Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторам
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Тендеры и госзакупки Маркетинговые исследования Бизнес планы Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Акция! Пропаганда России. Присоединяйся! ОКО ПЛАНЕТЫ


Навигация

Реклама


Загрузка...

Важные темы
Работа Дмитрия Медведева над «ошибками» страны...
Управление, как реальность: кое-что о Фурсенко, образовании...
Новые реалии методологии управления
Алекс Зес: Тезисы управления
США:У нас мало времени! Час расплаты близок!
Л.Ларуш: Америка рухнет первой. "Мы входим в период бунтов"
Теоретическая география


Анализ системной информации

» » » Один на один: как Трамп изменил мир

» Один на один: как Трамп изменил мир
20-12-2018, 13:38 | Политика / Аналитика мировых событий | разместил: Редакция ОКО ПЛАНЕТЫ | комментариев: (0) | просмотров: (693)

Один на один: как Трамп изменил мир

19 декабря 2018

Как 2018 год изменил правила международной политики

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: В 2018 году прежние постулаты мировой политики и стратегической стабильности окончательно ушли в прошлое. Главный тренд этого года, который можно сформулировать как #MeFirst, характеризуется отказом от многосторонних систем взаимодействия в пользу более узких форматов, приносящих выгоду здесь и сейчас.

В 2018 году прежние постулаты мировой политики и стратегической стабильности окончательно ушли в прошлое. Главный тренд этого года, который можно сформулировать как #MeFirst, характеризуется отказом от многосторонних систем взаимодействия в пользу более узких форматов, приносящих выгоду здесь и сейчас. Выход США из СВПД и планы покинуть РСМД свидетельствуют, что под эту волну попала и ядерная сфера, некогда казавшаяся нерушимым фундаментом международных отношений.

В начале октября 2018 года в лионской штаб-квартире Интерпола забили тревогу — президент организации Мэн Хунвэй, он же заместитель министра общественной безопасности КНР, исчез. Через пару дней коллизия разрешилась — из Пекина пришло подписанное Мэном прошение о немедленной отставке, а власти сообщили, что он задержан по подозрению в коррупции.

История знаковая. Впервые за долгое время китайское руководство столь показательно пошло на то, чтобы пожертвовать частью международного престижа и отношениями с международными организациями ради решения внутренней задачи — демонстрации гражданам, что неприкасаемых нет и никакие внешние обязательства не могут быть выше справедливости на родине.

А ведь до сих пор Пекин придерживался другой тактики — максимально расширять китайское представительство в любых транснациональных структурах, имеющих какое-то отношение к глобальному управлению, продвигать китайские кадры куда только возможно, тем более на руководящие посты.

Это было целенаправленной и очень кропотливо проводившейся в жизнь линией.

Взять и своими руками ликвидировать собственную креатуру, для лоббирования которой на должность главы Интерпола были потрачены немалые усилия, — такое представлялось совершенно нелогичным.

Это не Армения, где в революционном задоре и без каких-либо консультаций с союзниками решили отдать под суд действующего генерального секретаря ОДКБ. Там новые власти просто не подумали о том, что партнеры могут оказаться раздосадованы и должность от Еревана уйдет.

Китай в такой неосмотрительности не заподозришь, акт сознательный.

В Пекине уловили глобальный тренд, который, жонглируя двумя модными слоганами этого года, можно сформулировать как #MeFirst («Я прежде всего»).

Государства все чаще ставят интересы собственной внутренней устойчивости выше, чем международные вопросы, а глобальное управление отступает в тень перед управлением локальным.

2018 год — время укрепления позиций Дональда Трампа. Несмотря на беспрецедентную по мощи атаку оппонентов внутри страны, трамповский Белый дом стоит довольно прочно. Нельзя не отметить последовательность и целеустремленность президента США в реализации его идеи-фикс — перевода системы мирового управления, прежде всего экономического, но не только, с многосторонней на одно- и двустороннюю основу.

Для точности: многосторонние системы Трамп стремится перевести в двусторонний формат, а двусторонние, как в сфере контроля над вооружениями, — в односторонний. Задача состоит в том, чтобы свести к минимуму уступки, на которые приходится идти Соединенным Штатам, даже если таким образом сужается круг возможностей.

В экономике Трамп, несмотря на колкие высказывания и резкую критику всех заключенных до него торговых договоренностей, действует в некотором смысле аккуратно.

Он охотно и громко высказывает претензии в адрес партнеров, вынуждая их идти на более благоприятные для Соединенных Штатов условия, грозит торговыми войнами или объявляет их, но в целом не рушит весь каркас.

