальнейшем пополнялась его сыном Карлосом и внуком Карлосом II.

Рис. 193. Вольдемар Джульсруд

Активные раскопки продолжались семь лет. Джульсруд истратил почти все свое состояние, которое составляло порядка 70 тысяч песо (по тем временам это равнялось примерно 8,5 тысячам американских долларов). Однако, будучи исследователем, а не торговцем древностями, Джульсруд за всю свою жизнь, даже находясь в самом стесненном положении, не продал ни одного предмета из своей коллекции, которая в итоге насчитывала, по разным данным от 33 до 37 тысяч различных предметов!…

Коллекцию составили несколько основных видов находок: керамика, скульптуры из камня, музыкальные инструменты, маски, инструменты из обсидиана и нефрита. Но наиболее многочисленными были статуэтки из различных сортов глины, выполненные в технике ручной лепки и обожженные методом открытого обжига. Размеры фигурок были от десятка сантиметров до одного метра в высоту и полутора метров в длину. При жизни Джульсруда вся его коллекция только в упакованном виде занимала 12 комнат его дома!…

Удивительно, но все предметы этой коллекции была найдены в одной довольно ограниченной зоне – на склоне холма Эль Торо (

Рис. 194), расположенного на самой окраине города Акамбаро, в полосе примерно шириной около 80 метров и длиной полтора километра вдоль всего склона этого холма.

Все найденные предметы располагались в специально вырытых ямах, на глубине примерно полутора метров. В каждой такой ямке обычно находилось по тридцать сорок артефактов. Однако – и это еще один удивительный момент – все эти ямки вовсе не были чьими-то могилами. На холме Эль Торо не было найдено вообще никаких захоронений людей.

Рис. 194. Склон холма Эль Торо

С самого начала своих исследований Джульсруд попытался привлечь внимание представителей научной общественности к своим находкам, но столкнулся с равнодушным игнорированием. Даже публикация им на свои средства книги о коллекции в 1947 году не заставила профессиональных ученых проявить к его собранию какой-либо интерес.

Проблема в том, что помимо предметов домашнего быта, посуды, музыкальных инструментов, изображений людей и обычных животных, из земли на склоне Эль Торо рабочие доставали статуэтки динозавров и других вымерших животных!… И это не было единичными находками. К концу своей жизни Джульсруд собрал несколько тысяч таких статуэток!…

Мы уже привыкли к динозаврам. Их изображения встречаются нам в музеях, на экранах телевизоров, на полках магазинов игрушек. И они не являются для нас чем-то необычным. Но здесь-то речь идет о том, что статуэтки динозавров изготавливали какие-то жители Мезоамерики в прошлом!… И это требовало объяснения. Откуда взялись подобные сюжеты и образы в головах местных скульпторов?… Что за культура приложила руки к их созданию?… Почему эти образы настолько реалистичны?… И так далее и тому подобное. Подобные вопросы нокаутировали историков, и им проще было просто игнорировать коллекцию Джульсруда.

Рис. 195. Статуэтки динозавров в музее Джульсруда

В 1950 году Акамбаро посетил американский журналист Лоуэл Хармер. Он присутствовал на раскопках на холме Эль Торо и даже сфотографировал Джульсруда с только что выкопанными статуэтками динозавров. (этот материал был опубликован в «Los Angeles Times», March 25, 1951). Вслед за этим другой журналист из Лос-Анджелеса, Уильям Рассел опубликовал статью о Джульсруде с фотографиями процесса раскопок («Fate», March, 1952, June, 1953). В этой статье Рассел писал, что находки доставались с глубины около полутора метров. При этом многие предметы были оплетены корнями растений, поэтому у Рассела не возникло никаких сомнений в подлинности находок. Эти публикации, наконец, привлекли внимание к коллекции Джульсруда и пробили брешь в заговоре молчания профессиональных историков.

Увы, Джульсруд получил совсем не ту реакцию, на которую рассчитывал…

В 1952 году коллекцией заинтересовался профессиональный ученый Чарльз Дипесо и Джульсруд выслал ему образцы статуэток. Хотя лабораторные анализы не дали какого-то однозначного результата, Дипесо изначально уверился в том, что это фальсификация. Однако в июле 1952 года он все-таки приехал в Акамбаро, чтобы на месте ознакомиться с коллекцией.

По словам Джульсруда, Дипесо после осмотра коллекции высказал свое восхищение этими находками и высказал пожелание купить образцы для музея Фонда Америдов (Amerind Foundation), в котором он работал. Однако вернувшись в США, он опубликовал несколько статей («American Antiquity», April 1953, «Archaeology», Summer, 1953), в которых категорично заявлял, что коллекция Джульсруда является фальсификацией. В частности, Дипесо утверждал, что ознакомившись с 32000 предметами из коллекции (на что в действительности было потрачено всего четыре часа), он пришел к выводу, что иконография артефактов, в особенности изображения глаз и губ у статуэток, имеют современный характер. Кроме того, Дипесо, ссылаясь на информацию от некоего нелегального торговца мексиканскими древностями, писал, что вся коллекция была сделана одной мексиканской семьей, проживавшей в Акамбаро и занимавшейся производством этих поделок в зимние месяцы, в свободное от сельскохозяйственных работ время. А информацию о динозаврах фальсификаторы будто бы почерпнули из фильмов, комиксов и книг из местной библиотеки…

Рис. 196. Статуэтки животных в музее Джульсруда

Утверждение об изготовлении коллекции Джульсруда кем-либо из жителей Акамбаро было тут же официально опровергнуто местными мексиканскими властями. В том же 1952 году Франсиско Санчас заявил, что после четырех лет изучения вопросов археологической активности в районе и характера занятий местного населения он может однозначно констатировать отсутствие какого-либо керамического производства в Акамбаро. 23 июля 1952 года мэр Акамбаро Хуан Карранса опубликовал официальное заявление за № 1109, в котором сообщалось, что по результатам специального исследования, проведенного в районе, выяснилось, что в Акамбаро нет ни одного человека, который бы занимался производством такого рода изделий.

Впрочем, утверждение Дипесо о фальсификации не выдерживает никакой критики даже на самом банальном уровне.

