Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторамВерсия для смартфонов
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Телеграм канал Z-Операция Клеточные концентраты растений от производителя по лучшей цене


Навигация

Реклама

Важные темы


Анализ системной информации

» » » С. Гезель: "Естественный экономический порядок"

С. Гезель: "Естественный экономический порядок"


16-11-2010, 08:57 | Файловый архив / Книги | разместил: VP | комментариев: (0) | просмотров: (2 045)

Часть вторая: "СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ"

 

Значение термина СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ

 

1. Конкуренция среди людей НЕ МОЖЕТ происходить справедливо и беспристрастно, в соответствие с высокими духовными целями, если любая частная или общественная собственность на землю НЕ запрещена.

 

2. Все люди - без исключения - имеют равные права на землю вне зависимости от расы, религии, культуры и т. д. Поэтому каждому должно быть позволено без ограничений переезжать туда, куда его зовёт сердце, желание, куда позволяет его здоровье, и там, на месте, использовать своё право на землю - точно такое же, как и у уже живущих на этой земле. Ни один человек, ни одно государство, ни одно общество не может оставлять себе хоть какую малую привилегию относительно земли. Ибо мы все - дети Земли.

 

3. Идея СВОБОДНОЙ ЗЕМЛИ не признаёт никаких иных толкований. СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ для всех есть абсолют. По отношению к земле не существует никаких прав народов, никаких прерогатив на обладание властью над территорией, никаких прав на самоопределение государств. Единственным сувереном над Землёй и землёй является человек, а не нации, не народы. По этой причине никто не имеет права воздвигать ограды, никто не имеет права взимать импортные пошлины. СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ означает, что вся Земля рассматривается и понимается как одна большая общая территория, на которой НЕ ПРОИСХОДЯТ экспортно-импортные операции. Поэтому СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ означает, что торговля ведётся абсолютно свободно: всех со всеми без ограничений, все тарифы и все границы уничтожаются. Национальные границы становятся просто административным делением, таких, как к примеру, мы имеем в виде "границ" между кантонами Швейцарии.

 

4. Из вышеприведённого описания, что такое СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ, следует, что выражения "английский уголь", "немецкий поташ", "американская нефть" и т. п. должны пониматься только в географическом смысле. Каждый человек, к какой бы расе он ни принадлежал, имеет право на английский уголь, немецкий поташ, американскую нефть.

 

5. Земля, пригодная для любой цели, распределяется среди желающих через публичные аукционы, в которых могут принимать все, без исключения, жители Земли.

 

6. Рента за использование этой землёй идёт в общественный фонд и ежемесячно распределяется среди матерей, имеющих малых детей, в равных долях по количеству детей. Ни одна мать на Земле не может быть исключена из распределения этих средств фонда ни по какой причине.

 

7. Разделение земельных участков определяется только исходя из нужд тех, кто её использует. Т. е. малые участки для малых семей, большие участки - для больших. Выделяются большие участки для коммунистических, анархических, социал-демократических колоний, для кооперативных обществ, для религиозных.

 

8. Любая нация, государство, раса, общество, группа людей, объединённая по экономическому или любому другому признаку, или отдельный человек, желающий ограничить действие закона СВОБОДНОЙ ЗЕМЛИ - объявляется ВНЕ ЗАКОНА.

 

9. Ныне существующие владельцы земли получают за неё полную компенсацию в форме государственных облигаций за потерю ренты.

 

Финансирование СВОБОДНОЙ ЗЕМЛИ I

 

1. Конкуренция среди людей НЕ МОЖЕТ происходить справедливо и беспристрастно, в соответствие с высокими духовными целями, если любая частная или общественная собственность на землю НЕ запрещена.

 

2. Все люди - без исключения - имеют равные права на землю вне зависимости от расы, религии, культуры и т. д. Поэтому каждому должно быть позволено без ограничений переезжать туда, куда его зовёт сердце, желание, куда позволяет его здоровье, и там, на месте, использовать своё право на землю - точно такое же, как и у уже живущих на этой земле. Ни один человек, ни одно государство, ни одно общество не может оставлять себе хоть какую малую привилегию относительно земли. Ибо мы все - дети Земли.

 

3. Идея СВОБОДНОЙ ЗЕМЛИ не признаёт никаких иных толкований. СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ для всех есть абсолют. По отношению к земле не существует никаких прав народов, никаких прерогатив на обладание властью над территорией, никаких прав на самоопределение государств. Единственным сувереном над Землёй и землёй является человек, а не нации, не народы. По этой причине никто не имеет права воздвигать ограды, никто не имеет права взимать импортные пошлины. СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ означает, что вся Земля рассматривается и понимается как одна большая общая территория, на которой НЕ ПРОИСХОДЯТ экспортно-импортные операции. Поэтому СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ означает, что торговля ведётся абсолютно свободно: всех со всеми без ограничений, все тарифы и все границы уничтожаются. Национальные границы становятся просто административным делением, таких, как к примеру, мы имеем в виде "границ" между кантонами Швейцарии.

 

4. Из вышеприведённого описания, что такое СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ, следует, что выражения "английский уголь", "немецкий поташ", "американская нефть" и т. п. должны пониматься только в географическом смысле. Каждый человек, к какой бы расе он ни принадлежал, имеет право на английский уголь, немецкий поташ, американскую нефть.

 

5. Земля, пригодная для любой цели, распределяется среди желающих через публичные аукционы, в которых могут принимать все, без исключения, жители Земли.

 

6. Рента за использование этой землёй идёт в общественный фонд и ежемесячно распределяется среди матерей, имеющих малых детей, в равных долях по количеству детей. Ни одна мать на Земле не может быть исключена из распределения этих средств фонда ни по какой причине.

 

7. Разделение земельных участков определяется только исходя из нужд тех, кто её использует. Т. е. малые участки для малых семей, большие участки - для больших. Выделяются большие участки для коммунистических, анархических, социал-демократических колоний, для кооперативных обществ, для религиозных.

 

8. Любая нация, государство, раса, общество, группа людей, объединённая по экономическому или любому другому признаку, или отдельный человек, желающий ограничить действие закона СВОБОДНОЙ ЗЕМЛИ - объявляется ВНЕ ЗАКОНА.

 

9. Ныне существующие владельцы земли получают за неё полную компенсацию в форме государственных облигаций за потерю ренты.

 

Финансирование СВОБОДНОЙ ЗЕМЛИ II

 

Поначалу от выкупа (национализации) земель никто ничего не выигрывает и не проигрывает. Бывшие землевладельцы получают проценты по госбумагам, точно так же, как раньше они получали ренты, даже сумма такая же, а государство, уже являясь владельцем земли, получает ренту, равную выплате процентов по госбумагам.

 

Нетто-доход государства начнётся лишь спустя какое-то время, с амортизацией долга землевладельцам. Произойдёт это через реформу финансовой системы, которую мы обсудим позже.

 

По ходу этой реформы уровень процента выплат (причём и по вкладам, и по капиталу в виде недвижимости) в течение короткого времени опустится до самого минимального уровня, какой могут допустить международные условия, если же реформа произойдёт по всему миру, то процент превратится в ноль.

 

Будет благоразумно в этом случае платить владельцам госбумаг (бывшим собственникам ныне национализированной земли) только ту величину процента, которая возникнет на рынке в результате общего снижения процентной ставки. Цена государственных обязательств, с фиксированным процентом выплат, должна же как-то меняться в результате изменений на рынках процентных ставок мира. Если же цена на эти государственные обязательства должна не меняться, то вот уровень процента, выплачиваемого по ним, должен. Этот процент должен либо подниматься, либо опускаться вместе с рынком ссужаемых капиталов и процентных ставок по ним, только этим способом эти госбумаги можно предохранить от безудержной спекуляции ими. Будет разумно также (в общественных интересах) защищать эти госбумаги путём скупки их у спекулянтов, для этого логично иметь специальный фонд, в размере от 50 до 75 миллиардов долларов. Мы же понимаем, что после национализации земель эти госбумаги сначала попадут в руки тех, кто имеет мало понятия о том, какую они представляют ценность для профессиональных игроков рынка, трейдеров и спекулянтов.

 

Мы предлагаем провести денежную реформу одновременно с земельной. Эффектом обеих будет резкое снижение процента на используемый капитал, рыночное снижение, вместе с рынком снизятся процентные выплаты и на госбумаги: с 5% до 4%, затем до 3%, затем до 2%, затем до 1%, - и, наконец, 0%.

 

Финансы от проведения национализации земель проявят себя в следующем:

 

Допустим, все ренты страны составляют 10 миллиардов.

Начальный процент составляет, допустим, 5%. Т. е. государство декларирует бывшим землевладельцам возмещение от потерь в размере 200 миллиардов.

Процент на 200 миллиардов в госбумагах под 5% составляет 10 миллиардов.

Если же процент на мировом рынке падает до 4%, то процент на 200 миллиардов сократится до 8 миллиардов.

Тогда как ренты останутся прежними, в размере 10 миллиардов.

Годовой доход от этой операции составит тогда 2 миллиарда.

 

Этот доход пойдёт на то, чтобы выплатить часть долга, а сумма общего долга сократится на эту сумму, а рентные платежи будут поступать в прежнем объёме, по прежним ставкам, в общественную казну. Таким образом ежегодное положительное сальдо будет возрастать, учитывая ежегодное снижение процента при этом, и, наконец, когда процент упадёт до нуля, это положительное сальдо превратится в ПОЛНУЮ сумму ежегодных рентных доходов, правда, следует заметить, что эта сумма будет по величине меньше, ибо рента будет снижаться вместе с процентами. (См. Часть I, глава 14.)

 

С таким развитием событий весь долг государства перед бывшим землевладельцами, долг, получившийся в результате национализации земель будет полностью погашен в течение 20 лет.

 

Следует заметить, что нынешний сверхвысокий уровень процента на используемый капитал по военным займам, который можно рассматривать как уровень капитализации, будет идеален для предстоящей национализации, потому что чем выше процент, тем ниже сумма возмещения общего ущерба землевладельцам, который они понесут, потеряв собственность - землю. На каждые $1000 ренты сумма возмещения составляет:

при 5% = $20 000,

при 4% = $25 000,

при 3% = $33 333.

 

Если государство решит, что используя такой метод, можно ещё более сократить время выплаты землевладельцам ущерба от потери земель, то я в этом случае отстраняюсь, тут решать другим. Суть от этого не изменится, средств на погашение ущерба землевладельцам будет предостаточно. А эффект от введения финансовой реформы, изложенной в Части IV этой книги, будет достаточно долгим по времени. Денежная реформа позволяет экономике развиваться свободно, для производства это будет особенно выгодно, потому что ни у кого не будут стеснены руки для плодотворного труда, реформа поставит крест на экономических кризисах и полностью устранит остановку работы где бы то ни было. Возможность людей платить бОльшие налоги возрастёт неимоверно. При этом, если будет мнение, что используя и этот инструмент (налоги), можно будет ещё больше сократить время на выплату долга бывшим землевладельцам, то срок, обозначенный как 20 лет, может быть ещё меньше.

 

СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ на практике I

 

После национализации земля будет поделена на участки, выделенные под нужды сельского хозяйства, под жильё и промышленные предприятия, будет сдана в аренду через публичный аукцион. На срок от 1 года до пожизненной ренты, для тех, кто готов оплатить ренту по высшей ставке. Арендаторам будут предоставлены определённые гарантии по поводу стабильности экономических факторов, на основе которых они выдвигают свои предложения по аренде, с тем, чтобы в течение срока действия аренды они смогли выполнить свои обязательства, не взирая не внешние неблагоприятные причины. Эта цель может быть достигнута установлением минимальных цен на сельскохозяйственную продукцию по определённой валюте; либо, если общая оплата труда начнёт повышаться - снижением арендных ставок. Вкратце, поскольку целью реформы не является выжимание всех соков из фермера, а наоборот, создание и поддержку такого состояния дел в государстве, чтобы он спокойно трудился на земле и с течением времени образовал процветающий класс фермеров, будет делаться всё возможное, чтобы результаты труда земледельцев не опускались ниже какого-то минимального уровня.

 

Возможность национализации сельскохозяйственных земель неоднократно проверялась на практике. Национализация всей земли в государстве переводит все сельскохозяйственные хозяйства, как частные, так и государственные, на аренду, а они и так арендуют землю по всей Германии земли. Через национализацию мы просто делаем уже существующий принцип универсальным.

 

Существовавшая система аренды земли с её последующим выкупом вовсе не сподвигала арендаторов заботиться о земле, следить за общим состоянием земли, а нынешний её владелец - государство - будет заинтересован в том, чтобы земля сохранялась в хорошем состоянии. Прежний арендатор, как уже было сказано, выжимал из арендуемой земли всё, что можно, бросал землю и двигался дальше.

 

Это - единственное, в чём можно упрекнуть систему аренды с последующим выкупом; в других аспектах между владельцами земли и арендаторами нет никакой разницы, если рассматривать вопрос с точки зрения общего состояния дел в сельском хозяйстве. Ибо обе стороны нацелены на одно и то же: получить самый высокий доход от использования земли, причём по возможности прилагая к этому как можно меньше труда.

 

Такие способы обработки земли, истощающие её, являются, без исключения, особенностью арендаторов с правом выкупа, это можно увидеть в Америке, где многие зерновые фермы так заставляют почву "трудится", что спустя какое-то время эта земля становится больше ни на что пригодна. Такие фермы с "выжатой" землёй можно ныне купить в США за очень смешные деньги. В Пруссии, с другой стороны, все государственные сельскохозяйственые предприятия работают точно так же. И там, и там фермы арендуются с последующим правом выкупа.

 

Поэтому ещё раз: истощение земель нерадивыми и недальновидными действиями фермеров может быть легко приостановлено.

 

1. Арендатору может быть дано право на пожизненную аренду.

 

2. В действие договора об аренде легко включить пункты, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ истощение земель.