Так, замена NAFTA на USMCA — акт скорее символический, с ЕС Вашингтон еще рассчитывает договориться полюбовно (хотя и под сильным нажимом). Ненависть президента США к ВТО, которую в красках описал в недавней книге Боб Вудворд, пока не ведет к юридическим действиям.

Относительная сдержанность Трампа, вероятно, объясняется тем, что и сам он, будучи по натуре бизнесменом, и его экономическое окружение, приверженное традиционным моделям, исходят из возможности максимизации выгоды от имеющихся отношений, а не полного их слома.

Так что в главной для Трампа сфере — экономической — блефа гораздо больше, чем нигилизма.

Тем более, что во многих случаях это работает — партнеры уступают, не желая рисковать серьезным конфликтом с самой могущественной страной мира.

В политике, которая Трампу меньше знакома и менее интересна, ситуация иная: здесь осторожности куда меньше. Вехи уходящего года — майский выход из Совместного всеобъемлющего плана действий по Ирану и октябрьское заявление о намерении денонсировать Договор о ракетах средней и меньшей дальности.

Так получилось, что оба «хлопка дверью» связаны с ядерной сферой, которая на протяжении десятилетий служила стержнем международной безопасности, не говоря уже об отношениях России и США.

Это можно считать совпадением. Мотивы и предыстория двух решений о выходе очень разные. Текущая администрация США рассматривает Иран исключительно сквозь призму отношений с Израилем и союзниками в Персидском заливе. Это для Вашингтона региональная и отчасти внутренняя политика.

Отказ от РСМД — иллюстрация того, как Америка на пороге 2020-х видит реализацию стратегии своего доминирования в следующие десятилетия.

В том, что касается договора 1987 года, принципиально важно, что избавление от него — не личная позиция Трампа. О намерении положить конец системе контроля над вооружениями в том виде, в котором она развивалась с 1960-х, Белый дом заявлял с начала текущего столетия, когда президентом стал Джордж Буш-младший.

Сейчас сложились удобные обстоятельства, а фактор Трампа служит не более чем катализатором. 45-й президент настолько далек от стратегических вопросов, что готов с легкостью принимать решения, которые у более традиционного лидера вызвали бы тяжкие терзания.

Но и после ухода Трампа возвращения к прежнему курсу не случится.

Хотя Иран и РСМД — сюжеты разного калибра, в сочетании они знаменуют окончание времени управляемых противостояний как важного элемента глобального управления.

Систему контроля над вооружениями некогда породил страх перед ядерной войной, необходимость упорядочить и предотвратить смертельную угрозу. Иранская же сделка — продукт осознания того, что смена режима не является универсальным, да и вообще сколько-нибудь эффективным инструментом решения серьезных проблем.

Это результат рефлексии после периода «бури и натиска» 2001-2011, а заодно и попытка оживить дух Договора о нераспространении, согласно которому отсутствие стремления к ядерному оружию должно поощряться.

Отказ от РСМД, а в перспективе и от СНВ — переход от стратегической к «тактической» стабильности, когда договоренности если и предполагаются, то конкретные и текущие, довольно краткосрочные.

Это совершенно другая логика, которая в целом соответствует и общим мировым тенденциям — избегать жесткой обязательности в пользу гибкой, меняющейся геометрии.

Такой подход в 2018 году проявился очень наглядно.

Например, Астанинский формат — временное объединение, в котором между участниками не хватает доверия, у них не совпадают интересы, зато с лихвой присутствует понимание того, что друг без друга они ничего не добьются. И этот формат действует вопреки всем предсказаниям.

В конце года к нему добавился Стамбул — состоялась встреча Турции, России, Германии и Франции, на которой стороны попытались совершить первый подход к вопросу восстановления Сирии.

Это, кстати, поднимает вопрос о том, насколько постоянные региональные объединения, в перспективности которых все были уверены еще несколько лет назад, в действительности должны рассматриваться как модель на будущее.

Здесь уместна отсылка к Дональду Рамсфельду с его идеей о том, что «миссия рождает коалицию», а никак иначе.

Но если в сфере разрешения локальных конфликтов подобные ad hoc-комбинации будут, вероятнее всего, пруумножаться, на глобальном уровне, к которому относится и ядерная безопасность, такое непривычно.

И возможно подобное, только если продолжит размываться убеждение, что ядерное оружие в принципе представляет собой какую-то совсем особую материю.

Банализация ядерного оружия даже опаснее, чем его распространение.

Однако нечто подобное может происходить после того, как закончится инерция ХХ века с его особым восприятием ядерного оружия как венца сдерживания. Тем более что технологии стирают грань между ядерным и неядерным, переносят акцент на «глобальный удар» баллистическими носителями в неядерном (или ядерном?) оснащении.