Во-первых, ни один – даже профессиональный – скульптор просто не в состоянии всего за десяток-другой лет (напомню, первые находки были сделаны всего за восемь лет до заявления Дипесо) изготовить более тридцати тысяч статуэток как из керамики, так и из камня. И не просто изготовить, придав им вид именно древних изделий, но и скрытно закопать их на глубину полутора метров. Да так, чтобы за все это время никто не заметил свежих следов работы лопатой…

Во-вторых, даже если коллекция выполнена силами не одного человека, а целой мастерской, неизбежно должны были четко прослеживаться черты единого стиля. Однако мало того, что во всей коллекции нет ни единого (!!!) повтора – керамические фигурки вдобавок выполнены в различных стилях и с разной степенью мастерства. Есть совсем простенькие поделки, а есть буквально настоящие скульптурные шедевры – у некоторых фигурок динозавров настолько детально проработана поверхность, что она имитирует даже фактуру кожи древних ящеров.

Рис. 196а. Шипастый динозавр с прорисовкой фактуры кожи

Более того, статуэтки в коллекции Джульсруда сделаны из разных пород глины. Тут есть изделия как из местной светлой, так и из черной глины из Оахаки. Но от Оахаки до Акамбаро только по прямой более полутысячи километров!… Зачем фальсификаторам середины ХХ века (причем, крестьянам без автомобилей) понадобилось бы настолько усложнять себе задачу поставкой глины из такой дали?!.

В-третьих, было однозначно установлено, что керамика в коллекции Джульсруда обработана методом открытого обжига. Для ее производства потребовалось бы огромное количество древесины, которая в засушливом районе Акамбаро всегда была чрезвычайно дорогой. Работа фальсификаторов не только не окупилась бы, но и потребовала бы расходов, существенно больших, чем потратил на свою коллекцию Джульсруд. Кроме того, подобное масштабное производство керамики с открытым обжигом просто не могло бы остаться незамеченным. Особенно в столь небольшом городке…

Для примера. Мы приехали в Акамбаро под вечер. Пока разместились в отеле, стемнело. Но поскольку время до отхода ко сну еще оставалось предостаточно, пошли разведать дорогу к музею Джульсруда, чтобы по утру не тратить на это времени. Оказалось, что мы остановились буквально в нескольких кварталах от него на одной из параллельных улиц. Музей был уже закрыт, но мы и не планировали попасть в него в этот же день, поэтому удовлетворенные развернулись и пошли в отель…

Когда же мы утром на следующий день вошли в музей, нас уже ждал его директор – Мигель Уэрта, которого еще с вечера оповестили о нашем прибытии (хотя мы никого заранее в известность не ставили). А чуть позже подтянулся и представитель муниципалитета…

Ну, и как в таких условиях можно было развернуть полномасштабное производство глиняных статуэток – да еще с открытым обжигом – чтобы никто в городке этого не заметил?!.

А тогда – в 50-х годах прошлого века – профессор факультета истории Высшей Школы в Акамбаро Рамон Ривера потратил целый месяц на выяснение вопроса о возможности местного производства коллекции Джульсруда. После многочисленных опросов населения Акамбаро и прилегающих к нему районов (Ривера особенно тщательно опрашивал стариков) профессор констатировал, что на протяжении последних ста лет в этой местности не было ничего похожего на масштабное керамическое производство.

Рис. 197. Коллекция курительных трубок в музее Джульсруда

К 1954 году критика коллекции Джульсруда достигла максимума, и это вынудило вмешаться официальные круги Мексики. В Акамбаро прибыла целая делегация ученых во главе с директором Департамента до-испанских памятников Национального Института Антропологии и Истории доктором Эдуардо Нокверой. Помимо него в состав группы вошло еще три антрополога и историка. Они сами выбрали место для проведения контрольных раскопок на склоне Эль Торо.

Работы проводились в присутствии множества свидетелей из местных авторитетных граждан. После нескольких часов раскопок было найдено большое количество статуэток, аналогичных тем, что составляли коллекцию Джульсруда. По заявлению столичных археологов, осмотр найденных артефактов однозначно указывал на их древность. Все поздравили Джульсруда с выдающимся открытием, а двое из состава делегации пообещали опубликовать результаты своей поездки в научных журналах.

Однако дальше все пошло по уже накатанному сценарию: через три недели после возвращения в Мехико, доктор Ноквера представил отчет о поездке, в котором утверждалось, что коллекция Джульсруда является фальсификацией. А «обоснование» подобного вывода было лишь одно: коллекция содержит статуэтки, изображающие динозавров. Вместо объяснения фактов – их дискредитация, только лишь потому что они не вписываются в принятую теорию. Этого не может быть, потому что не может быть никогда…

Рис. 198. Керамическая пластина с изображениями динозавров

В 1955 году коллекцией заинтересовался тогда еще достаточно молодой ученый Чарльз Хэпгуд, бывший в то время профессором истории и антропологии университета в Нью-Гемпшире. Хэпгуд договорился с местным шефом полиции майором Альтимерино, чей дом стоял непосредственно в зоне находок еще с 1930 года, то есть почти за полтора десятка лет до первой находки Джульсруда. Получив разрешение хозяина, Хэпгуд вскрыл пол в одной из жилых комнат дома и на глубине около двух метров обнаружил 43 поврежденные до состояния фрагментов статуэтки, которые были аналогичны по стилистике тем, что находились в коллекции Джульсруда.

Сам же владелец дома – майор Алтимарино – три месяца объезжал окрестности Акамбаро и опрашивал местных жителей на предмет возможности современного изготовления коллекции Джульсруда. В результате он убедился, что никто понятия не имеет ни о чем подобном.

В 1968 году, уже после публикации своей знаменитой книги «Карты морских царей», Хэпгуд вновь посетил Акамбаро в сопровождении известного писателя Эрла Стенли Гарднера, который обладал не только глубокими познаниями в криминалистике, но также серьезно увлекался археологией. После осмотра коллекции Джульсруда, Гарднер констатировал, что с точки зрения криминалистики, она не может являться не только результатом деятельности одного лица, но и быть фальсификацией, выполненной группой лиц.

В конце шестидесятых годов ХХ века метод радиоуглеродного датирования был уже широко признан в археологическом мире, и Хэпгуд послал несколько образцов на анализ в Нью-Джерси в лабораторию изотопных исследований. Анализ образцов дал следующие результаты:

Образец I-3842: возраст 3590+/-100 лет (1640+/-100 г. до н.э.)

Образец I-4015: возраст 6480+/-170 лет (4530+/-170 г. до н.э.)

Образец I-4031: возраст 3060+/-120 лет (1100+/-120 г. до н.э.)