 

Если фермер истощает землю, вина в этом того, кто своими действиями способствовал истощению, позволял заниматься фермеру истощением, ради получения более высокой ренты. В этом случае виноват не фермер, виноват землевладелец, прямо виновный в том, что земля пришла в расстройство. Иногда владелец занимается тем, что сдаёт землю в аренду только на короткие периоды, потому что не хочет в будущем упускать шанс продажи этой земли (понятно, что истощённую землю никто не купит!). При таких условиях аренды, разумеется, он никогда не найдёт арендатора прямо заинтересованного в повышении плодородия почвы, но дьявол в данном случае прячется не в системе аренды с правом последующего выкупа или без него, а в системе частной собственности на землю.

 

Если владелец земли хочет, чтобы истощение земли НЕ происходило - он может именно так и составить договор аренды. Если фермер, по договору, обязуется выращивать достаточно скота, чтобы удобрять землю фермы, а также ему запрещено продавать навоз и сено на сторону, одного этого пункта достаточно для защиты земли.

 

Если же, в добавление к вышеупомянутому пункту, в договор аренды включён пункт о предоставлении полной гарантии на то, что земля даётся ему в аренду пожизненно (если он изъявит на это желание!), причём с первоочередным правом дальнейшей аренды, переходящим на его вдову или детей, то бояться чрезмерной эксплуатации земель больше не следует. Разумеется, если его рента не будет так высока, чтобы он потерял интерес к продолжению контракта. В этом случае, специальный пункт ПРОТИВ истощения земли сыграет свою роль, а другие пункты, включённые в новый контракт аренды, можно будет сделать так, чтобы они избавили фермера от беспокойств. К примеру, есть ведь земли совершенно не приспособленные для выращивания скота, а наоборот - только под пшеницу. В таких случах, фермера можно принудить условиями контракта, чтобы он вернул то, что "изымает" из земли выращиванием пшеницы, искусственными удобрениями, если скота у него нет.

 

Следует упомянуть вот ещё о чём: в связи с изобретением искусственных удобрений, проблема истощения земель перестала быть животрепещущей. Ранее, если землю не удобряли навозом и тем истощали, существовали только два способа её восстановления: либо удобрять навозом, либо оставлять эту землю без обработки, в надежде, что спустя много лет она сама восстановится. Срок естественного восстановления составлял как раз жизнь человека, теперь же, с применением искусственных удобрений, этот срок сокращён до минимума.

 

То, в каком состоянии ныне пребывает Ирландия, служит нам примером того, к чему ведёт бездумное истощение земель арендаторами, и именно в этой связи необходимо заметить нашим читателям об одной важной особенности национализации земель, о том, что ренты не будут обогащать частных лиц, ренты будут поступать в общегосударственный фонд, откуда средства будут возвращаться людям же в форме сниженных налогов, помощи матерям, выплат пенсий вдовам и т. д. и т. п. Теперь представьте другое: в Ирландии ренты изымались землевладельцами год за годом в течение не менее 300 лет. А куда тратились эти средства? Как вы догадались, они просто бездумно прожигались на идиотские цели, будучи вывозимыми из Ирландии раз и навсегда. Если бы этого не было, состояние страны было бы другое.

 

Другие примеры - русское общинное землевладение или прусское "право выпаса на общественных землях" - тоже были упомянуты нами в качестве предупреждения против такого способа хозяйствования. Но даже в этом случае, так же, как в случае с Ирландией, сравнение с национализацией земель недопустимо. В русской общине новое перераспределение земли общины среди её членов происходит регулярно каждые несколько лет, когда в общине кто-то умер, а кто-то родился, изменились составы семей; этим достигается то, что никто не владеет землёй достаточно долго (одним и тем же участком!). Если же член русской общины улучшает качество почвы, он вынужден делиться этим со всем миром (общиной), поэтому его личная прибыль крайне невелика. Русская система неуклонно ведёт к тому, чтобы земля год за годом истощалась, никто не пытался улучшить качество земли так, чтобы она полностью восстановилась, а это ведёт в свою очередь к обеднению всей общины. Русская община не является ни коммунистическим устройством, ни индивидуальным; в общине существуют недостатки первого, но ни одного преимущества ни первого, ни второго. Если бы русские крестьяне обрабатывали землю вместе, как это делают меннониты, то общий интерес скоро научил бы их тому, что надо делать, чтобы не допустить истощения земель, это обычно и делает настоящий владелец земли. Но если бы русские крестьяне отринули и нынешнюю "коммунистическую" общину, то они бы имели все последствия индивидуализма, со всеми его бескомпромиссными недостатками, со всем его наплевательством на всё и вся.

 

СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ на практике II

 

Примерно также обстоит дело и с немецкими крестьянами, право выпаса скота которых (на общественном выгоне) общепризнанно паршиво. Ошибка в Германии состоит в том, что землю крестьянам в аренду дают на очень короткое время, а это провоцирует хищническое отношение к эксплуатации земли. Выглядит это иной раз так, что деревенские советы просто-напросто намеренно дискредитируют саму идею общественного владения землями, чтобы расчистить путь к последующему её разделу на частные участки; но ведь этот план уже был реализован ранее однажды! Если мои подозрения небеспочвенны, то за плохое состояние земель в Германии также несёт ответственность ещё и система частного владения землёй, ибо, когда общественные земли под выпас сделаются частными, их состояние ещё более ухудшится. А вот если бы был наложен юридический запрет на разделение общественных земель (с последующей передачей участков в частное владение), если бы земля была провозглашена навечно в общественной собственности, то даже одно это утверждение было бы способно подвигнуть работников быстро исправить существующее положение.

 

Ведь что нужно фермеру? Простое уверение в том, что сколько бы он ни вложил денег и труда в улучшение почвы, это принесёт прибыль ему и только ему. В этом случае договор аренды земли нужно просто переделать таким образом, чтобы у фермера эта УВЕРЕННОСТЬ появилась - и сделать это легко!

 

Однако самые важные части в плане улучшения почвы земель НЕ МОГУТ быть произведены без нарушения основополагающих принципов закона о частном владении землёй. Как, к примеру, частное лицо - фермер, сможет простроить дорогу к своему участку по земле, принадлежащий соседу, такому же собственнику, который, к тому же, может быть его врагом? Как проложить железную дорогу или канал по землям частных собственников, чьё число может быть огромно? Государству ничего не остаётся делать в таких случаях, как насильно лишать земли собственников, правда, по специальному закону. Но и ни один частный предприниматель, фермер, не может,с другой стороны, САМОСТОЯТЕЛЬНО построить дамбу на реке или берегу озера, моря, чтобы его земли не заливало. То же самое относится и к системе осушения болотистых земель, ведь там нужно игнорировать существование межей между участками, там надо брать и осушать болото комплексно. В Швейцарии порядка 75 000 акров земли было осушено поворотом реки Аар в озеро Биэль, для его осуществления потребовалось совокупные и совместные усилия жителей четырёх кантонов. Сами по себе частные владельцы этих земель ничего бы не смогли сделать, даже кантональное право на общественные земли не помогло бы. А при коррекции направления течения Верхнего Рейна не помог бы принцип швейцарской суверенности; потому что потребовались бы усилия и договорённость ещё и Австрии и с Австрией. Как может частный владелец земли рядом с Нилом направить воды на свои поля? Как приложим принцип частного владения землёй к вырубке лесов для увеличения площадей под пахоту, ведь такая вырубка может иметь влияние на общий климат, на состояние водных ресурсов не только одного района, а иногда и целой страны, иногда это напрямую наносит ущерб здоровью целой нации - как с этим быть? Даже поставку пищи населению страны нельзя доверить исключительно усилиям частных собственников земли. В Шотландии, к примеру, несколько землевладельцев, чьи действия были защищены законом о частной собственности на землю, вывели население целого района, сожгли целиком деревни с церквями, просто для того, чтобы эта земля стала заповедником для охоты. Подобные вещи происходили и в Германии, собственники огромных площадей земель, под предлогом своей обеспокоенности на предмет поставки пищевых продуктов людям, потребовали введения высоких таможенных пошлин на зерно - этим они увеличили стоимость хлеба на простого народа. Принцип частной собственности на землю несовместим и с интересами охотников и рыболовов, или с защитой некоторых видов диких птиц от истребления. А неспособность закона о частной собственности на землю бороться с вредителями, с майскими жуками или с саранчой, отчётливо проявила себя в Аргентине, где каждый собственник был вынужден лично гоняться за каждым жуком или саранчой в попытках согнать её на поле соседа - результат был плачевен, за три года саранча и жук съели или испортили весь урожай зерновых. Весь. Только когда само государство отошло от "буквы и духа" этого закона, только тогда саранча была успешно побеждена. То же самое было и в Германии, когда боролись с другими паразитами. К примеру, ну вот что может поделать владелец частного виноградника с тлёй?

 

Частная собственность на землю не может помочь в тех случаях, когда эгоизм владельца не может приподняться на суетой, а это чаще всего происходит тогда, когда встаёт вопрос о существенном улучшении земель. Если бы мы действительно прислушались к стенаниям немецкой аграрной партии, то принцип частной собственности на землю должен был быть уничтожен, поскольку "ухудшение сельского хозяйства" (т. е. уменьшение доходов получателей ренты), о чём они так громко рыдали, могло быть исправлено лишь вмешательством государства, через введение импортных пошлин. Получается так, что частный собственник земли вообще ничего не может сделать, если земля с течением времени ухудшается.

 

Частная собственность, через право наследования, ещё и неминуемо ведёт к разделу земли на всё меньшие и меньшие участки, или ведёт к залогу этих земель в банках. Исключений крайне мало, все они относятся к тому, когда в семье землевладельца есть только один наследник.

 

А деление земель, в свою очередь, ведёт к возникновению тех карликовых ферм, производящих во всё больших размерах одну нищету, а заклад земель в банках ведёт к такой зависимости землевладельцев от состояния валют, процента на капитал, оплаты труда, транспортных расходов и величин импортных пошлин, что на практике от самой частной собственности землю, СОБСТВЕННО, мало что остаётся. Ведь то, что мы имеем ныне, есть не частная собственность на землю, а всего лишь общее декларирование того, что якобы частная собственность существует.

 

Давайте представим, к примеру, что цены на сельскохозяйственную продукцию вдруг внезапно упали из-за деятелей, ведущих активную денежно-финансовую политику, из-за какой-то совершённой ими ошибки, допустим из-за введения золотого стандарта. Вот как в таком случае фермер может расплатиться по процентам за заложенную им в банке землю? Ведь, если он не будет платить проценты, то к кому перейдёт его собственность? Как ему защитить себя, свой труд, свою землю без юридических, законных оснований, которые позволят ему регулировать обращение валюты, а через это регулировать выплату и величину процентов? Ведь если проценты повышаются, как ему избежать молотка аукциониста, ударом молотка возвещающего о том, что его собственность ПРОДАНА?

 

Землевладелец повязан законами. Если он не принимает участия в политической деятельности, не контролирует денежное обращение в стране, импортные пошлины и цену на транспортные перевозки, он неминуемо проиграет в конечном итоге. Что бы стало с землевладельцами, если бы в Германии не существовало армии? Если бы вдруг жёлтая опасность стала явью, а человек без собственности нашёл бы монгольские законы не такими утомительными, как прусская дисциплина? Он бы выбросил к чёрту свои инструменты, свой инвентарь и эмигрировал бы с женой и детьми и носильными пожитками. Точно также и землевладелец - тоже уехал бы к чёрту на кулички, если бы был готов так легко расстаться со своей собственностью, землёй.

 

Поэтому частная собственность на землю может поддерживаться только политикой, которая сама по себе не представляет из себя ничего, кроме политиканства. Можно разумеется сказать, что частная собственность на землю представляет собой воплощение политики. И, мол, без политики и не может существовать частная собственность, и наоборот - без частной собственности нет политики. Именно так, после национализации земель политика и политикантство уйдут в прошлое.

 

После национализации земель сельское хозяйство потеряет всякую связь с политикой. Так сегодня фермеров-арендаторов с правам выкупа земель никак не интересуют обращение валют, импортные пошлины, уровень оплаты труда, транспортные расходы, устройство каналов, уничтожение вредителей; всё это, по большому счёту - и какому! - и составляет проблему современной политики, просто потому, что в узких рамках своих догоров аренды с правом выкупа земель нет никакого места перечислению этих факторов, а они очень здорово влияют на "дух и букву" этих договоров; поэтому, после национализации земель, фермеры будут смотреть на прения в парламенте так же безучастно. Но зато они узнают и немедленно, каким образом любая политическая мера, предпринятая правительством, затронет величину ренты их земли. Если будет введена импортная пошлина для защиты национального сельского хозяйства, фермер будет знать, что он, для этой защиты сразу будет должен платить бОльшую ренту, чтобы обеспечить эту защиту; в любом другом случае, ему будет всё равно.

 

Когда земли будут национализированы, то цены на продукцию сельского хозяйства могут, без нанесения ущерба обществу в целом, взлететь так высоко, что получаемая прибыль будет способна покрывать расходы на культивацию песчаных дюн и покрытых крупной галькой прибрежных земель; может так случиться, что даже зерновые, выращиваемые в садовых горшках, будут прибыльными, и всё это без отдачи фермерам, культивирующим богатые почвы, возможности сказочно обогатиться за счёт высоких цен, поскольку суммы выкупных платежей будут идти вверх вместе с рентой. Патриоты, озабоченные подготовкой страны к войне, готовности страны к войне, должны тщательно изучить данный выше аспект проблемы национализации. С помощью одной десятой части тех сумм, которые ныне утекают в карманы землевладельцев только с помощью введения импортной пошлины на зерно, Германия могла бы ВСЕ свои болота, пустоши и бесхозные земли в течение короткого времени перевести в разряд плодородных земель.

 

СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ на практике III

 

Цены на железнодорожные перевозки или перевозки по каналам, а также связанные с этими ценами телодвижения политиков, больше не будут касаться арендатора напрямую, либо будут касаться не более, чем они касаются рядового гражданина. Потому что, если цена за транспорт упадёт, то приобретённая выгода аннулируется ростом ренты.