По результатам своих исследований Хэпгуд на свои средства издал книгу «Тайна Акамбаро», которая вышла в свет в 1972 году.

В том же самом 1972 году Артур Янг передал две статуэтки на анализ в Пенсильванский Музей на термолюминисцентный анализ, который показал в качестве даты их создания 2700 год до нашей эры. Доктор Рэйни, который проводил исследования, писал Янгу, что погрешность датировки не превышает 5-10%, и что каждый образец тестировался по 18 раз. Соответственно и подлинность коллекции Джульсруда не вызывает никаких сомнений. Однако, когда через некоторое время Рэйни узнал, что в состав коллекции входят статуэтки динозавров, он заявил, что полученные им результаты являются ошибочными из-за искажения световых сигналов при анализе, и возраст образцов не превышает 30 лет…

Снова сработал принцип «этого не может быть, потому что не может быть никогда»…

Рис. 199. Статуэтка неизвестного динозавра

После этого интерес к коллекции Джульсруда постепенно пошел на спад. Удовлетворившись клеймом «фальшивка», научная общественность попросту игнорировала ее. И на протяжении двух с половиной десятков лет все ограничивалось только отдельными публикациями в периодических популярных изданиях (среди которых был и журнал «Техника молодежи»), которые повторяли версию современного изготовления статуэток, исходя из единственного тезиса: человек не мог сосуществовать с динозаврами, а посему коллекция имеет современное происхождение. Иные же варианты даже не рассматривались…

Впрочем, спад интереса к коллекции был вызван не только (да, возможно, и не столько) критическими высказываниями в ее адрес, но и смертью Вольдемара Джульсруда в 1964 году, после которой его собрание осталось бесхозным. Коллекцию потихоньку растаскивали и раздаривали, в результате чего было утеряно около 10 тысяч предметов, в основном самых крупных и изысканных. И ныне в музее осталась только одна большая скульптура динозавра, полутора метров длиной (

Рис. 199а). Да и та сохранилась, не в целом состоянии, а в виде отдельных кусков. Об остальных же вообще можно судить лишь по редким сохранившимся фотографиям.

Рис. 199а. Самая крупная сохранившаяся скульптура динозавра

Несмотря на понесенные потери, коллекция и на текущий момент представляет собой внушительное собрание – порядка двух с половиной десятков тысяч экземпляров. Сотрудники музея во главе с его директором, Мигелем Уэртой, за четыре года смогли провести только ее первичную инвентаризацию и разобрать скульптурки по ящикам, составленным в штабеля (

Рис. 199b). Сам Мигель, рассказывая нам о коллекции, говорил, что работает в музее каждый день, но и до сих пор не ознакомился с ней полностью.

Однако работа продолжается. Как постепенно продвигается к финалу и ремонт помещения музея, что позволит расширить ту часть собрания, которая доступна для обзора посетителям и пока насчитывает всего несколько сотен экземпляров…

Рис. 199b. Штабеля ящиков с коллекцией Джульсруда

Очередной всплеск внимания к коллекции Джульсруда пришелся на самый конец ХХ века.

В 1997 году на телeканале NBC был показан цикл программ под названием «Таинственное происхождение человечества», в котором часть материалов была посвящена коллекции в Акамбаро. Впрочем, авторы цикла также придерживались версии о ее недавнем происхождении, хотя даже отправили пару образцов на независимую экспертизу с целью датировки их по радиоуглероду – статуэтку человека и динозавра. Антропоморфная статуэтка была датирована 4000 годом до нашей эры, а статуэтка динозавра несколько более поздним периодом – 1500 год до нашей эры. Однако на этом все и закончилось: авторы программы попросту заявили, что вторая дата является ошибочной…

В том же 1997 году японская корпорация Нисси финансировала поездку съемочной группы в Акамбаро, в состав которой входил и профессиональный ученый – доктор Херрехон. Ознакомившись с коллекцией, Херрехон заявил, что статуэтки, изображающие бронтозавров не соответствуют облику реально известных представителей этого класса, поскольку имеют ряд спинных пластин.

Рис. 200. Бронтозавр с пластинами на шее, стоящий на задних лапах

Действительно, долгое время считалось, что вертикальные пластины на спине были у стегозавров, но никак не у бронотозавров и их ближайших родичей – диплодоков, которых изображали всегда с гладкой спиной. Более того, целый ряд статуэток в коллекции Акамбаро изображал этих массивных животных, стоящих на задних лапах (

Рис. 200), что было вообще немыслимо для палеонтологов, поскольку считалось, что бронотозавры и диплодоки были слишком неповоротливы и из-за своего огромного веса вставать на задние лапы не могли.

Доктор Херрехон, видимо, был не в курсе последних находок палеонтологов, которые обнаружили отпечатки останков этих животных на впоследствии отвердевшем грунте – на отпечатках отчетливо прослеживались треугольные пластины на спине. Просто пластины эти были не из твердой кости, а состояли из мягких тканей и хрящей, поэтому во многих случаях с течением времени разлагались бесследно. И еще за пять лет до визита Херрехона в Акамбаро, в 1992 году в N12 журнала «Geology» палеонтолог Стефен Жеркас опубликовал статью, в которой впервые указал на эту черту анатомического строения бронтозавров.

Кроме того, развитые компьютерные программы наряду с новейшими данными биологов позволили смоделировать поведение диплодоков и бронтозавров. И тут выяснилось, что громадный вес вовсе не мешал этим животным вставать на задние лапы. Поэтому в научно-популярных фильмах, созданных в последние годы, эти животные изображаются именно с треугольными пластинами на спине и встающими на задние лапы для того, чтобы полакомится свежими побегами на верхушках деревьев.

Однако в середине ХХ века эти факты палеонтологам еще не были известны. Соответственно, подобная информация даже не могла попасть в книжки, которыми будто бы пользовались фальсификаторы – изготовители коллекции Джульсруда…

Более того, получается, что коллекция в Акамбаро по уровню знаний особенностей строения и поведения динозавров опередила современное палеонтологическое знание!…

Рис. 201. Разные виды динозавров в коллекции Джульсруда

Среди многочисленных изображений динозавров, представленных ныне в экспозиции музея можно увидеть знакомые палеонтологам и легко узнаваемые даже неспециалистами виды. Например, есть представитель зауроподовых – диплодок; ихтиозавр; поликант (шипастый динозавр); стегозавр…

Однако в коллекции Джульсруда не так уж и много скульптур, которые изображают известные нам виды древних ящеров. Большинство статуэток – это абсолютно неизвестные виды животных, идентифицировать которые, с палеонтологической точки зрения, весьма непросто. Тут есть летающие, плавающие, ползающие монстры, чей облик вызывает немалое удивление. Например, крылатые ящеры, которые гораздо больше похожи на сказочных драконов, чем на известных представителей летающих динозавров типа птеродактилей (

Рис. 202).