 

С национализацией земли политики перестанут интересовать фермера лично, его будет интересовать лишь общее направление юрисдикции, направленное на общее благосостояние, т. е. политики целеполагающей. А целеполагающая политика больше не является политикой, а является прикладной наукой.

 

Здесь нам могут возразить следующим: мол, если у фермеров получится защитить их собственные интересы на очень долгий срок, то на них всё же юрисдикция будет влиять, и тем подталкивать иногда извлекать выгоду из своих частных владений за счёт общественного богатства. Возражение это весьма правомерно, но разве не является это такой же силой (куда более мощной!) сегодня? Ведь ныне преимущества, получаемые законным путём (через следование некоторым законам), легко конвертируются в наличные через продажу земли! К примеру сегодняшняя высокая цена на землю получается из-за введения импортной, так называемой "защитной" пошлины. После национализации земель, влияние политиков на эту проблему (не косвенное, а - прямое, прямей некуда!) будет нивелировано тем, что земля станет собственностью государства, а в случае пожизненных контрактов на аренду земли право на изменение величины этой ренты время от времени будет точно таким же, как и сейчас, но делаться это будет государством, отслеживающим изменение на цену на землю. (В случае контрактов на аренду земли на короткий период уровень ренты регулируется самим фермером через публичные аукционы на получение пожизненной ренты с правом выкупа.) Ибо, если фермер будет знать, что всё, что ранее он мог получить в виде дополнительной прибыли от действий политиков, ныне уходит в пользу государства, то он попросту прекратит попытки влиять на уровень ренты через введение новых законов.

 

Принимая в учёт всё сказанное выше, мы можем кратенько набросать проект контракта земли с правом последующего выкупа после национализации земель:

 

ИЗВЕЩЕНИЕ

 

Сдача внаём фермерского хозяйства, известного как "Меловая ферма", выводится на публичный аукцион. Этот аукцион будет проведён в день Св. Мартина, а правом на получение контракта на аренду будет удостоен тот, кто предложит наивысшую цену.

 

Ферма оценивается, как место приложения сил одного человека. Дом и конюшни в хорошем состоянии, отремонтированы. Рента составляет $100. Почва пятой категории, климат подходит для выращивания того-то и того-то.

 

Условия:

Фермер, подписывающий контракт об аренде, обязуется выполнять следующие условия:

 

* Не продавать фураж (корм для скота). Он должен растить достаточное количество скота чтобы всё выращиваемое им сено, солома полностью потреблялось или использовалось этим скотом. Продажа навоза запрещается.

* Поддерживать приемлемый уровень плодородия почвы, внося в почву химические удобрения, которые покупаются фермером после продажи зерна, которое он вырастил; на каждую тонну проданного зерна, покупать и вносить в землю 200 фунтов удобрений.

* Содержать ферму, её строения в хорошем состоянии.

* Платить рентные платежи вовремя, либо предоставлять залог в счёт будущих платежей.

 

Государственный департамент земель обязуется:

 

* Не прерывать договор аренды, если фермер не нарушает принятных на себя обязательств.

* Предоставить право первоочередного продления контракта аренды его вдове или прямым наследникам в виде 10%-ной скидки на самую высокую цену, предложенную на аукционе.

* Прервать контракт по личной просьбе фермера, предварительно взыскав с того штраф, равный одной трети от суммы ежегодной ренты.

* не увеличивать цену за перевозку зерна во время действия этого контракта.

* Организовать ведение общедоступной статистики по оплате труда, и, в случае пожизненной аренды, уменьшать рентные платежи, если оплата труда повышается, повышать их - если оплата труда понижается.

* Построить новое здание на ферме, если это будет необходимо, в обмен на увеличение ежегодной ренты, равной проценту на капитал, с учётом амортизации.

* Застраховать арендатора-фермера бесплатно против любого вреда его здоровья, несчастного случая, болезни, а также ущерба его хозяйству в виде града, наводнения, болезней скота, пожара, вредителей, сорняков и т. д.

 

Самый острый вопрос национализации земли следующий: а будут ли вообще появляться арендаторы на приведённых выше условиях, захочет ли кто-либо подписать такой контракт? Давайте представим, что таковых набралось всего несколько человек, поэтому на аукционе соревнуются между собой всего лишь, допустим, три фермера. Что получится? Первоначальная ставка будет очень низкой; возможно даже ниже, чем средняя ставка ренты, исходя из этого, фермеры могут получить более высокую прибыль. Теперь сравним, неужели эти подсчёты (возможность получить более высокую прибыль) не будут стимулом для фермеров, которые, допустим, решили выждать и вообще не принимать участия в аукционах, чтобы посмотреть, а что тут получится?

 

СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ на практике IV

 

Совершенно определённо, что в результате короткого экспериментального периода проведения аукционов рента поднимется до своего максимально возможного значения; следует учесть, что при этом риск арендатора в новых условиях будет практически равен нулю, поскольку результаты труда на ферме не смогут опуститься ниже средних значений по оплате труда. Фермер будет уверен в том, что уж среднюю оплату труда он всегда заработает, а помимо этого он будет ещё иметь и другие преимущества: возможность свободно трудиться, независимость и свободу передвижения.

 

Далее отметим, что после национализации фермеры - именно они - и будут назначены местными органами наблюдать за соблюдением контрактов ренты. Ежегодно каждая провинция и район будут публиковать список ферм, сдающихся в аренду, с полным перечнем всего того, что каждому интересующемуся нужно знать о состоянии земли, строений по каждой отдельной ферме: размере участка, урожайности, что выгоднее на этой земле выращивать, ценах на производимые продукты, цену предыдущей ренты, наличие школ неподалёку, климату, какие рядом угодья, какая природа, какие социальные условия и т. д. Поскольку национализация земли не является способом жестоко эксплуатировать фермеров, с особой тщательностью нужно отнестись к правильному информированию потенциальных арендаторов о преимуществах и недостатках той или иной фермы - сравним с нынешней ситуацией, когда землевладелец никогда об этом не распространяется (про недостатки!). А ведь некоторые особенности ферм, к примеру, заболоченность земель, ночные морозы, скрываются от арендатора, он об этом узнаёт лишь потом, либо может узнать из третьих рук, да и то - случайно.

 

Сейчас я изложу то, что произойдёт в результате национализации земли кратко: запрет на получение частной выгоды от сдачи земли в аренду, по этой причине мы навсегда избавимся от той ситуации, которая ныне нам известна как "кризис в сельском хозяйстве"; не будет защитных пошлин, политика перестанет играть важную роль в жизни людей. Запрет на частную собственность на землю даст уничтожение залогов, запрет на деление земельных участков - как результат отойдут в прошлое внутрисемейные ссоры при получении наследства. Не будет ни землевладельцев, ни наёмных "рабов" на земле, вместо этого - всеобщее равенство. Если не будет собственности на землю, то не будет и ограничений по передвижению людей, полная свобода поехать туда, куда хочешь, и там обосноваться, со всеми вытекающими из этого выгодами в плане здоровья, религии, культуры, общего человеческого спокойствия, наслаждения жизнью.

 

В вопросе разработки полезных ископаемых на земле и под землёй национализацию будет выполнить ещё проще, чем в земледелии. Вместо сдачи в аренду шахт и разработок, государство может пригласить работников и кооперативные общества принять участие в тендере, где выиграет тот, кто предложит самую низкую цену за поставляемую продукцию. В свою очередь, государство затем может продать то, что оно покупает у разработчиков, на аукционе по самой высокой предложенной цене. Ведь разница между тем и тем и есть рента, а она пойдёт в общественную казну.

 

Подобный метод национализации применительно к наземным и подземным разработкам может быть приложен к любому месту, где нет необходимости работать на специальном оборудовании; на торфяниках, месторождениях бурого угля, каменоломнях, некоторых нефтяных месторождениях и т. д. В общем, эта система напоминает нынешнюю политику государств в отношении лесов, где, до принятия специального законодательства, леса нещадно вырубались. В случае национализации администрация лесного угодника заключает соглашение с работниками, что она платит им определённую цену за кубометр, а выиграет этот тендер тот, кто предложит самую низкую цену. Лес рубят, пилят на доски и выставляют на продажу на аукцион, продавая предложившему самую высокую цену. Мошенничество в таких случаях практически невозможно, потому что покупатели сами найдут виновного и примут меры. В общем, разработка лесных угодий полностью напоминает разработку открытых месторождений. Покупатели будут отслеживать ситуацию с работой на участках. Работники могут, если захотят, кооперироваться, в этом случае им придётся взять на самих себя функции управления таким коллективом (придётся поучиться этому на практике!),потому что никаких особенных фондов, денег на это самое управление им никто ниоткуда не предоставит. Сама разработка, участок будет принадлежать государству; от работников будет требоваться только их труд.

 

В случаях, когда разработка полезных ископаемых происходит глубоко под землёй, вопрос более сложен, требуется специальная и мощная техника, инфраструктура. Однако и это можно сделать, есть несколько вариантов решения этой проблемы.

 

1. Государство предоставляет работникам технику; страхует работников на предмет несчастных случаев, а также даёт гарантии минимальной оплаты труда; т. е. заключает с каждым отдельным работником контракт, где будет чётко указано, сколько он должен лично добыть, чтобы получить эту сумму. Такой метод и ныне широко применяется как на частных шахтах, так и на государственных, он называется оплата по выработке.

2. Государство предоставляет работникам всю необходимую технику, как было указано выше, а контракт заключает не с каждым работником отдельно, а с кооперативом работников. Подобная система, насколько я знаю, тоже используется. Введение такой системы прольёт бальзам на души коммунистов, ибо они сами поймут, каково это - управлять самими собой!

3. Государство оставляет на усмотрение работников способы разработки шахты, их способность взять необходимую для этого технику на рынке, а также всё остальное, что требуется, взамен государство платит кооперативу работников твёрдую цену за производимую им продукцию, снова по контракту, снова в результате тендера, снова по минимальной цене. Продукция, приобретённая государством, затем продаётся на аукционе по самой высокой цене, всё, как и в предыдущих случаях.

 

Система номер четыре, где можно предоставить работникам право САМИМ продавать произведённую ими продукцию, я порекомендовать НЕ МОГУ, потому что продажа, особенно продажная цена зависит от огромного количества факторов.

 

Для больших предприятий, больших шахт с тысячами работников, наверно, первая система будет являться самой лучшей, для средних - возможно, второй вариант, для малых - третий.

 

Разница между продажной ценой за продукцию и расходами на её производство будет отходить в общественную казну, как рента.

 

Для продажи продукции шахт может быть применены две схемы:

 

* По твёрдой цене, назначаемой один раз в год. Подобный метод можно применить, если производство какой-либо продукции можно увеличивать практически бесконечно, в условиях, когда спрос по одной и той же цене всегда может сполна удовлетворён. Здесь важна универсальность продукта, его однородное и постоянное качество, это даже является необходимым условием.

* Продажа продукции через публичные аукционы. Такой метод продаж следует применять в тех случаях, когда продукция разнится между собой по качеству, а производство не может достойно удовлетворить любой возникающий спрос немедленно.

 

Если продукция продаётся по твёрдым ценам, однако выясняется, что растущий спрос именно по этой категории никак не может быть удовлетворён, как мы понимаем, результатом этого будет спекуляция. Там, где нельзя унифицировать продукт по качеству, иного пути, кроме публичного аукциона нет. В любом другом случае найдутся недовольные.

 

СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ на практике V

 

Поставка электроэнергии городам от водяных электростанций является особым свойством некоторых земель, в некоторых районах только наличие воды (рек, плотин) способно дать электричество, а с возрастанием роли научно-технического прогресса роль электричества становится ключевой. Для мощных электростанций поставлять энергию на городские нужды проще, забот у муниципалитета меньше - по крайней мере электроэнергии в достатке, хотя и есть некоторые сложности с обслуживанием. Если же с водными ресурсами в округе плохо, и недостаток энергии может повлиять на местную промышленность, то разумно рассчитать стоимость производимой из разных источников электроэнергии и выработать общую цену за неё, независимо от того, где её производят.

 

Гораздо большие затруднения при национализации земель возникают при рассмотрении вопроса о городах, о землях, на которых они построены. Как сделать так, чтобы был выработан общий подход к использованию земель, и одновременно добиться того, чтобы государство получало полную ренту за использование земли! Если нам нужен скромный, но эффективный метод, то вполне можно принять за основу ту схему, которая работает ныне в Лондоне. По лондонской системе арендатор пользуется правом делать на своей земле (арендованной от 50 до 70 лет, а в Большом Лондоне - до 99 лет), что хочет, ежегодная же рента твёрдо установлена на весь срок аренды. Права арендатора наследуемы, поэтому дома, возведённые на арендованной земле, можно продавать. Ситуация складывается такой: с течением времени (а за сто-то лет чего только не может произойти!) цена на аренду земли может вырасти - арендатор, следовательно, в плюсе; причём, этот плюс в случае Лондона - может быть очень неплохим, даже огромным; с другой стороны, если цены на аренду земли упадут, арендатору придётся фиксировать убыток, и он тоже может быть весьма и весьма значителен. Поскольку дома возводятся на земле, которая, хоть и на очень долгий срок, но арендуется, то залогом того, что арендатор никуда не денется, и служат эти самые дома. Для владельца же земли (долговременного арендатора) стабильная рента на долгие годы служит уже его обеспечением безопасности.

 

Но судьба городов, и этому нас учит историю Вавилона, Рима или Венеции, превратна, иногда они исчезают почти бесследно за короткий промежуток времени. Открытие нового морского пути в Индию изъяло финансовый поток из Венеции, Генуи и Нюрнберга, перенаправив его на Лиссабон; с открытием же Суэцкого канала Генуя получила второе дыхание. То же самое может случиться и с Константинополем после того как откроют багдадскую железнодорожную ветку.