Рис. 202. Крылатые динозавры-драконы

Наличие в коллекции Джульсруда подобных изображений породило версию, что авторы статуэток предварительно наедались галлюциногенных грибов или кактусов, а затем воплощали в глине пришедшие им в этом состоянии образы. Однако тщательная детализация скульптурок и явный акцент на наиболее характерных особенностях конкретных динозавров совершенно не согласуется с версией воспроизведения галлюцинаций. И уж тем более этой версии противоречит наличие легко узнаваемых и известных палеонтологам видов. Как противоречит ей и предвосхищение коллекцией Джульсруда новейших археологических открытий…

Но тогда что изображают те статуэтки, которые палеонтологами не опознаются?… Всего лишь фантазии художников?… Или неизвестные виды реликтовых животных?

Рис. 203. «Дракон-ушастик»

Палеонтологи признают, что современной науке известно всего не более десяти процентов от общего количества существовавших в глубокой древности видов динозавров. Останки подавляющего большинства древних ящеров либо еще не найдены, либо не сохранились вообще. Так что абсолютно не исключен вариант, что тут мы имеем дело именно с неизвестными видами динозавров.

Но в таком случае, если бы палеонтологи отбросили свое предвзятое отношение к собранию в Акамбаро, то они, наверняка, смогли бы многое в нем почерпнуть для своих исследований. Например, в книгах по палеонтологии стреловидные наконечники хвостов присутствуют только у двух-трех видов динозавров, а в коллекции глиняных статуэток такие хвосты встречаются очень часто. Что уж говорить о том, что можно было бы существенно расширить сам перечень видов древних ящеров, ведь коллекция Джульсруда демонстрирует огромное разнообразие таких животных. И все они показаны в движении, как будто древние художники лепили их прямо с натуры…

Рис. 204. Динозавр со стреловидным хвостом

Эта натуралистичность изображений динозавров в коллекции породила версию, которой придерживался и сам Джульсруд, что статуэтки изготавливались действительно с натуры. То есть древние художники жили одновременно с динозаврами. И если исходить из принятого ныне в палеонтологии срока вымирания динозавров (около 65 миллионов лет назад), получается, что люди существовали уже в тот период времени – многие десятки, а то и все сто миллионов лет назад!…

Это в корне противоречит всем современным представлениям об эволюции видов на нашей планете. И вполне естественно, что подобная точка зрения отвергается представителями академической науки. А соответственно заодно отвергается и подлинность самой коллекции Джульсруда…

Более того. Радиоуглеродные исследования возраста статуэток показывают, что изготовлены они были вовсе не миллионы, а всего лишь тысячи лет назад. И если принять результаты этих исследований, то прямой перенос их на версию сосуществования человека и динозавра приводит к еще более радикальному выводу: получается, что еще буквально несколько тысяч лет назад по территории Мексики бродили динозавры, которые жили бок о бок с людьми…

Рис. 205. Человек с детенышем динозавра (игуаной-?) на руках

Естественно, что академическая наука такой вывод категорически отвергает. Зато за него с готовностью ухватились представители того направления, которое считает, что все в реальности происходило так, как написано в Библии – так называемые креационисты (от английского «creation», что значит «создание», подразумевающее в данном случае создание Богом). И эту коллекцию они считают одним из «доказательств» своей точки зрения…

По мнению креационистов, в пользу этого говорит и то, что коллекция Джульсруда не ограничивается лишь людьми и динозаврами. Тут есть и другие вымершие животные. В том числе и такие виды реликтовых млекопитающих, которые, согласно представлениям современной науки, вымерли в Америке в конце Ледникового периода – примерно 12 тысяч лет назад (согласно моей версии, не в конце «Ледникового периода», которого вообще не было как такового, а в результате событий Всемирного Потопа).

Из подобных вымерших представителей млекопитающих в коллекции Акамбаро представлены, например, лошадь, саблезубый тигр и гигантский ленивец. Есть и другие, совсем уж необычные виды млекопитающих. И они тоже соседствуют с изображениями людей и динозавров, от которых их должны отделять десятки миллионов лет. Как это стало возможным? Неужели здесь, на территории древней Мексики, одновременно сосуществовали люди, реликтовые млекопитающие и динозавры?… Креационисты с готовностью дают положительный ответ на этот вопрос…

Рис. 206. Динозавр и саблезубый тигр

Однако насколько правомерны подобные радикальные выводы и столь прямой перенос?…

Далеко не всегда простейший вариант является верным. Ведь и в современном палеонтологическом музее можно видеть останки и изображения различных обитателей нашей планеты совершенно разных исторических эпох. И из того, что все это собрано в одном месте, вовсе не следует, что эти разные виды жили в одно и то же время.

Тогда почему то, что считается очевидным для палеонтологического музея, не может иметь место и в отношении коллекции Джульсруда в Акамбаро?!. На мой взгляд, для отрицания этого варианта нет абсолютно никаких оснований. Более того, версия «палеонтологического музея», версия «хранилища знаний» снимает проблему относительно небольшого возраста статуэток – возраста всего в несколько тысяч лет – без необходимости предполагать существование динозавров в столь недалеком прошлом…

А если это так, если коллекция Джульсруда представляет своеобразный «музей палеонтологических знаний», то с реальностью и подлинностью этой коллекции вполне могли бы примириться хотя бы палеонтологи. Примириться и взять на вооружение.

Труднее будет с историками. Если коллекция Джульсруда представляет собой своеобразное «хранилище знаний», то возникает необходимость искать ответ на вопрос, откуда и каким образом у индейцев Мезоамерики появилось знание не только об относительно недавно вымерших животных, но и о динозаврах, живших десятки и сотни миллионов лет назад.

Несколько ранее я уже перечислял теоретически возможные варианты ответа на данный вопрос.