 

А ещё нам всем следует помнить о скоротечности и изменчивости самих валют, финансово-денежного регулирования, законах государств - гарантий, что в будущем не произойдёт никаких изменений, могущих прямо повлиять людей, нет никаких. К примеру, в 1873 году произошло общее снижение цен, вызванное тем, что в монете стало меньше серебра. Всегда есть опасность, что и золото, в свою очередь, может также быть изъято из обращения, поставка денег сократится, скажем, настолько, что вызовет падение цен на 50%, тем самым вызывая резкое увеличение богатства кредиторов за счёт тех, кто берёт в долг. В Австрии это произошло с бумажными деньгами, в Индии с серебром, как знать, однажды это может произойти и с золотом.

 

Поэтому нет даже намёка на то, что земельная рента, её уровень, будет стабильно держаться весь срок заключённого контракта. Влияние политики и тысяч экономических причин - к этому следует добавить вероятность того, что после национализации земель, люди будут стремиться покидать города - делает заключение долговременных контрактов на аренду земли крайне рискованным мероприятием, причём, как для арендатора, частного лица, так и для арендодателя, в нашем случае - государства. Либо в одном, либо в другом случае кто-то недополучит.

 

Есть и другой вопрос: а что будет со зданием на арендованной земле, когда срок аренды закончится? Если здание переходит к государству безвозмездно, то арендатор примет все меры к тому, чтобы когда его срок аренды закончился, от здания ничего не осталось. В этом есть определённый смысл, чтобы возводимые здания не строились навечно, ибо с течением времени им потребуется перестройка в связи с изменившимися или новыми техническими требованиями; но и неудобства тоже значительны, они даже перевешивают. К примеру, можно рассмотреть французские железные дороги в этой связи. Земля, которую занимают железные дороги, была сдана в аренду частным железнодорожным компаниям на 99 лет. С условием, что, по окончании договора, всё построенное перейдёт к государству без всякой компенсации. В результате все вопросы технического обеспечения, ремонта подогнаны частными владельцами под этот срок. Государство, вместо функциональной железнодорожной сети, получит полуразвалившуюся систему из сгнивших шпал и покорёженного металла. Это есть прямое следствие близорукости составителей первоначального контракта. Причём, уже сейчас очевидно, что всё будет именно так, задолго до окончания срока договора. То же самое случится и со зданиями, если в договоре будет упомянуто о том, что по окончании срок аренды здания переходят в руки государства.

 

Другой план гораздо лучше. По окончании срока аренды государство оценивает здания и выплачивает их стоимость бывшым арендаторам. Но по какому принципу производить оценку? Существует два варианта:

Оценка исходя из текущей полезности (состояние здания, его приспособленности под определённые нужды).

Оценка исходя из строительных затрат.

 

Если компенсацию владельцам здания производить по строительной смете и состоянию после проведения амортизации, государство заплатит огромные деньги за то, что будет пригодно только к сносу. Строители, зная про будущую оплату, сделают всё, чтобы построить хуже, а себестоимость в бумагах указать по многократно завышенной цене. Ибо раз государство всё равно заплатит, то почему бы, собственно, немного и не...? С другой стороны, если в оценку не включать вопросы себестоимости, то оценка будет происходить уже государством: т. е. бюрократией. И ещё неизвестно, что хуже.

 

Поэтому самый лучший способ оценки следующий: сдавать землю под строительство зданий на неопределённый период; но не под фиксированную арендную плату, а, скажем, зафиксированную на определённый период, после завершения которого, происходит переоценка ренты. Сроки переоценки могут быть разными: 3, 5 или 10 лет. В этом случае риск строителя по отношению к арендуемой земле сводится практически к нулю, а государство всегда будет собирать полную ренту, мало затрагивая самих владельцев зданий. Вся ответственность за наилучшее использование зданий ложится, разумеется, на строителей. Идеальной точности в этм случае по поводу уровня возможной ренты и, соответственно, собираемости рентных общих платежей в общем, не добиться, но баланс интересов будет максимально соблюдён: ни арендатор не будет сильно страдать, ни - государство.

 

Для правильной оценки стоимости аренды разных участков города государство само может выстроить по зданию в каждом районе города и вырабатывать цены на аренду, исходя из использования этих зданий. Смысл состоит ведь в том, чтобы получить максимально возможную ренту. И учитывать в процессе эксплуатации всё: доход от сдачи здания в аренду, процент на используемый капитал (если он ещё будет существовать), ремонт, техобслуживание, страховку и т. д. Всё это должно вычитаться из дохода, чтобы оставалась "чистая" прибыль. Вот на основе этой цифры и можно регулировать уровень арендной платы для других зданий конкретного района, или похожих районов.

 

Даже при вышеописанном методе оценки ренты правильно всё учесть и подсчитать невозможно, потому что многое будет зависеть от дома-"образца". Поэтому необходимо тщательно подойти даже к самому вопросу о возведении такого здания. Но, даже если построить дом-"образец" без лишних размышлений, строители в этом районе не будут особо жаловаться, поскольку возрастание расходов на дом-"образец" приведёт к уменьшению ренты для всего района, т. е. здесь будет прямая зависимость.

 

При введении подобной схемы у строителей будет прямой интерес содержать возведённые дома в порядке и правильно их эксплуатировать; ибо любое улучшение приведёт к тому, что они будут получать дополнительную прибыль.

 

Наконец, нам следует упомянуть о том, что, поскольку важнейшей составляющей расчёта стоимости аренды является процент на заёмный капитал, то его уровень следует определять заранее, т. е. ДО подписания контракта. Либо описать, каким образом он будет рассчитываться. При подсчётах ренты процент на капитал имеет большое значение.

 

Представим, к примеру, что капитал, требуемый для возведения здания составляет $100 000, рента этого дома будет $10 000, а процент - 4%. Смотрим: 4% на 100 000 составит $4000, значит рента будет уже $6000 (мы вычитаем расходы строителя). А если процент на капитал составит 3%, то вычтем мы только $3000, значит сама рента будет больше - $7000. Вот эта маленькая разница, если её не основать и не прописать в контракте чётко и ясно, способна вызвать бури эмоций и жалоб от всех сторон. Падение процента на заёмный капитал с 4% до 3% составит примерно 20 миллионов марок, если подсчитать землю и аренду по всему Берлину. Поэтому для государства лучше не пренебрегать в контракте тщательным прописыванием этого момента по поводу процента на капитал. Иначе возможны нюансы.

 

В следующей части книги, которая коснётся денежной реформы, я приведу полный анализ расчётов по чистому проценту на капитал. Здесь же пока, независимо от дальнейших рассуждений по вопросу о свободных деньгах, я предположу, что процент на заёмный капитал для строительства новых домов должен составлять средний дивиденд от акций строительных компаний, которые получают прибыль от сдачи построенных домов и промышленных зданий в аренду. Этот средний дивиденд высчитывается на бирже. В этом случае рост "строительного" капитала будет соотноситься с приростом капитала в промышленности, а строительная индустрия будет избавлена от присущих ей рисков чисто финансовых операций. Строительная индустрия обязательно привлечёт к себе капитал, а это будет только на пользу будущим арендаторам. Каждый, кто захочет максимально надёжно инвестировать капитал, будет вкладывать его в дома, которые, в свою очередь будут давать стабильный дивидендный доход.

 

Заметим, что этот уровень процента на капитал, разумеется, должен определяться только для ренты нормальных жилых многоквартирных домов.

 

К примеру, представим, что такой дом, площадью 500 кв. ярдов приносит $10 000.

Заёмный капитал для строительства этого дома, за вычетом будущей амортизации составляет $100 000.

Средний дивиденд на акцию промышленной компании составляет 3,5% её стоимости. Значит, процент на "строительный" капитал вычитается из ренты, вот эта сумма$3 500.

А сама рента, следовательно, составит $6 500.

Или: $13 за квадратный ярд.

 

Если не брать в расчёт все могущие быть изменения, которые можно учесть и рассчитать только на практике, мы можем наметить основные черты контракта аренды между строителем и государством.

 

1. Государство предоставляет строителю наследуемое право на аренду участка земли такого-то там-то.

 

2. Рента исчисляется на базе примерно такого же, но уже существующего, дома в этом же районе.

 

3. Уровень ренты уже существующего дома в этом районе получается в результате публичного аукциона, с вычетом амортизации, стоимости техобслуживания, ремонта, страховки, а также процента на используемый капитал, требуемый для возведения нового здания.

 

4. Для окончательного расчёта ренты вновь возводимого дома используется процент на капитал, который составляет средний дивиденд от акций строительных компаний, которые получают прибыль от сдачи построенных домов и промышленных зданий в аренду, который публикуется биржей акций промышленных предприятий Берлина.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ

 

Ждать результатов национализации земель до тех пор, пока самый последний бывший землевладелец получит ему причитающееся - не нужно, результаты проявят себя немедленно, как только закон о национализации вступит в силу. Самый первый результат проявится в парламенте и вообще, среди политиков.

 

Подобно строителям вавилонской башни, парламентарии вдруг перестанут узнавать друг друга. Они возвратятся к своим семьям, внутренне изменившись до неузнаваемости, их будут теперь питать новые и возвышенные идеи. Потому то, за что они боролись (или с чем они боролись!), то, ради чего они изводили себя в прениях и выслушивании или озвучивании миллиона аргументов - вдруг пропадёт всуе. Мановением волшебной палочки былое поле яростных битв превратится в умиротворённый и умиротворяющий идиллический пейзаж. Никто более не сможет изыскать прибыль от частного владения землёй. А ведь ДО национализации - именно парламент был ареной схваток "медведей" и "быков", где каждый депутат ревел на каждого, а всё из-за того в том числе, что рента то падала, то - опускалась! Как окрестил один парламентарий, принимавший участие в работе этого органа, парламент - это место, где идёт страшная грызня за повышение тарифов. Он прав, потому что всё, что так или иначе обсуждается в парламенте, прямо или косвенно касается только одного вопроса - ренты на землю.

 

Величина ренты на землю является базой вообще всех телодвижений правительства; осью, на которой вертятся все осознанные или неосознанные мысли партий власти в Германии или ещё где. Если с рентой на землю всё в порядке, то и остальное будет всё в порядке.

 

Долгие и неприятные дебаты по поводу введения таможенных пошлин на импортное зерно свелись всё к той же ренте на землю. Все трудности, возникающие по любому из заключённых Германией договоров, возникли из-за интересов землевладельцев. Во время затянувшихся прений по поводу строительства средне-германского канала пришлось преодолевать не что-нибудь, а сопротивление землевладельцев. Все наши нынешние маленькие радости, как то: относительная свобода передвижения и поселения там, где хочется, отмена рабства и крепостного права, - были выиграны там в вооружённой борьбе против землевладельцев, которые отчаянно сопротивлялись. Долгая братоубийственная война в Соединённых Штатах была просто эпизодом в борьбе против землевладельцев. Оппозиция любому прогрессивному начинанию исходит от землевладельцев; если хоть что-то зависит от них, будь то свобода передвижения или поселения, право на избирательный голос, то они никогда не пойдут на жертву принесения своих интересов. Даже школы, университеты и церковь контролировались и контролируются землевладельцами, их интересами.

 

С национализацией земли все эти проблемы исчезнут. Мгновенно. Исчезнут политики от аграрной партии. Растаят как снег на солнце. Вместе с отменой частной собственности на землю каждый доселе имеющий быть интерес в политике потеряет почву под ногами. И уже никто не сможет набивать взятками карманы, работая в парламенте. Политика, как мы утверждали ранее, не приводимая больше в движение частными интересами, а приводимая общим благосостоянием, превратится в прикладную науку. Представители народа будут глубже участвовать в делах государства; они переимут методы работы, которыми управляют не эмоции, а факты, и будут относиться трезво и здраво к тому, что вполне поддаётся исчислению простой статистикой и экспертным экономическим знанием.

 

Но так же, как политики от лагеря класса землевладельцев, станут бесполезными и политики от противоположного лагеря. Зачем делегируют в рейхстаг социалистов, либералов и демократов? Для защиты интересов простого народа против хищнических инстинктов землевладельцев. Но кого придётся защищать, если исчезнет сам агрессор? Вся программа либеральной партии реализуется с простой национализацией земли одномоментно и целиком. Никто даже не будет спрашивать об этой программе или как-то критиковать её, или даже инспектировать её положения - потому что каждый из нас в душе - либерал. А что есть партия консерваторов, каковая их программа? Да это всё та же рента на землю. И ничего более.

 

С введением национализации земли в действие даже самые реакционные вчерашние землевладельцы в одночасье превратятся в закоренелых либералов и прогрессистов. Они ведь тоже люди, как и все мы, ни лучше, ни хуже нас; они естественно защищали свои интересы, и так делает любой из нас в любых обстоятельствах. Землевладельцы не представляют из себя расу господ. Да, они объединены, но чем? Собственным интересом, которые, в свою очередь, через законы придаёт им силу и власть. С национализацией земель все землевладельцы вольются в народ на правах обычных граждан. Даже отпетые реакционеры станут демократами, ибо, как можно быть реакционером, не имея прав на землю? Аристократия и право собственности на землю - это две стороны одной медали. По лицу аристократа можно мгновенно просчитать количество земли, которой он владеет. Можно подсчитать и его доход в виде ренты.

 

Итак, какая-такая функция останется у политиков и политических партий? Ведь всё станет настолько ясным и естественным с распределением ренты на общественные нужды, абсолютно всё, а с другой стороны ничего не будет стоять на пути инноваций. "Дайте дорогу прогрессу!" - звучит лозунг либералов, и теперь дорога прогрессу открыта. Юрисдикция никогда больше не придёт в противоречие с частными интересами. Ликвидный капитал продолжит своё существование, он даже возрастёт за счёт миллиардов, выплачиваемых бывшим землевладельцам за отобранную у них ренту через выдачу им государственных долговых обязательств. Но такой капитал получит свободу передвижения через границы, станет истинно интернациональным, и весьма отличным от ранее существующего "земельного" капитала. Политики больше не смогут оказать никаких услуг ликвидному капиталу. (Это предположение будет более подробно разъяснено и доказано в тех главах, которые касаются рассмотрения теории процента на капитал). Более того, ликвидный капитал, будучи субъектом конкуренции разных стран, будет держать "нос по ветру" в плане прогресса где бы то ни было и неминуемо будет ему служить.

 

С отменой частной собственности на землю прекратит своё существование политический антагонизм между городом и деревней; и город, и деревня станут действовать сообща, цели у них будут одинаковые. Если, к примеру, сельское хозяйство, по тем или иным причинам, окажется поставленным в более привилегированное положение, то работники промышленности немедленно перейдут работать в село, а конкуренция на публичных аукционах по сдаче земель в аренду поднимет арендные цены так, что рано или поздно такая ситуация нивелируется этими ценами - и преимущество сельского хозяйства сразу исчезнет, восстановится баланс результатов труда в промышленности и в сельском хозяйстве. Привилегии труда в промышленности тоже исчезнут точно таким же образом. Потому что земля будет предоставляться любому желающему, на равных основаниях для всех. После национализации земли сельское хозяйство и промышленность не будут конфликтовать друг с другом экономически. Впервые в своей истории с/х и индустрии будут объединены гармонично в одно целое, причём и экономически, и политически, в такое огромное и подавляющее целое, где всё содействует друг другу и ничто не противостоит другу другу.

 

Если начать рассуждать о пользе введения национализации земли в сфере политики, то говорить надо будет много, но можно сказать и кратко: политика и партийная политика просто умрёт в любой своей форме; ибо политика и рента на землю - однояйцевые близнецы. Парламентская трибуна не останется пустой, она потребуется для решения других и различных проблем - но эти проблемы никоим образом не будут более касаться более частных интересов людей. Будут проходить научные заседания, и, вместо посылки в парламент представителей, которые должны решать одни и те вопросы "перетягивания одеяла на себя", а в конечном итоге так и не придут НИ К КАКОМУ мнению, будучи компетентными ВО ВСЁМ, мы будем выбирать экспертов по каждому отдельному вопросу. Другими словами, каждая проблема будет решаться экспертами. Научными методами. А что требуется от нынешнего парламентария? Он должен говорить об армии и флоте, о школе и религии, об искусствах и науках, о медицине, о железных дорогах, о почте, о законах, о сельском хозяйстве, в общем, о чём только он ни должен! Наши всеведущие парламентарии должны также решать вопросы текущей финансовой политики (к примеру, введение золотого стандарта), хотя у 99% из них нет ни малейшего понятия вообще, а что такое деньги есть, и чем они должны быть. Разве справедливо обвинять этих суетливых личностей в том, что они НЕ ЗНАЮ ВСЕГО ОБО ВСЁМ? (*Государство должно полностью избавится от бремени содержания государственных школ, государственной церкви, государственных университетов и прочих институтов, которые были введены землевладельцами для того, чтобы отклонять внимание людей от реального источника разногласий.) В общем, всезнайки исчезнут вместе с национализацией земли, а люди станут выбирать представителей-экспертов, чьи законодательные функции будут жёстко повязаны на решение экспертных вопросов. Причём, после решения того или иного вопроса, законодательной власти эти представители будут тут же лишаться.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ II

 

Национализация земли затронет социальные условия не в меньшей степени, чем политику, и здесь также прямо с момента объявления об этом.

 

Осознание того факта, что отныне все люди имеют равные права на землю наполнит их гордостью и будет выражено даже в том, как по-новому они будут смотреть на окружающий мир. Каждый будет держать голову прямо, и даже государственные служащие потеряют свою лакейскую прирученность сильным мира сего. Все будут знать, что при любых обстоятельствах они могут вернуться на землю, на свой участок, припасть к матери-земле и чувствовать себя в полной безопасности. Земля будет принадлежать всем, будет предоставляться всем на равной основе, богатым и бедным, мужчинам и женщинам, всем, кто способен её обрабатывать.

 

Здесь нам могут возразить, позвольте, а что сейчас существуют какие-то трудности в плане аренды земли и её обработки? Нет, земли сколько угодно, пожалуйста, арендуйте. Всё это так, но не следует забывать о том, что рента идёт прямиком в карманы землевладельцев, частных лиц, и зарабатывать себе на жизнь приходится очень тяжёлым трудом. С национализацией земли рента будет целиком поступать в государственную казну и распределяться всем через предоставление государственных услуг. В этой связи труд, приложенный к земле, будет легче. Его будет нужно меньше для обеспечения себе достойной жизни; достаточно будет взять шесть или семь акров земли, а не десять, поэтому многие, чьё здоровье испорчено жизнью в продымленных городах могут воспользоваться возможностью переселиться на свежий воздух и зарабатывать хлеб свой фермерством. На развитие экономики будет, разумеется, влиять и денежная реформа, которую мы опишем позже, ведь по её осуществлении исчезнет процент на заёмный капитал. Тогда хватит и четырёх акров, а не десяти.

 

Экономическая сила и экономическая независимость изменят все взаимоотношения между людьми; характеры, обычаи, речи и поведение. Всё станет свободнее и возвышеннее.

 

После запрета на попадание ренты в частные руки, а также после отмены роста денежного капитала по проценту, каждая здоровая женщина сможет заработать себе на жизнь и воспитать своих детей, трудясь на земле. Если для этой цели будет достаточно и трёх акров земли, то простой женской силы и выносливости хватит там, где сейчас требуется мужская сила. И, кстати, не будет ли возвращение женщины к земле и к сельскому хозяйству решением всем набившего оскомину вопроса о "феминизме"?

 

Сделано предложение выплачивать всем матерям суммы, собранные как ренту за использование земли, ренту, эквивалентную той, что получается в результате использования земли примитивной женщиной далёких веков. Предложено платить матерям ренту непосредственно, а не так, как предложил Генри Джордж, где рента на землю является вычетом из налогооблагаемой базы, либо полным запретом на налоги.

 

Тому есть много причин, почему надо сделать именно так. Во-первых, рента есть создание матерей, поскольку именно они дают (рожают) население, которое, собственно, своим трудом и создаёт ренту. По принципу "suum cuique" матери без сомнений имеют первейшее право на получение ренты от использования земли. Кстати, к таким же выводам приходишь, если сравниваешь роль первобытной женщины, которая контролировала, как царица, все дары природы вокруг себя, с ролью современной женщины из пролетариата, повязанной нищетой. Сравнение показывает, что мы в своё время попросту украли ренту у женщины-матери. Среди всех примитивных народов Азии, Африки и Америки нет ни одной матери, которая была бы так безжалостно лишена доступа к естественным ресурсам, как его лишена любая женщина из пролетариата Европы. Первобытные матери владеют всем, что их окружает. Она собирает хворост для костра, берёт его там, где находит, и строит себе хижину там, где пожелает. Её куры, гуси, козы, коровы - все пасутся около её хижины. Её собака охраняет стадо. Один её сын ловит форель в ручье; другой её сын в саду сажает растения и собирает урожай, другие сыновья и дочери приходят из леса и приносят дрова и ягоды; а самый сильный её сын охотится на оленя и приносит домой его мясо. Вместо всего этого место прекрасных даров природы ныне занимает тучная фигура гнусного взимателя ренты - землевладельца. Вы только представьте себе положение беременной женщины из пролетариата, которая лишена доступа к окружающей её природе, лишена земли, на которую она могла бы положить своего новорождённого, вот только представьте себе эту картину и вы поймёте, что нынешняя экономическая система с её границами, рентами и прочим - принадлежит женщине!

 

Судя по подсчётам, данные для которых, увы, неполны на нынешний день, примерно $12 в месяц могут быть распределены на каждого ребёнка в стране, если взять ренту целиком и разделить на количество детей менее 15 лет. С такой поддержкой каждая женщина у нас в стране могла бы спокойно воспитывать детей, даже без принуждения на то, чтобы полностью зависеть от финансовой поддержки со стороны мужчин. Экономические причины не будут больше подрывать дух женщины. Её сексуальные предпочтения, желания и инстинкты - вот что будет преобладать в мотивах её действий и решений. Женщина будет полностью свободна в выборе партнёра, мужа, она будет обращать внимание на его здоровье, умственные способности, а не на то, способен ли он материально содержать её. Женщины снова станут максимально свободно решать с каким мужчиной они хотят быть и жить - это их величайшее право, право естественного отбора. И это право гораздо важнее, чем весьма иллюзорное право выбирать какого-нибудь политика на очередной срок.

 

С национализацией земли в одном государстве, у каждого гражданина появится свободный доступ к земле, к любому участку территории, а когда этот принципе будет перенесён на весь земной шар - то и на любой участок земли на Земле. Если сравнить людей будущего, то нынешние короли по сравнению с ними станут последними бродягами. Каждый из новорождённых, в законном браке или незаконном, будет полным владельцем 195 550 000 квадратных миль земли, 125 792 миллионов акров в полном его распоряжении. И каждый получит право ехать туда, куда хочет, и поселяться там, где хочет; никто не будет привязан к своему клочку земли по экономическим обстоятельствам, как раб. Те, кому по тем или иным причинам, не понравится жить на той земле, где они раньше проживали, могут спокойно разорвать контракт об аренде и уехать. В этом случае немецкие крестьяне, которые, как во времена феодального рабства, крепко-накрепко привязаны к своей земле и никогда не видят ничего другого в округе, кроме башни своей церкви, могут тронуться в путь, увидеть другие земли, перенять новые обычаи, методы работы, новые и свежие мысли. Разные люди будут знакомиться друг с другом и учиться друг у друга, смотреть кто как и что делает удачливее и проворнее других, и почему у них социальная жизнь всё ещё пребывает в когтистых лапах идиотской системы. И поскольку люди, как правило, смущаются больше находясь в окружении чужаков, то мобильность населения и перенятие чужих обычаев будет способствовать заглушению своих отрицательных черт, и в общем, очистит и оздоровит общую атмосферу среди людей.

 

Национализация земли будет способствовать дальнейшему проникновению в разум человека других основополагающих принципов устройства жизни. Исчезнет рабский дух, который ещё главенствует среди людей, не полностью выветрился за столетия рабства (и это касается также и властителей, а не только бывших крепостных!); причина нынешнего существования этого духа проста: с частной собственностью на землю, рабство никуда не исчезло. Этот дух исчезнет полностью только тогда, когда исчезнет подпитка ему в виде частной собственности на землю. Человек выпрямится и будет стоять, как прямая сосна, гордо и значимо - хозяин. "Человек, даже рождённый в путах, всё равно свободен", - говорит Шиллер. Человек воспринимает перемены, происходящие в его жизни, и эти восприятия влияют на дальнейшие поколения. Но нельзя наследовать рабство, рабский дух, поэтому исчезновение частной собственности на землю не оставит ни следа в душах людей. Рабство просто исчезнет и всё.

 

С экономически обоснованной и поэтому правильной, глубоко укоренённой свободой, которая появится у нас всех в результате национализации земли, мы вполне резонно сможем ожидать, что цивилизация принесёт нам то, что в иных условиях она не могла никак породить. Политический мир без границ будет распространён до самого дальнего уголка Земли, так умиротворение человека видно в его глазах. Вульгарный и брутальный тон, вынужденно необходимый там, где социальные отношения испорчены правом собственности на землю, переносится всюду и на всё: на политическую жизнь и отраву в отношениях между государствами. Нескончаемый конфликт интересов между разными людьми, возникающий в силу частной собственности, приучил нас видеть врага в каждом соседе и в каждой соседней нации - а там, где есть понятие врага, там есть и оружие для защиты от него. Нации не видят сейчас в других нациях братьев. Они видят в них собственников земли. Если в двух соседних странах отменят частную собственность на землю, то исчезнет напрочь и единственная причина для возникновения вражды между ними. Из алчных приобретателей земли мы превратимся в людей, которым нечего терять из общего, но одновременно можно всё приобретать и всем наслаждаться, а именно: удовольствие от труда, от религии, от искусств, от способа мышления, от моральной атмосферы, от законов. Когда земля национализирована, ни один человек не извлечёт прибыли из более высокой ренты, а если не извлекут прибыли из ренты целые страны, то никому (в том числе и странам!) не придёт в голову извлекать прибыль из импортных пошлин, которые так расшатывают экономическую жизнь ныне, перестанут возникать расхождения во мнениях, ведущие к увеличению гонки вооружений, перестанут копиться факты и случаи, которые напрямую ведут, рано или поздно, к возникновению войны за защиту своих интересов. С национализацией земли, а ещё больше с денежной реформой, запущенной в жизнь (опишем дальше), свободная торговля продуктами будет естественным состоянием вещей. А, если позволить свободной торговле развиться в течение нескольких десятилетий, то все осознают, насколько прочно связано благосостояние всех с этой свободной торговлей. Целые нации будут настроены дружелюбно к соседним нациям; у семей появятся дружеские связи с другими семьями за рубежом, дружба и сотрудничество между коллегами-профессионалами, учёными, людьми искусства, простыми рабочими, торговцами и религиозными деятелями будет укрепляться и процветать. В конечном итоге это сведёт весь земной шар в лигу наций у которой будут только общие интересы. Без частной собственности на землю, без права извлечения ренты нет необходимости, нет причины для войн, ибо в результате войны не выиграть никаких преимуществ. Их и так нет. Национализация земли означает свободную торговлю и мир во всём мире.

 

Эффект земельной реформы на состояние дел с миром и войной ещё только изучается. Эта область недостаточно изучена, вглубь темы ещё не проникали немецкие исследователи по ренте. В этой области их ждёт масса открытий. Кто возьмётся за эту проблему? Густав Симонс, Эрнст Франкуфурт или Паулюс Клюпфель? Последний бы смог, он очень хорошо подготовлен. И если бы не его ранняя смерть, в самой середине жизни, то как знать, что бы вышло.

 

В книге "Свободная земля, фундамент всеобщего мира" я только коснулся краем этой проблемы.

 

А в связи с общей проблемой оплаты труда мне осталось лишь сказать, что после национализации земли и консолидации всего долга бывшим землевладельцам

 

вся рента на землю поступит в общий фонд оплаты труда,

 

а все результаты труда будут равны продуктам труда, минус процент на капитал.