Вариант первый: человек жил во времена динозавров и, передавая из поколения в поколение, сохранил знания о них. Вариант второй: индейцы занимались палеонтологическими исследованиями и обладали методами датировки находок и методами реконструкции внешнего облика динозавров по их останкам на уровне современной палеонтологии. Вариант третий: индейцы получили это знание извне – от какой-то иной, гораздо более развитой цивилизации.

Ни один из этих вариантов не является приемлемым для представителей официальной исторической науки. Но нам проще – мы лишены академических рамок и ограничений и можем не заниматься «просеиванием» фактов, отбрасывая «неудобные» или объявляя их «фальшивкой» только на основании несоответствия этим рамкам, а наоборот: подбирать наиболее непротиворечивую теорию, объясняющую эти факты. Поэтому посмотрим на три имеющихся варианта.

На мой взгляд, самым маловероятным является вариант первый – человек (или его дальний, но уже разумный предок) жил десятки и сотни миллионов лет назад одновременно с динозаврами, каким-то образом сохранил знание о них и донес до индейцев, живших в Мексике всего несколько тысяч лет назад. Во-первых, не ясно, почему только до мексиканских индейцев. Во-вторых, сомнительно сохранить столь детальное знание на протяжении столь длительного срока. И в-третьих (и это самое главное), нет никаких серьезных оснований – на уровне фактов – для пересмотра точки зрения современной палеонтологии, согласно которой между моментом массовой гибели динозавров и появлением человека лежит громадный промежуток времени.

Здесь следует сделать небольшое уточнение. Дело в том, что то тут, то там периодически появляются сообщения, в которых утверждается об обнаружении якобы свидетельств одновременного существования людей и динозавров. Эти свидетельства можно разделить на две категории: первая – наличие отпечатков следов динозавров и людей в одних и тех же геологических пластах; вторая – обнаружение рядом останков людей и динозавров.

При всем моем пристальном внимании ко всякого рода «историческим аномалиям» на протяжении уже многих лет, мне не удалось найти сколь-нибудь весомой информации по свидетельствам, относящимся к первой категории. Там, где утверждается о наличии якобы отпечатков ступней человека рядом со следами динозавров, предъявляются достаточно невнятные и сомнительные фотографии. Более того, на этих снимках следы якобы «человека» на самом деле допускают весьма неоднозначную трактовку, и нельзя сказать четко, что это следы именно человека или его ближайшего сородича.

Несколько сложнее дело обстоит со свидетельствами, которые относятся ко второй категории: обнаружение рядом костных останков людей и динозавров. Проблема в том, что при обнаружении костей их, как правило, не оставляют на том же месте и в том же положении. В подавляющем большинстве случаев обнаруженные останки тут же пропадают в закромах каких-либо музеев, институтов или частных коллекций. Информация о подобных находках тщательнейшим образом замалчивается и/или искажается. Поэтому фотографий таких находок в доступных источниках нет, как нет там деталей и нюансов об исходном положении костных останков.

Мне представляется, что часть из сообщений о находках подобного рода вполне может быть достоверной. Однако даже в случае их реальности, они могут еще ничего не говорить о времени существования человека и динозавра, а тем более о едином времени этого существования. Дело в том, что как в самих сообщениях о подобных находках, так и в попытках объяснения столь странного залегания останков абсолютно не учитывается влияние такого глобального события как Всемирный Потоп. В ходе Потопа (см. далее) обширные районы накрыла мощная цунами. А цунами не проходит просто по поверхности земли – она буквально «перемалывает» верхний слой почвы, сдирая его, перемешивая слой со слоем, и опускает поднятое где-то содержимое совсем в другом месте. И чем мощнее цунами, тем сильнее это «перемалывание» с нарушением самой стратиграфии слоев, на которую во многом опираются археологи и палеонтологи в своих датировках.

Между тем, оценки размеров цунами, например, для Южной Америки дают высоту волны в несколько километров. Обнаруживаются и видимые следы многокилометровой по высоте цунами даже на удалении от побережья в сотни километров. Достаточно очевидно, что при таких условиях кости динозавров совершенно запросто могут в итоге оказаться не только рядом с костями человека, но и ближе их к поверхности, а следовательно и трактоваться как более «молодые»…

Но вернемся к нашим трем теоретически возможным вариантам появления знаний, нашедших отражение в коллекции Акамбаро.

Вариант второй – проведение индейцами масштабных палеонтологических исследований на современном научном уровне – также представляется весьма сомнительным. У индейцев не было методов проведения подобных исследований. Нет никаких следов таких исследований. Нет и никаких упоминаний даже в легендах и преданиях (не говоря уже о письменных текстах) о чем-то похожем на палеонтологические изыскания.

Так что остается только третий вариант: получение индейцами палеонтологического знания откуда-то извне.

Понятно, что историки – представители академической науки – не могут принять и этот вариант. Но мы уже имеем свидетельства активной деятельности на территории Мезоамерики представителей некоей высоко развитой в техническом отношении цивилизации, как имеем у майя и других племен отголоски знаний, появившихся сразу в готовом виде и на очень высоком уровне – в астрономии, математике, письменности, в области посмертного существования… Так почему бы списку этих странных знаний не пополниться знаниями в палеонтологии?!.

Рис. 207. Изображение с бородкой в коллекции Джульсруда

Кстати, версия коллекции Акамбаро как своеобразного музея объясняет и еще один довольно странный факт: среди изображений людей тут можно увидеть представителей разных рас и народностей. Скажем, есть лица, имеющие типичную ближневосточную бородку с завивкой (

Рис. 207). Встречаются и странные скульптуры, которые больше напоминают крышки саркофагов египетских фараонов. Все это образует странную, причудливую смесь культур, народов и времен…


* * *

Когда идет речь о привнесенном извне знании, как правило, опускается по умолчанию детализация самого процесса передачи. Мы говорим: «дали знания»… А как дали?… Что подразумевается под словом «дали»?… Ведь это – не предмет и не вещь, которая передается из рук в руки.