 

СУЩЕСТВО ВОПРОСА О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ

 

Нормальный человек считает всю Землю его собственной. Он рассматривает то место, где он живёт, планету Земля, не как часть, а как единое целое, его жизненно важный орган, среду обитания. Поэтому проблема состоит в том, каким образом каждый человек может получить наиболее свободно доступ к использованию своей собственной среды обитания.

 

Разделение земли не решит проблемы, поскольку при разделении каждый получит лишь часть от целого, а нужно ему всё. Мы не сможем удовлетворить голод членов семьи, разломав на части кастрюлю, в которой варим суп, и вручив по равной доли её каждому. К тому же, при каждом рождении нового человека и смерти одного из живущих надо проводить новый передел, а также понимать, что при каждом новом переделе часть каждый раз будет разной: по качеству, количеству и прочим характеристикам, к тому же надо учитывать пожелания каждого человека. Одному нужна солнечная вершина горы; другому важно соседство с пивной. Передел, случающийся ныне в случае получения наследства, не принимает во внимание такого рода пожелания людей, а посему любителю пива придётся спускаться ежедневно с горы для утоления жажды, тогда как другой будет только мечтать о горних высотах и вянуть физически и духовно в окружающем его воздухе низины.

 

Никому также не придётся по нраву такое разделение, которое накрепко привяжет человека к его месту рождения, особенно если, как это обычно и бывает, обмен долями будет связан с выплатой налогов. Многие хотели бы переехать в другое место по причине слабого здоровья; другим мешает жить враждебность соседей, третьим ещё что-то. Но собственность на землю привязывает их к своему клочку будто цепями.

 

Налог на мену земли во многих частях Германии составляет 1-2-3%, а в Эльзасе аж 5%. А если учесть, что обычно собственность и земельная, и недвижимая в виде строений обычно заложена на три четверти в банках, то можно представить себе серьёзность решения задачи переезда; налог составляет 1/5 от суммы, достающейся продавцу, т. е. одну пятую капитала покупателя. Если человек меняет землю пять раз - что, разумеется, происходит не так уж часто - все его накопления, весь его труд уходят в бездонную дыру налогов. А тот налог на прибыль, за введение которого ныне ратуют парламентарии, требующие переделать земельное законодательство, в добавление к налогу, который ныне собирается только при мене земли, делает ситуацию ещё хуже.

 

Молодые фермеры тянутся на север; но когда этот фермер стареет, когда его кровь начинает не бурлить, а всего лишь плавно течь, ему хочется климат потеплее, а уж совсем старички предпочитают просто юг и ничего более. Как нам сделать так, чтобы каждому доставалось то, что он хочет, как учесть тысячи пожеланий людей через простой передел земли? Землю ведь не унесёшь с собой в чемодане. Для того, чтобы купить землю там, где хочется, надо сначала продать имеющуюся землю. Спросите тех, у кого не было возможности отслеживать состояние рынка земли, и кто был вынужден быстро продать свои участки - каково им было? В конечном итоге выходило как в той сказке про крестьянина, который пришёл на базар с коровой, но в результате обменов остался с канарейкой. Собственник земли вынужден ждать шанса для удачной продажи, а затем ждать другого шанса для удачной покупки. А время между тем идёт. Поэтому чаще всего случается, что ему приходится отказываться от тех преимуществ, что сулит переезд. Многие фермеры переехали бы поближе к городам, где их дети могли бы посещать школы; другие - наоборот, предпочли бы уехать подальше от городов, чтобы воспитывать своих детей среди нетронутой природы. Многие католики, волей судьбы очутившиеся в окружении протестантов, молятся днями и ночами, чтобы оказаться среди своих единоверцев. Собственность на землю делает все эти мечты и желания неосуществимыми, превращает всех людей в окольцованный скот, рабов земли.

 

А ведь случаются вещи и похуже: человека, никуда не стремящийся уехать, чьим единственным желанием является обрабатывать землю, на которой работал его отец и дед, какой-нибудь кредитор или ростовщик берут и лишают земли напрочь. Либо это приходит сборщик налогов и ситуация повторяется. Законы о собственности лишают его собственности.

 

Или ещё... фермер наследует часть земли от своего отца, но для того, чтобы работать на ней, его понуждают отдать в залог до 90% его собственности, чтобы таким образом отдать часть долей наследства братьям и сёстрам, а в итоге сумма процентов залога его давит и он разоряется. Нужны маленький рост оплаты труда, маленькое изменение ренты в сторону понижения (что может быть вызвано простым снижением стоимости транспортных перевозок), чтобы он был тут же неспособен платить проценты по заложенному имуществу и, как результат - его ферма идёт с молотка. Так называемая проблема сельского хозяйства, которая остро затронула немецких землевладельцев, возникла как следствие долгов, которые они наделали, а долги, т. е. возможности заклада земли, есть прямой результат действия принципа частной собственности на землю. Тот, кто умудрился не заложить землю раньше, всё равно скрипит зубами от бессилия, подсчитывая убытки от снижения ренты, ищет утешения в бутылке или кружке, а между тем его собственность теряет в цене и приближается неотвратимый конец.

 

Ещё более разрушительными последствиями будут, если разделить землю на коммуны собственников, проповедуемые лидерами кооператоров. Продажа доли тогда становится невозможной, поэтому человек, покидающий коммуну, теряет свою долю. Налог здесь заменяется 100%-ной потерей. Есть, однако, в Германии церковные приходы, которые не только не берут налогов, но и распределяют деньги. Чтобы не лишиться этого дохода, многие предпочитают оставаться членами этих приходов, даже несмотря на климатические, политические, религиозные или любые другие причины, люди остаются ради этих доходов, даже если цена на пиво или зарплата в этой местности их не устраивает. Нигде и ни в чём нет более отвратительных тяжб, ссор, убийств, нигде понапрасну не сжигается столько человеческих жизней, как в этих, казалось бы, очень "человеколюбивых", богатых коммунах. Однако мы знаем, что зарплаты там должны быть меньше, чем где бы то ни было, поскольку свобода выбора профессии в соответствии с личным предпочтением человека, так необходимым для его самореализации, в церковных приходах урезается за счёт полного отсутствия свободы выбора и передвижения. Жизнь людская подчинена в этих районах и коммунах местной индустрии, человек может стал бы выдающимся астрономом в другой жизни, или великолепным танцором, а приходится быть плотником - и почему? Да потому что человек боится лишиться свой доли собственности. Общей собственности коммуны.

 

Те же самые проблемы возникают в ещё более увеличенном масштабе, а потому ещё более опасные, при разделе земли между нациями. Ни одна нация не может быть удовлетворена той частью земли, которую ей выделят, поскольку каждая нация, так же как и отдельный человек, нуждается для своего полноценного развития в обладании всей землёй, всей планетой. И, если доля невелика, что может быть естественнее, чем начало войны за отвоевание бОльшей доли? Но война требует от вооружённых сил государства ресурсов, а история учит нас, что военная сила государств падает с ростом её территории, на которую распространяется его юрисдикция; поэтому нет ни малейшей возможности объединить одному государству военной силой весь земной шар. Войны, таким образом, это явления, касающиеся отдельных частей земного шара, которые просто переходят из рук в руки. И выходит так: что одна нация приобретает, завоёвывая землю, другая - теряет; и, поскольку нация с фактом потери не примиряется, то в поражении одной из сторон заключается уже 100%-ная вероятность будущей войны. Грустно.

 

Вышеописанным способом, кстати, ни одна нация не отказалась бы от мысли завоевать весь земной шар, но вот результат будет один и тот же. Во всех случаях сугубо отрицательный. Меч, как и другой инструмент, тупится со временем. А в это время точится другой меч. И снова кровь и снова слёзы; снова трупы, снова расточение накопленных сокровищ, богатств, результатов труда - всё идёт коту под хвост! Сегодня политическая карта мира выглядит как залатанное лоскутками старьё. Ежедневно придумываются новые барьеры, а каждая нация ещё с большим рвением копается в том дерьме, которая унаследовала от предков.

 

Есть ли надежда, что однажды придёт воин и всех нас завоюет, тем самым, наконец, объединив? Давайте не будем предаваться идиотским мечтаниям. Разделение всегда ведёт к войне, а результатами войны всегда является разделение. Человек же нужен весь земной шар, а не заплатки враждебных друг другу наций на карте. До тех пор, пока фундаментальная необходимость каждого человека и каждого народа не будет удовлетворена - войны не исчезнут; человек будет убивать другого человека, одна нация будет стремиться уничтожить другую, континент будет воевать с другим континентом. Следует заметить вот ещё что: результатом войны, даже если она нацелена на объединение, всё равно будет разъединение; войны разъединяют, рассекают, делят.

 

Да, это правда, есть люди, которым по сердцу задымленная пивная. Её они предпочитают горной вершине. Пруссаков старой школы просто передёргивает от одной мысли объединения всей Германии в единую империю, они этого к тому же боятся. Знаете, почему? Разделение земли производит нации слабые духом.

 

Долой опереточные границы и театры кукол тарифов и прочую разделяющую людей ерунду, особенно регистрацию частной собственности на землю! Человечеству нужно кое-что получше, чем разбитые части глобуса. Suum cuique т. е. - каждому всё.

 

Однако давайте спросим себя, а как реализовать нашу идею без коммунизма, без аффилирования всех наций под крыло одного большого и самого главного государства, без стирания различий между нациями и их правом на независимость?

 

Наш ответ: через реформу. Через предоставление всем свободной земли.

 

СУЩЕСТВО ВОПРОСА О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ II

 

C введением принципа свободной земли распространяющегося на весь мир каждый человек, житель любого государства станет владельцем всего. Разве этот принцип не предоставит затем право каждому выбрать ту землю, которую он хочет, и таким образом удовлетворить в наиболее полной мере каждого человека, даже любой его каприз? Тогда возможность переезда целиком и полностью будет зависеть лишь от того груза, который поселенец может взять с собой, т. е. практически полная свобода.

 

Давайте рассмотрим этот вопрос глубже. На равнине северной Германии живёт крестьянин. Он обрабатывает землю на своей ферме. У него есть несколько сыновей. Но сыновья не хотят крестьянствовать, они уезжают в город, чтобы там получить другую профессию. А ферма становится неподъёмной для этого крестьянина, потому что с возрастом ему всё тяжелее и тяжелее работать, да и здоровье уже не то. Он бы предпочёл взять другую ферму, с меньшим количеством земли, но одновременно реализовать мечту своей юности: жить в горах. Ему также хотелось бы поселиться где-нибудь около Франкфурта, потому что именно там обосновались его сыновья. Подобная смена места жительства нынче крайне затруднительна, а для простого крестьянина - и попросту невозможна.

 

Совершенно другая ситуация возникает с связи с вводом свободной земли. У человека отсутствует земельная собственность, он может взять и поехать куда угодно, он - волен как птица. Ему не надо даже ждать окончания срока действия контракта об аренде, поскольку у него всегда есть возможность разорвать контракт в любой день, заплатив штраф. Он покупает газету объявлений, в которой разные провинции публикуют объявления об аукционах об аренде участков земли, о фермах, и отмечает те фермы, которые ему нравятся (подходят по другим условиям). Проблемы количества приемлемых вариантов не будет. Если средняя продолжительность аренды составляет примерно 20 лет, одна из каждых десяти ферм будет пустовать каждый год, а это, порядка 150 000 ферм среднего размера в 25 акров каждая: есть и большие, и маленькие, есть в горах, есть на равнинах, на Рейне, на Эльбе, в Вистуле, католическом или протестантстком районах, среди консерваторов, либералов, социалистов, на болотах, на песке, на берегах морей, для выращивания скота, свёклы, в лесу, в туманных регионах, на берегах быстрых рек, в окружении ядовитых отходов городов, в ближайшем пригороде, рядом с пивоварней, рядом с военной частью, рядом с епископом, рядом со школой, на территории, где говорят по-фарнцузский или по-польски, для любителей ходить по магазинам, для тех, у кого слабые сердца, для сильных и для слабых, для старых и для молодых - в общем, 150 000 различных ферм, из коих ежегодно можно выбрать себе по вкусу. Ну не сможет ли в таких условиях любой человек сказать, что он обладает всем миром? В любом ведь случае, более чем одним участком земли он обладать не будет, ибо - обладать, значит - быть на нём. Ведь даже если бы был один человек на всей Земле, ему бы столько земли всей планеты не потребовалось. Он всё равно бы жил на одном маленьком участке земли.

 

Ему пришлось бы, разумеется, платить ренту, но эта оплата не является возвратом земле того, что было взято у неё, это оплата достаётся обществу. А человек ведь пользуется землёй, а не обществом. Если же, как мы полагаем, человек платит ренту за использование фермы и земли обществу, то она получается из того, что он продаёт результаты своего труда (выращенные продукты) обществу же и получает от общества же оплату, т. е. фермер выступает в качестве перераспределителя денежных средств, налогового инспектора; его право на землю остаётся нетронутым. Он отдаёт обществу обратно то, что ему оплатили вперёд за те продукты, что он вырастит, а себе оставляет лишь то, что ему заплатят за вложенный им труд. Но, поскольку любой фермер тоже является членом общества, он также получает свою долю от земельной ренты. Т. е. выходит, что ренты он и не платит вовсе; он собирает ренту с земли и передаёт её в другие руки, с тем основанием, что общество распорядится распределением более точно.

 

Понятие свободной земли целиком и полностью реализует для каждого человека его право на всю землю его государства. Но вся земля одного государства недостаточна для осознания человеком его собственной значимости до конца. Мир ему нужен целиком, весь, как его собственное владение, являющееся частью его совокупной личности.