Что бы сделали мы сами, будь у нас возможность и необходимость передать кому-то знания в сжатом, сконцентрированном виде, стремясь сэкономить потраченное на это время и силы, но получить при этом максимальный результат?… Самый простой способ – не обучать чтению и письму и передавать книги, а взять проектор или компьютер и просто показать научно-популярный фильм. Именно показать!…

И недаром как-то на вечернем обсуждении в Акамбаро Дмитрий Павлов высказал мысль, что вот, дескать, собрали школьников, показали фильм Спилберга, дали глину в руки и сказали: «лепите, детки»…

Конечно, качество статуэток в коллекции Джульсруда явно выше того, что сможет сделать среднестатистический современный школьник. Тут уж тогда есть смысл говорить о чем-то типа «художественной школы» или «школы изобразительных искусств», где обучаются люди (и даже вовсе не дети в том числе), имеющие определенные способности и задатки в лепке из глины. Но суть от этого не меняется…

И тогда, между прочим, вполне понятны некоторые особенности изображений. Например, уже упоминавшийся акцент на значимых и отличительных особенностях конкретного животного: фактура кожи, пластины на спине, стреловидный хвост, длинная шея, клыки у саблезубого тигра и так далее и тому подобное. Именно так и действует художник, когда есть необходимость создать легко опознаваемый образ, не отягощенный излишней детализацией – подчеркнуть несколько важных, бросающихся в глаза черт. И запоминаются прежде всего такие черты – бросающиеся в глаза. Особенно при просмотре фильма Спилберга или научного фильма по палеонтологии…

Рис. 208. Шестипалый динозавр

Но в таком случае как раз и обращаешь внимание прежде всего на подчеркнутые художником детали. Например, на шесть пальцев, которые явно специально прорисованы у некоторых статуэток. В экспозиции музея Джульсруда есть шестипалый динозавр (

Рис. 208) и шестипалая обезьяна. Копаясь же в «закромах» – ящиках, в которых хранится основная коллекция – нам повезло обнаружить и безголовую фигурку какого-то гоминида также с шестью пальцами (

Рис. 209)!…

Что это?… Шутка художника?… Или его, также как и нас, поразил сам факт наличия именно шести, а не пяти пальцев на лапах и руках?… Что это тогда за причуды эволюции?… Или здесь вообще мы имеем дело с изображением обитателя какого-то совсем иного – «шестипалого» – мира?!.

Рис. 209. Безголовая статуэтка шестипалого гоминида


* * *

В отличие от других мест Мексики, которые лежат на туристических маршрутах, мы ехали в Акамбаро, по сути, в полную неизвестность. Мы не знали даже открыт ли вообще сейчас музей Джульсруда, и удастся ли нам его увидеть. Информации об этом нигде нельзя было найти. Предварительных контактов с дирекцией музея тоже не было. Мы ехали – то, что называется – «на удачу»…

И нам крупно повезло.

Как уже упоминалось в начале главы, после нашей вечерней разведывательной прогулки к закрытому музею, утром нас уже ждал Мигель Уэрта – директор музея. Встретил он нас определенно удивленно и несколько настороженно. Еще бы – максимум несколько случайных посетителей в день, а тут сразу целая группа из далекой России (мы были первой организованной группой из нашей страны, посетившей музей в Акамбаро), да еще и сделавшая специально большой крюк…

После некоторого «пристрелочного друг к другу» разговора, когда выяснилась и определенная общность подходов к древней истории, и общий интерес к коллекции, Мигель, оказавшийся очень общительным и контактным человеком, а кроме всего прочего и увлеченным идеей исследования и популяризации коллекции Джульсруда, пошел навстречу нашей просьбе и разрешил для съемок раскручивать витрины и доставать из них статуэтки. В противном случае нам пришлось бы очень туго: неудачное дневное освещение и блики от стекла витрин создавали совершенно невыносимые для съемок условия.

Поначалу Мигель сам раскручивал крепления витрин, но постепенно отдал и эту часть работы нам, видимо, удостоверившись в том, что ломать мы ничего не собираемся и относимся к экспонатам очень бережно. Так что мы имели полную свободу действий и возможность не только лицезреть статуэтки, но и брать их в руки, осматривать со всех сторон и снимать нужные ракурсы. Где бы в каком еще музее нам бы такое позволили?!.

Рис. 210. «Лошадь с хохолком» из закромов музея Джульсруда

А после того, как мы отсняли открытую экспозицию музея, Мигель позволил добраться и до «закромов»: содержимого ящиков, которыми был уставлен его кабинет. Мы заглянули буквально в несколько ящиков, но и этого было достаточно, чтобы понять, что тут еще непочатый край работы (

Рис. 210 и

Рис. 211). Сюда нужно приезжать не на пару-тройку дней «наскоком», а погружаться в длительное и кропотливое исследование содержимого этих ящиков на несколько недель или даже месяцев. И все равно это будет лишь поверхностное знакомство с коллекцией Джульсруда…

Рис. 211. Один из многих десятков ящиков с «закромами»


* * *

Когда мы находились в процессе съемок музейной экспозиции и были поглощены раскручиванием витрин, выемкой экспонатов, их фотографированием и возвращением на место, появился представитель местного муниципалитета. Он довольно долго за нами наблюдал, прислушивался к разговорам и, задав Мигелю несколько вопросов, исчез также тихо, как и появился…

Рис. 212. Сосуд в форме динозавра

Через некоторое время он появился вновь. Но уже не с пустыми руками. Он принес несколько предметов из своей личной коллекции – предметов, которые были найдены в окрестностях Акамбаро: пару свистулек, нефритовую статуэтку бога огня (

Рис. 213) и небольшой сосуд, который был выполнен в форме крылатого динозавра (

Рис. 212). Сосуд явно был сделан в совершенно иной манере, нежели статуэтки в коллекции Джульсруда, ящер был гораздо более стилизован, однако «динозавровый мотив» был налицо. Судя по всему, представители уже другой древней местной культуры либо тоже имели какие-то отголоски знаний о динозаврах, либо также как и Джульсруд находили аналогичные статуэтки в склонах близлежащих холмов.

Рис. 213. Нефритовая статуэтка бога огня из частной коллекции

Продемонстрировав свое умение обращаться с глиняными свистульками, коллекционер дал возможность поупражняться в извлечении пронзительных звуков из этих предметов и тем из нас, кто решил попробовать себя в роли древних музыкантов. А затем и другие предметы перекочевали в наши руки, так что мы имели возможность осмотреть их со всех сторон. И тут-то мы обнаружили то, что до этого нам попадалось всего в одном месте – в музее Теотиуакана, а именно: отчетливый след трубчатого сверления в нижней части нефритовой статуэтки бога огня (

Рис. 214)!… Трубчатое сверло, которое оставило этот след, имело диаметр прядка 12-14 миллиметров, а ширина режущей кромки этого сверла составляла всего полтора миллиметра!…

Что это было за трубчатое сверло?… Из какого материала оно было сделано?… Когда и кем была изготовлена статуэтка?… Увы, узнать это уже невозможно…

Рис. 214. След трубчатого сверла на нефритовой статуэтке

Как бы то ни было, прочность трубчатого сверла была достаточна, чтобы обрабатывать нефрит и оставлять при этом подобные следы. Очень велика вероятность, что использовался металл в качестве материала, из которого была сделана трубка. Но какой металл?… Медь для этого слишком мягкая. Бронза, конечно, потверже меди, но и ей нефрит обрабатывать не очень сподручно. О железе же индейцы узнали только с приходом испанцев…

И между прочим, столь тонкую трубку еще надо было как-то умудриться изготовить!… Опять отголоски высоких технологий в древности?!.

На современную поделку эта статуэтка бога огня явно была не похожа. Да и коллекционер, судя по его поведению, вряд ли бы стал ей хвастаться, будь она простым сувениром-новоделом. Осторожное же прощупывание нами владельца на возможность покупки статуэтки, равно как и других предметов, завершилось лишь категорическим отказом что-либо продавать. Смотреть – смотрите, щупать – щупайте, но эти вещи мне и самому дороги…


* * *

Хотя из всех нас испанским хорошо владела только Галина Стрелкова, сопровождавшая нашу группу, да кое-что помнил Андрей Жуков, общение с Мигелем происходило достаточно живо. Собеседник он оказался чрезвычайно интересный, и мы пригласили его с собой на ужин в местный ресторанчик. Поскольку с нашей стороны прослеживался явно не досужий интерес к коллекции, которая составляла предмет его забот, Мигеля долго уговариваться не пришлось. Он закрыл музей и поехал с нами, тем более, что день уже заканчивался.

Наиболее скептически настроенный из нас Дмитрий Павлов за столом провозгласил нечто типа: «Вот если бы самому найти статуэтку динозавра прямо в земле… И если была бы возможность в следующий раз получить разрешение на раскопки…»

Оказалось, что у Мигеля уже есть такое разрешение, и что он абсолютно не против того, чтобы предоставить нам такую возможность. Слово за слово – из ресторанчика мы отправились прямиком в хозяйственный магазин за шанцевым инструментом…

Рис. 215. Алексей Тесленко и Дмитрий Павлов на склоне Эль Торо

По утру, оставив представительниц прекрасного пола из состава экспедиции в отеле отсыпаться по поводу наступившего праздника 8 Марта, мы отправились к холму Эль Торо. Восход солнца мы встречали уже на склоне холма в зоне находок…

Значительная часть из нас раскопками никогда не занималась, но с нами был Мигель. Это во-первых. А во-вторых, Андрей Жуков – кандидат исторических наук – имел профессиональный опыт археологических работ. Плюс Дмитрий Огай – один из наших операторов – тоже частенько выезжает на археологические раскопки на Тамани. Решив, что троих профессионалов нам вполне достаточно, и подсказать что-то в случае чего есть кому, мы вгрызлись в склон…

Довольно быстро посыпалась керамика: небольшие осколки сосудов, изготовленных местной культурой порядка полутора тысяч лет назад. Это было, конечно, не то, что нас интересовало, но азарта малость добавляло (

Рис. 216)…

Рис. 216. Коллективный «улов» на склоне Эль Торо

Через несколько часов подъехала бригада то ли местной полиции, то ли представители по надзору за археологической зоной, но подошедший к ним Мигель, видимо, сразу снял все вопросы. Хотя один из подъехавших подошел-таки к нам и, вежливо поздоровавшись со всеми, окинул взглядом нашу «добычу» (она к этому времени составляла несколько килограммов черепков, которые в данной местности не представляли никакой археологической ценности) и что-то пометил на листочке бумаги…

За полдня, которые были в нашем распоряжении в соответствии с намеченным экспедиционным маршрутом, из чего-то более-менее существенного удалось найти лишь небольшой торс человеческой фигурки (

Рис. 217). Увы, динозавров нам найти не посчастливилось…

Рис. 217. Торс человеческой фигурки, найденный на Эль Торо

Впрочем, мы особо на это и не рассчитывали. Наскоком, всего за полдня, да с первой же попытки… Шансов на удачу у нас было немного. А с другой стороны, не попытать счастья при наличии такой возможности – было бы просто глупо. Да и программа экспедиции получила дополнительное разнообразие…


* * *

Одна из самых больших загадок коллекции Джульсруда – сильная ограниченность и уникальность зоны находок: основная масса – на склоне холма Эль Торо, и небольшая часть – на склоне другого холма в окрестностях Акамбаро, холма Эль Чибо. Ничего подобного не найдено не только вообще в Мезоамерике, но и даже в ближайших населенных пунктах. Почему статуэтки с изображением динозавров и других вымерших животных находили и находят только здесь?…

Два холма – Эль Торо и Эль Чибо – с давних времен считаются у местных жителей священными. Каждый год в день весеннего равноденствия десятки тысяч людей приезжают сюда со всей Мексики, чтобы принять участие в праздничной церемонии восхождения на вершину холма Эль Чибо. А склон Эль Торо, на котором была найдена коллекция Джульсруда, обращен именно в сторону Эль Чибо…

И одна из версий заключается в том, что местные народы с давних времен привозили и закапывали в землю глиняные статуэтки в дар богам. Сам же Вольдемар Джульсруд, собравший коллекцию Акамбаро, полагал, что все эти предметы были закопаны местным населением на склоне холма перед конкистой, дабы уберечь реликвии от испанцев. Однако обе эти версии так и не объясняют, почему это имело место только здесь…

Еще в 1968 году Чарльз Хэпгуд во время своих исследований повторно вскрыл один из старых раскопов, где обнаружил ряд плит, напоминающих лестницу, уходящую внутрь склона холма. Один их местных жителей сказал ему, что на этом раскопе был ранее обнаружен тоннель, засыпанный землей и ведущий в глубь. Кроме того, в Акамбаро ходили слухи, что один из местных жителей обнаружил в склоне Эль Торо пещеру, заполненную статуэтками и другими древними предметами. Эти данные послужили основанием для предположения о существовании в недрах холма Эль Торо целого «подземного города».