 

Трудность восприятия вышеприведённой фразы тоже решается с введением свободной земли. Давайте представим, что свободная земля распространена на все страны; сие представить крайне тяжело, однако, вспомним, как легко национальные институты пересекают границы и воспринимаются всем миром. Представим теперь, что каждое государство, через заключение соответствующего межжународного договора, приняло концепцию свободной земли - в таком случае иммигрантам будет предоставлено равное право, как и гражданам стран. Но ведь так и есть на самом деле практически во всех странах. Приехавший в другую страну иммигрант имеет почти такие же права, как и исконный гражданин государства. Разве в таком случае не каждый человек реализует своё право на обладание всей Землёй, всей планетой целиком? Весь мир представляет из себя его абсолютную собственность, он может селиться там, где захочет (точно так же он может иммигрировать в любую другую страну и сейчас, если у него есть деньги), без затрат, поскольку рента за его ферму, как мы уже увидели, является не налогом на использование земли, а возвратом той ренты, которой он - фермер - облагает общество через цену своего продукта труда, и которая возвращается ему через оказание услуг государством.

 

Свободная земля, таким образом, предоставляет каждому человеку то, что ему и так принадлежит: весь мир. Является, так же, как и его голова, к примеру, его и только его абсолютной собственностью. Мир, который он заселяет, будет расти как часть его самого, его нельзя отнять у него из-за просроченной закладной, неправильно оформленной бумажки, либо как залога его разорившегося друга. Человек может делать на земле и с землёй что угодно: он может выпивать на земле, играть в азартные игры, спекулировать, однако его собственность как стояла, так и будет стоять на земле, да и земля никуда не денется. Ведь всё равно, сколько он получил в наследство земли, относительно его собственности, малый кусочек или большой, есть у него дюжина сестёр и братьев, или ни одного ребёнка. Независимо от своего характера и поступков, земля остаётся в его владении. Если он не доставит обществу ренту в виде цен на продукты своего труда, то его поместят в тюрьму, но земля не перестанет быть его собственностью ни на секунду.

 

Через национализацию земли каждый рождённый ребёнок становится землевладельцем, более того, каждый ребёнок, законорожденный или нет, становится обладателем всего земного шара, держит его в руках, как Христос-ребёнок в Праге. Независимо от цвета кожи, вся неделимая Земля принадлежит всем и каждому.

 

Из праха мы рождены, прахом и станем. Вроде фраза понятная, но вдумайтесь в неё, в суть важности этого самого праха, в экономическую важность. Ведь прах, иначе пыль, иначе земля, есть часть всей земли земного шара, которая принадлежит сейчас землевладельцам. Чтобы родиться и расти на земле, вам нужна часть нашей планеты; даже малейший недостаток железа в крови определяет ваше здоровье. А без земли-планеты, которая по частям ныне принадлежит разным землевладельцам, и без их на то согласия, никому не позволено появляться на свет. Это не преувеличение. Анализ пепла сожжёного трупа показывает, что в нём присутствует определённый процент веществ, которые НЕ присутствуют в воздухе. Эти вещества были когда в земле. Их вы либо купили у землевладельца, либо украли у него; другой возможности нет.

 

В Баварии разрешение на женитьбу даётся в зависимости от некоего дохода. От некоей суммы дохода. Т. е. дозволение родиться новому человеку запрещается законом в том случае, если у людей, которые хотят зачать ребёнка, нет денег, чтобы заплатить за прах. Тот самый прах, пыль, землю, из которого будет состоять часть костей новорождённого.

 

С другой стороны, никому не позволено и умирать без разрешения землевладельца. В прах мы все вернёмся, а это прах составляет определённую площадь на земле, поверхность которой принадлежит землевладельцу и которой он нам пользоваться не разрешит просто так. Если где-то человек умирает без разрешения землевладельца, то умерший ГРАБИТ землевладельца, ведь, если они не могут заплатить за землю, в которую их похоронят, то они прямиком отправляются в ад. Вот испанская поговорка: "У него нет места, где ему можно умереть". А вот Библия: "Сыну Человеческому негде голову приклонить".

 

Между колыбелью и гробом лежит целая жизнь, та жизнь, которая, как мы знаем, есть процесс постепенного сгорания человека. Тело человека есть печь, в которой постоянно должен гореть огонь, если огня не будет, искра жизни человеческой потухнет. Нашу теплоту мы постоянно поддерживаем через питание, через одежду и обувь, через жилища. Пища, одежда, строительный материал - это всё продукты земли, однако, задумайтесь, что происходит с продуктами земли, если ВЛАДЕЛЕЦ этих продуктов нам их не даёт?

 

СУЩЕСТВО ВОПРОСА О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ III

 

Получается, что без дозволения некоторых собственников земли никто не может ни есть, ни одеться, ни жить вообще.

 

Вышесказанное не преувеличение, ни в малейшей степени. Американцы отказывают китайцам в праве на эмиграцию к ним; австралийцы рассматривают расу предполагаемых эмигрантов, и, если человек не белый, то его не пускают на австралийский берег. Даже попавшим в кораблекрушение малайцам, искавшим прибежища в Австралии, было без сожалений отказано. А как ведёт себя полиция с теми, у кого нет достаточно средств для прокормления себя, для того, чтобы собрать урожай с земли? Если у тебя нет ничего, а ты ещё живёшь, значит ты воруешь. Тепло твоего тела, огонь, поддерживаемый продуктами почвы, есть свидетельство твоих проступков и причина, достаточная для того, чтобы бросить тебя в тюрьму! Именно поэтому, все путешественники обязательно имеют при себе некую сумму денег, которую они ни при каких обстоятельствах НЕ ТРАТЯТ.

 

Довольно часто мы слышим фразу: "У человека есть право на землю." Но ведь это так же абсурдно, как, примеру, человек имеет право на то, чтобы иметь руки и ноги. Если мы говорим о ТАКИХ правах, то нам следует говорить о том, что каждая сосна имеет право пускать свои корни вглубь земли. Может человек прожить всю жизнь в баллоне? Земля принадлежит человеку, является органической частью его самого. Мы не можем представить, воспринять человека без отрыва его от Земли, так же, как не можем представить его без головы или желудка. Земля является такой же частью, органом человека, как всё остальное, что есть у человека ОТ ПРИРОДЫ. Где начинается и где заканчивается желудок человека? У желудка нет начала и нет конца, желудок есть часть общей системы организма человека, закрытой системы. Те вещества, которые нужны человеку для поддержания жизни и являются несъедобными в естественном виде, должны поступать в его организм в виде другом. Вот дерево, к примеру. У него нет зубов. У дерева сбор веществ и их обработку, чтобы они быть потреблены и переработаны, осуществляется специальными каналами, а пространство, которое дерево занимает, есть его ЧАСТЬ. Так же, как зубы, голова, желудок у человека.

 

Но человек, в отличие от дерева, не может быть удовлетворён частью земли; ему нужно всё, как единое целое; каждому человеку нужна вся земля во всей своей совокупности, неразделённая. Народы, живущие в долинах или на островах, либо разделённые тарифами, чахнут и вымирают. Народы же, которые занимаются торговлей, ремёслами и промышленностью, с другой стороны, насыщают свою кровь ВСЕМ, что они собирают со всей земли, эти народы остаются живы и населяют собой весь мир. Физические и духовные нужды человека имеют свои корни в любом месте Земли, обнимают собой весь земной шар, как щупальца осьминога. Человеку нужны фрукты тропиков, субтропиков, холодных зон; для его здоровья нужен горный воздух, морской воздух и сухой воздух пустынь. Для развития его ума, мозга и опыта ему нужно общение и связь со всеми другими народами на Земле. Ему нужны даже боги других наций, как то, с чем он может сравнить своих собственных богов. Наша планета - это одна большая часть солнечной системы. И принадлежит она всем нам в равной степени. Каждому человеку.

 

Как же теперь мы заставляем страдать каждого человека, изымая от него его же части его собственности, воздвигаем барьеры в его деятельности с помощью сторожевых псов и натренированных рабов. держим его подальше от его собственной земли, от частей его самого - отрываем, по сути, члены его от его тела? Не кажется ли вам, что подобный способ существования напоминает мазохизм?

 

Читатель может не воспринять наш метод сравнения под предлогом того, что лишение части земли человека не есть ампутация его члена, такая операция не вызывает потери крови. Но ведь это вызывает кое-что пострашнее, чем потеря крови! Наша физическая рана доставляет нам боль. Потеря уха или руки вызывает потерю крови, вызывает боль; кровь вытекает, свёртывается и рана затягивается. А рана, вызываемая потерей земли, кровоточит постоянно, бесконечно, и никогда не затягивается. При каждой оплате ренты, в каждый такой день оплаты, рана открывается пошире и из неё вытекает золотая кровь. Человек бледнеет и на шатких ногах уходит после такой сдачи крови. Лишение нас частей земли (ампутация части нашего тела) есть самая КРОВАВАЯ операция; никогда не заживающая рана. Можно сказать, что это не рана, а нагноение, которое не проходит. Но ровно до тех пор, пока ампутированная конечность не приставляется к тому месту, где она раньше была.

 

Но как это сделать? Ведь земля, вся, разодрана на клочки, продана и перепродана тысячи раз? И история этих продаж тянется вглубь на века, неужели мы должны наплевать на опыт и достоинство предков?

 

Но ведь это нонсенс. Давайте вспомним, кто был тот первый, кто подписал акт о земельной собственности? Лично я никогда не подписывался под тем, что вся Земля должна быть разделена на части и распродана, я понимаю важность целого и порочность ампутации. То, что сделали другие, без меня, без моего на то разрешения, меня не касается. Лично для меня те договоры - простые клочки бумаги. Я никогда добровольно не соглашался стать калекой. Поэтому я требую назад когда-то украденную у меня собственность и объявляю войну тем, кто отнял мою землю у меня.

 

"Но ведь здесь, вот на этом полуистлевшем обрывке пергамента стоит подпись твоего предка!" Да, действительно, что-то там стоит, только вот узнать, оригинал это или фальшивка, крайне затруднительно. Но даже если бы подпись была не фальшивой, я могу прочитать между строк, каким образом, под воздействием какой силы, эта земля БЫЛА ОТНЯТА, поскольку никто и никогда не даст просто так отрезать себе руку. Только если грозит смертельная опасность. Только пойманная в капка лисица отгрызает себе лапу. И во-вторых, а кто-то есть среди какой-либо администрации какого-либо органа, кто способен признать долги своих предков? Неужто дети должны отвечать за грехи своих родителей? Дано ли право родителям калечить своих детей? И наконец, может ли отец продать свою дочь?

 

Кто-то может подозревать, что наши предки пропили нашу землю, как древние германцы ставили при игре в кости своих жён и детей. Ибо только пьяный идиот может продать свою собственную руку; только пьяный дурак может добровольно подписать документ, отторгающий у него землю. Если бы к нам прилетел житель Марса с целью прикупить у нас землицы и взять её с собой, можно ли себе представить, что мы бы позволили бы ему это сделать? Нет ведь никакой разницы для всего населения нашей планеты между предполагаемым марсианином, который утаскивает часть Земли к себе на Марс, и землевладельцем, который точно так же землёй владеет. Потому что когда землевладелец собирает свою ренту, то он оставляет после себя пустыню, пустошь. Если бы мы позволили нашим землевладельцам делать с землёй, что угодно (а именно так и обстоят дела ныне), то землевладельцы, получается, могут запродать ВСЮ НАШУ ПЛАНЕТУ и позволить вывезти её на Марс - так какая тогда разница что есть и что может быть? Во время засухи, случившейся в России, российские землевладельцы жили в роскоши в Париже, экспортируя огромные запасы зерна. Это продолжалось до тех пор, пока не возмутились даже казаки - свободные жители - и не потребовали запретить экспорт, пока в стране есть голодные.

 

Подписи на бумагах, дающие право на владение землёй, добыты посредством голого насилия, либо обманом, либо через бутылку. Регистр земель - это записи о преступлениях, о Содоме и Гоморре, и если землевладельцы, в свою очередь, станут отвечать за деяния своих предков, то они немедленно должны оказаться в тюрьме за вымогательство, обман, мошенничество.

 

Иаков обманул Исайю, купив у него за похлёбку тучные пастбища, когда тот пришёл голодный после охоты ны волков. Давать ли нам санкцию на арест потомков Иакова и предоставить ли нам права потомкам Исайи потребовать счёт за использование этих пастбищ?

 

Нам не надо опускаться вглубь библейской истории, чтобы узнать, КАК тогда происходили первые сделки по земле. "Поселения любого государства на любом месте возникли в результате завоевания, даже ныне происходят ситуации, когда владения землями меняются под воздействием оружия." (*Антон Менгер: "Право на получение всех результатов своего труда").

 

А все ли помнят, как СЕЙЧАС происходит оккупация одной страны силами другой? За бутылку бренди и побрякушки для своей жены король Хереро продал землю, всю землю готтентотов. Миллионы акров, которые его же люди использовали как пастбища для своего скота! Знал ли он, ведал ли он, что делал, вскружённый действиями алкоголя, думал ли он чем-нибудь, ставя крестик внизу документа о передаче земли? Неужели он не догадывался, что этот документ будет храниться, как драгоценная реликвия под семью замками железного сейфа, а сам сейф будет денно и нощно охраняться? Понимал ли он, что он своим крестиком просто берёт и вырезает весь свой народ под корень; что с тех пор, КАЖДЫЙ будет платить ренту за право выгнать скот на эти пастбища - включая его самого, его детей, его внуков, сегодня, завтра, навсегда? Видимо, не понимал он, что делает, когда его руку подняли и положили на документ, а в пальцы засунули ручку, ох и заботливые же миссионеры ему попались - ибо, как человека можно обманывать во имя Христа? Если же он совершил свой поступок осознанно, то он теперь - предатель своего народа, заслуживающий повешения на ближайшем суку. Но ведь не знал, его собственный жизненный опыт ничего не говорил ему, что такое документ, поэтому, когда он, наконец, узнал, что означает подпись, то ему пришлось взять в руки оружие и попробовать выгнать "презренных пришельцев" (в германской прессе те несчастные местные жители, коренные аборигены своих собственных земель, ведущие войны за избавление себя от колониальной зависимости с деревянными копьями и щитами, называются ворами, предателями, дикими животными и т. д.). Разумеется, ничего у Хереро не получилось. Его затравили, загнали в ловушку и победили, только несколько человек сумели ускользнуть в пустныю, где они все и вымерли.