Американец Джон Тьерни, почти сорок лет изучавший материалы Акамбаро, уверен, что найденная Джульсрудом коллекция – лишь часть огромной «библиотеки», сопровождавшей чью-то гробницу, которая, как он полагал, является главной составляющей памятника Эль Торо…

Мигель в разговоре с нами также упоминал о лестницах, ведущих в недра холма Эль Торо. Причем речь шла сразу о нескольких таких лестницах. Однако обнаружили их, по его словам, на участках земли, находящейся в частной собственности (иногда прямо под домами). Обнаружили и снова закопали…

Причина проста: узнай о такой лестнице представители Национального Института Антропологии и Истории – и хозяин тут же лишится дома и земли, которая перейдет в категорию археологической зоны…

Так что древние тайны холмов Эль Торо и Эль Чибо еще дожидаются своего часа…


* * *

Большой интерес к коллекции Джульсруда и к материалам по этой коллекции, которые мы привезли из экспедиции, проявил Юрий Александрович Лебедев – руководитель Центра Эвереттических Исследований. Этот центр развивает и продолжает идею американского физика Хью Эверетта, из которой следует, что физически тот мир, в котором мы живем, не является единственным миром.

Широкой публике хорошо известен термин «параллельные вселенные» или «параллельные миры». Но мало кому известно, что за этими словами стоит реальная физическая теория и серьезные научные обоснования, которые впервые в целостном виде и сформулировал Хью Эверетт.

Дабы не заниматься пересказом, способным повлечь ненужные искажения, я приведу здесь слова самого Ю.А.Лебедева, которые он сказал в своем интервью для фильма «Неизвестная Мексика», созданного по результатам нашей экспедиции:

«Я впервые услышал об этой коллекции, узнал о ней из Интернета и сразу с самого начала понял, что именно эта коллекция является очень ярким и сильным свидетельством того, что Эверетт был прав, потому что такого сочетания невозможностей, какое мы имеем в данном случае я больше не встречал практически нигде.

С точки зрения эвереттики, мы в данном случае имеем пример, как мне кажется, совершенно типичной склейки. Склейка – это явление, если говорить достаточно научным языком, явление взаимодействия параллельных ветвей, параллельных миров или различных ветвей эвереттовского мультиверсума.

С явлениями склеек на самом деле знакомы все. И мы наблюдаем их в быту гораздо чаще, чем нам того же хотелось. Где мои очки? Их нет, очков. Нет очков. Ах, вот они. Но я же здесь смотрел!… Минуту назад смотрел на этот стол, их здесь не было – они появились… Сколько у нас пропавших мелочей, невозможных сочетаний, которые мы списываем на дурную память, на какие-то случайные обстоятельства, не задумываясь над тем, что это может быть следствием очень серьезных физических законов. Наше восприятие, наш быт, наше сознание и восприятие быта построены так, что мы не обращаем внимания на склейки, которые окружают нас на самом деле что называется на каждом шагу.

Причем поскольку мир наш устроен невообразимо сложно, то и склейки сами по себе проявляются как необычайно сложные и необычные. Как правило, выглядят они в виде чуда…

Но вот это чудо, когда совместились в одном месте, в одной точке как бы, по нашим представлениям, невозможные вещи – люди, динозавры, причем самых разных каких-то форм, в бытовом общении, в явном контакте друг с другом. Это настолько невероятно, с точки зрения практической археологии, истории, науки, что ничем иным кроме эвереттической склейки, на мой взгляд, это быть не может…

Если происходит склейка, то так сказать логично предположить, что вероятности близких ветвей оказываются перекрытыми, и мы должны иметь эффект именно множественности вероятности. И я, с этой точки зрения, предлагаю специалистам, которые будут смотреть этот материал, рассмотреть эту коллекцию именно вот так – выявить в ней некоторые ветви, каждая из которых образует целостность, но которые друг с другом не сочетаются.

Очень интересный вопрос, касающийся стилистики тех предметов, которые входят в коллекцию Джульсруда… Один из вариантов склейки, который лежит на поверхности – это склейка с временами, когда люди действительно общались с динозаврами, и вот, так сказать, окружающую действительность отображали в своих творениях. Но мне кажется, что хотя и этот элемент в этой, как говорят в науке, суперпозиции квантовой, описывающей коллекцию Джульсруда в целом присутствует – не он единственный. И очень интересными слагаемыми в этой суперпозиции, мне кажется, являются вот такие склейки. Склейки с теми историями, с теми реальностями, в которых данные изображения, данные скульптуры, данные предметы были созданы не во времена действительных контактов людей и динозавров, условно говоря, а гораздо позже. Это – один из элементов той культуры, у которой явно в прошлом такие события были, но которая уже находится, ну скажем так, близко к нам по технологическим уровням. То есть это одна из склеек с теми реальностями, в которых историки не сомневаются в существовании контактов людей и динозавров, где это есть обыкновенный, так сказать, исторический факт, признанный. А данные предметы есть уже художественное выражение на высоком художественном уровне тех событий, которые вот, так сказать, отражаются самими скульптурами. То есть это склейка не с цивилизацией, контактирующей с динозаврами, а с цивилизацией, вспоминающей о своих реальных контактах с этими динозаврами».


* * *

Академическая наука не признает и сам факт существования коллекции Джульсруда, и следствия, которые вытекают из ее содержимого. Коллекция объявлена современной фальсификацией…

Однако когда мы проговаривали с Мигелем вопрос о возможности вывоза части коллекции в Россию с целью организации выставки, выяснилась любопытная деталь: для этого необходимо разрешение… Национального Института Антропологии и Истории!…

Вот так!…

Официальное учреждение – центр исторической науки в Мексике, с одной стороны, отвергает археологическую значимость коллекции, а с другой – контролирует ее перемещение именно как археологической ценности…

О, времена!… О, нравы!… Как воскликнул бы классик…


* * *



Источник: lib.rus.ec.

Рейтинг публикации:

Нравится5



Комментарии (0) | Распечатать

Добавить новость в:


 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы писать комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.





» Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Зарегистрируйтесь на портале чтобы оставлять комментарии
 


Новости по дням
«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Погода
Яндекс.Погода


Реклама

Опрос
Ваше мнение: Покуда территориально нужно денацифицировать Украину?




Реклама

Облако тегов
Аварии и ЧП на АЭС, Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Импортозамещение, ИнфоФронт, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Любимая Россия, НАТО, Навальный, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Россия, Сделано в России, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония, Хроника эпидемии, видео, коронавирус, новости, политика, сша, украина

Показать все теги
Реклама

Популярные
статьи



Реклама одной строкой

    Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
    ©2003-2020 ОКО ПЛАНЕТЫ

    Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
    Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


    Map