 

Земля, оккупированная захватчиками и очищенная от готтентотов, по официальному отчёту от 20 декабря 1904 года, составляла:

 

Квадратных миль

1. Немецкой колониальной компании юго-восточной Африки - 51 300.

2. Немецкой поселенческой компании - 7 600.

3. Ганзейской горнодобывающей компании - 3 800.

4. Компании КАОКО - 39 900.

5. Юго-восточной компании - 4 940.

6. Компании "Территория Южной Африки" - 4 560.

_______

Итого: 1 112 100.

 

Это составляет 70 миллионов акров.

 

Что дали эти шесть владельцев за более 70 миллионов акров земли? Бутылку бренди, похлёбку супа. Именно это происходит в Африке, Азии, Австралии.

 

СУЩЕСТВО ВОПРОСА О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ ЗЕМЛИ IV

 

В Южной Америке подобные вопросы решались ещё проще; вовсю имели хождение бумажки с нарисованными на них крестами вместо подписи. Генерал Рока, ставший затем президентом Аргентины, был послан с ордой солдат для изгнания индейцев с плодородных равнин, пастбищ, пампас. Большинство индейцев было банально пристрелено, женщин и детей свезли в города, как дешёвую рабочую силу, а тех, кто не хотел ехать добровольно отстреливали как зайцев по всему ареалу Рио Негро. Затем отнятую землю разделили среди солдат, большинство из которых поспешило продать застолбленные участки земли за бутылку бренди или ещё какую безделушку.

 

(* "В докладах аргентинского консула извещается, что недавние продажи крупных поместий в Аргентине показали небывалый рост цен на землю. На территории Пампа некто Антонио Девото купил 116 лье с 12 000 голов крупнорогатого скота, 300 000 овец у британской Южно-американской компании за 61 миллион долларов, это составляет около 50 000 долларов за лье (или 2 500 гектаров). Некто Хосе Гуазоне, известный как "зерновой король", купил 5 лье за 200 000 долларов за лье в районе Навария, провинции Буэнос-Айрес. Еврейская колонизаторская компания купили 40 лье, частично в Пике, частично в Пампе центральной, за 80 000 долларов за лье, которые продавец, некто Федерико Лелуар купил в 1879 всего за 400 долларов за лье. Все эти земли в Пампе были в 1878 г. очищены от индейцев и проданы через публичные аукционы в 1879-80 гг. по 400 долларов за лье. Земли являются исключительно приспособленными для выращивания крупнорогатого скота, поэтому цены на эту землю увеличись в 150-200 раз, а это хороший показатель увеличения богатств страны". "Гамбургская газета", 22 декабря 1904 г.

 

Мы можем добавить к вышесказанному, что рост цен на землю на практике был ещё выше. Те 400 долларов за лье были выплачены в тогдашней валюте "монета корриенте", т. е. 1/30 от нынешней стоимости песо по отношению к доллару. Поэтому реальное увеличение надо умножить на 30, получится, что цена увеличилась в 6 000 раз. Как уже было сказано, много солдат продало свои участки земли... даже за коробки спичек (Cajas de fosforos.).)

 

Вот таким образом священное, нерушимое право нынешних владельцев самых, наверно, плодородных земель мира и появилось! Пастбища с миллионами овец, лошадей, быков и коров, земля для устроения и появления великой нации, является сегодня частной собственностью горстки людей. А приобретена вся земля была буквально за несколько кварт бренди.

 

В Северной Америке недавно заселённые земли буквально пустовали. Каждый поселенец мог взять столько земли, сколько захочет. Каждый взрослый, мужчина или женщина, могли взять до 160 акров земли, сеьми с шестью детьми могли взять до 1000 акров. Любой, кто соглашался посадить несколько деревьев, мог взять в два раза больше - по 320 акров. Через шесть лет, после заселения, поселенцы могли получить право на эту землю, т. е. могли уже продавать её. Через продажу таких вот участков за совершенно смешные суммы (ну а что можно запросить за то, чего имеется в огромном избытке) в скором времени были образованы огромнейшие латифундии с миллионами акров в частной собственности. Цена: кварта бренди, похлёбка супа, коробка спичек. В Калифорнии два люксембургских фермера, Мюллер и Люкс, сегодня владеют поместьем по величине бОльшим чем вся Пруссия. Цена: кварта бренди, похлёбка супа.

 

Компания "Североамериканские железные дороги" получила от канадского правительства право БЕСПЛАТНО построить железную дорогу, да ещё и дало в подарок компании, простой дар, по 40 миль в каждую сторону от проложенной дороги в частное владение. Представьте, пожалуйста, ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ!!! 40 миль справа и 40 миль слева от дороги длиной в 2000 миль! Цена: бесплатно!

 

C другой железнодорожной компанией - "Канадиэн Пасифик" - было то же самое. В листовке, выпущенной компанией, когда она начала действовать, значилось: "Компания строит дорогу длиной в 1920 миль. За это она получает от правительства различные льготы, права и привилегии, а помимо этого ещё и 25 миллионов долларов, а также 25 миллионов акров земли с 638 милями построенной дороги в частную собственность".

 

Вы только не думайте, что эта компания строит дорогу для государства, и государство оплатило работу компании. Нет, не так. Листовка утверждает, что после завершения строительства ВСЯ железная дорога останется собственностью компании. А когда же, можете вы спросить, государству вернутся деньги в виде доходов за использование 25 миллионов акров земли, за 25 миллионов долларов, за переданные компании 638 миль уже построенной дороги? Когда? Ответ: никогда. Компании дали всё это за то, что она вложила деньги в строительство. За риск в связи с вложенными капиталами. За процент, который за этот капитал надо выплачивать.

 

Вот так, мановением пера, 25 миллионов пахотной земли в идеальном для выращивания зерна месте планеты, в одной из красивейших стран мира, были переданы в частное владение. Никто даже не удосужился посмотреть, а что это за земля, которую передают в качестве дара компании. Ценность всей земли, как мы уже ныне знаем, залежи минералов на ней, её плодородие были "обнаружены" только во время строительства. И это случилось не в Африке, а в Канаде, которая известна своим идеально выстроенным государственным администрированием.

 

Вот источник появления частного землевладения в странах, от которых Европа ныне зависит так же, как она зависит от своей собственной земли.

 

Теперь мы знаем, КАКИМ образом создаётся частная собственность на землю сегодня. Ну и надо нам исследовать вопросы, а КАК появилась частная собственность на землю ВЧЕРА? "Peor es menearlo" - говорят испанцы: "Чем дальше в лес, тем гуще чаща!". Надо ли нам, к примеру, спросить церковь, в какие цвета было окрашено небо, когда умирающая дама завещала ей свои земли? Нужно ли спрашивать графов, виконтов, баронов, князей, по какой-такой причине они когда-то получили землю от императора, если он в свою очередь передавал им земли за военную службу в армии его Величества? Спросить их, как они использовали вторжения соседей-грабителей для требования от императорской власти прав на землю, чтобы они выступили на охрану Его Величества и его государства с оружием в руках? "Peor es menearlo". Чем дальше углубляемся в историю, тем больше вони. Может нам спросить английских землевладельцев, каким образом они получили право на земельные участки в Ирландии? Мародёрство, грабёж, убийства, предательство и нарушение всех мыслимых законов: вот ответы на ВСЕ наши вопросы о происхождении прав частной собственности на землю. Любой, кого не удовлетворят ответы на эти вопросы, может сам попробовать собрать информацию о происхождении этого права. Послушать старинные баллады, вспомнить застольные песни, а в них многое сказано, как уничтожались целые народы из-за земель. Тогда сразу станет ясно, что предками нынешних землевладельцев были орды бандитов, которым было в их действиях наплевать абсолютно на всё. Помните: "После нас хоть потоп?", вот такой был их девиз.

 

Спрашивается, и нужно нам сохранять этот "почтенный" институт права частной собственности на землю, который был нам передан в наследство от пьяных Фальстафов, согретый духом из бутылок, выпитых одним махом, пропитанный кровью дегенератов?

 

Деяния тех, кто давно умер, не могут служить мерой наших нынешних действий и расчётов. У каждого поколения людей есть свои задачи, свои требования. И вот их нам и надо решать. Жёлтые листья, умершие, опадают с деревьев под воздействием осенних ветров; мёртвый крот в борозде, ошлёпки дерьма от коров - рано или поздно исчезают под воздействием сил природы. Природа сама заботится о том мёртвом, что отслужило свой срок и должно исчезнуть, с тем чтобы земля снова стала чистой и свежей. Природа ненавидит знаки смерти. Засохший ствол дерева никогда не служит колыбелью для новых ростков; перед тем как семена могут дать ростки, мёртвое дерево должно упасть на землю и сгнить. В тени старых деревьев мало шансов вырасти новых рощам; но как только отжившее убирается с дороги, как тут же появляется новое. И это новое расцветает.

 

Давайте же похороним мёртвых с их правом на землю и их законами. Давайте сложим бумажки, дающие право на землю, в кипу и сожжём их или сложим в гроб и закопаем. Потому что чем ещё являются эти бумажки и законы? Да отжившими регалиями давным-давно мёртвых наших предков. Вот и место этим регалиям в могиле.

 

Сжечь давно сгнившее! Похоронить. И из пепла восстанет Феникс!

 

ЧЕГО СВОБОДНАЯ ЗЕМЛЯ НЕ СМОЖЕТ СДЕЛАТЬ

 

Мы описали вам последствия, которые наступят после национализации земли; однако преувеличивать важность этой реформы - великой по сути! - всё же не стоит. Свободная земля не является, как многие склонны умозаключить, панацеей. Генри Джордж был мнения, что свободная земля отменит:

 

Процент на капитал. Экономические кризисы. Безработицу.

 

Но его вера не была поддержана множеством идей, увеличивающих совокупность действий всех его мыслей, вся его затея показала лишь недостаточность осмысливания его базовой идеи в целом, поэтому по поводу его теории и возникает столько сомнений. К тому же сомнения не разделяются его учениками.

 

То, что для Генри Джорджа было всего лишь его, увы, бездоказательной точкой зрения, превратилось для его учеников в нерушимую догму. Единственным исключением является Майкл Флёршайм; в этом причина того, что он крайне непопулярен среди других реформаторов земельного закона, хотя именно он - причина восстановления идеи земельной реформы в Германии.

 

Свободная земля влияет на распределение продуктов; безработица и экономические кризисы - вовсе не являются проблемами распределения, а являются проблемами обменов в коммерческих сделках, даже процент на капитал, хотя он и влияет на распределение продуктов ещё сильнее, чем на ренту, это всего лишь проблема ОБМЕНА, ибо действие, которое определяет размер этого процента, т. е. соотношение по которому существующие запасы продуктов будут предлагаться к продаже на рынках в будущем, тоже есть всё тот же обмен, и ничего кроме обмена. В ренте, с другой стороны, нет места обмену, получатель ренты просто ренту получает, а взамен ничегошеньки не даёт. Рента есть часть урожая, а не обмен, поэтому рассмотрение проблемы ренты не добавит ничего нового к разрешению проблемы процента на капитал.

 

Решить проблемы безработицы, экономических кризисов и процента на капитал нельзя до тех пор, пока мы не исследуем условия возникновения ОБМЕНОВ. Генри Джордж не предпринял такого исследования, не сделали ни одной попытки углубиться в эту проблему и немецкие земельные реформаторы; именно по этой причине они никак и ничем не могут объяснить существование процента на капитал, природу экономических кризисов и безработицы. Теория Генри Джорджа о проценте на капитал, которую, к их стыду, всё ещё изучают немецкие реформаторы, является непроработанной и сырой теорией "плодоношения", которая не способна в принципе решить феномен процента на капитал и безработицы. А уж его теория кризисов (диспропорция между потреблением и доходами богачей) и вовсе разговор ни о чём.

 

Вот откуда вся слабость земельных реформ и движений за них. Предполагалось, что земельная реформа сама по себе решит социальную проблему, но не было представлено ни одного по-настоящему научного анализа нашей экономической системы. Поэтому реформаторы, помимо неудачи в построении логичной теории, потерпели также поражение и на практике. Работникам на зарплате, для кого реформа должна была предоставить спасение от их бед, простая национализация земли НИЧЕГО не даст. Они требуют, чтобы им доставался весь продукт их труда, а это значит полная отмена ренты на землю и отмена процента на капитал; а ведь они ещё требуют такую экономическую систему, при которой нет экономических кризисов и нет безработицы.

 

Преувеличение эффекта от введения национализации земли и вызвало безмерный ущерб и неудачу всего движения.

 

Теперь нам предоставляется возможность исследовать условия, при которых появляются процент на капитал, кризисы и безработица, а также обсудить меры, необходимые к устранению наших бед. Тем самым мы подходим к самым печально известным и самым деликатным вопросам наших экономических проблем. Читателю не надо вооружаться специальными экономическими знаниями, чтобы понять, о чём пойдёт речь; в реальности всё гораздо проще и прямо вытекает одно из другого; мы начнём с самого простого, с выяснения того, каким образом что на что влияет.

 



Источник: new-webmoney.ru.

Рейтинг публикации:

Нравится0



Комментарии (0) | Распечатать

Добавить новость в:


 

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Чтобы писать комментарии Вам необходимо зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.





» Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Зарегистрируйтесь на портале чтобы оставлять комментарии
 


Новости по дням
«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728 

Погода
Яндекс.Погода


Реклама

Опрос
Ваше мнение: Покуда территориально нужно денацифицировать Украину?




Реклама

Облако тегов
Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Импортозамещение, ИнфоФронт, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Любимая Россия, НАТО, Навальный, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Россия, Сделано в России, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония, Хроника эпидемии, видео, коронавирус, новости, политика, спецоперация, сша, украина

Показать все теги
Реклама

Популярные
статьи



Реклама одной строкой

    Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
    ©2003-2020 ОКО ПЛАНЕТЫ

    Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
    Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


    Map