Иранский сюжет проще, но не менее показателен. На повестку дня возвращается намерение сменить режим методами силового давления, а использование ядерного фактора в качестве причины только больше расшатывает прежний фундамент.

Новый виток ядерного вооружения и усовершенствования во всех крупных державах — США, России, Китае — еще раз напоминает об иллюзорности обещаний «ядерной пятерки» в контексте договора о нераспространении двигаться к отказу от ядерного оружия в ответ на отказ всех остальных стремиться к его приобретению.

Ко второй половине прошлого века человечество пришло к твердому убеждению: ядерное оружие настолько исключительно из-за своей огромной поражающей мощи, что оно по определению должно быть сферой общей ответственности, прежде всего общей ответственности главных противников.

Однако данная схема подвергается эрозии.

С одной стороны, страх ядерной войны значительно размылся по сравнению с 1980-ми, ощущение ее возможности притупилось. С другой — общий курс на фрагментацию в стиле #MeFirst влияет и на сферу стратегической стабильности, предлагая альтернативный подход: пусть каждый сам решает, сколько и чего ему нужно, а договориться надо только об определенном уровне взаимного информирования.

Такой подход подкрепляется еще и тем, что двусторонние переговоры в этой области — дело долгое и сложное. Многосторонний процесс, который включал бы в себя новые или укрепившиеся ядерные державы, практически нереализуем. Призыв администрации США отменить договор о РСМД и оперативно перезаключить его на троих с Китаем звучит как издевка.

Но дело не лично в Дональде Трампе, а в международной среде, кардинально изменившейся по сравнению со второй половиной ХХ века.

Взаимное ядерное сдерживание и комплекс норм, сформировавшихся вокруг него, служили опорой мирового устройства эпохи после Второй мировой войны. Она не закончилась с завершением войны холодной, а ее продолжение после 1989 — 1991 гг. стало попыткой адаптировать систему, созданную для совсем других условий и с иными задачами, к новой ситуации.

Это предсказуемо не получилось. Сегодняшней реальности больше соответствует именно дух ad hoc. Однако оружие массового уничтожения — слишком серьезная вещь, чтобы с ней можно было обращаться в соответствии с ситуативным принципом.

2018 год подводит окончательную черту под ключевыми постулатами прежнего мира. Процесс начался давно, но теперь он затронул и основу основ — ядерную сферу.

И на предстоящие несколько лет выработка новых принципов взаимоотношений в ней становится важнейшей задачей, от ее решения зависит международная безопасность. Ответственность все равно ложится на Москву и Вашингтон.

Европа, несмотря на горькие сетования и восклицания, не обладающая ни аргументами, ни рычагами воздействия в данной теме, остается объектом. Позиция ЕС по иранской ядерной сделке очень характерна — Европа категорически против действий США, но ничего сделать не может и по факту соглашается.

Китай категорически отказывается даже вступать в коммуникацию. Остальные ядерные страны — «законные» и самопровозглашенные — уходят в сторону, ссылаясь на малозначительность арсеналов.

Неядерные государства могут создавать определенный фон, реанимируя кампанию за безъядерный мир, но к реальным политическим процессам это не имеет никакого отношения.

Поэтому мяч снова на стороне «большой двойки».

Принимая во внимание чудовищную двустороннюю атмосферу, сегодня трудно вообразить, что конструктивный, а в данном случае и весьма инновационный диалог вообще возможен. Впрочем, декорации на глобальной авансцене меняются намного быстрее, чем прежде, и не стоит исключать очередных поворотов сюжета.

Пока что необходимо свежее осмысление всей ядерной проблематики, поиск нового угла зрения. В этой сфере инерция холодной войны очень сильна, и это более чем объяснимо, возможно, даже правильно. Но инерция затухает и постепенно перестает двигать вперед. Кажется, что в сфере контроля над вооружениями это уже произошло, требуется другой импульс.

Материал является частью глобального прогноза РСМД на 2019-2024 гг.

Газета.ru



Рейтинг публикации:

Не нравится +1 Нравится





Ключевые теги: Геополитика
Комментарии (0) | Распечатать

Добавить новость в:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

 


Загрузка...







» Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 


Новости по дням
«    Июнь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Погода
Яндекс.Погода


Реклама


Загрузка...

Опрос
Как по вашему мнению Украина изменится при президенте Зеленском?




Реклама
Загрузка...

Облако тегов
Аварии и ЧП на АЭС, Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Готовим дома, Единая Россия, Импортозамещение, ИнфоФронт, Калита-Финанс, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Кризис в России, Лекарственные растения, Любимая Россия, Наука России, Неизвестный Путин, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Простонародный лечебник, Сад и огород, Сделано в России, Сильные землетрясения, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония

Показать все теги
Реклама


Популярные
статьи



Реклама одной строкой

    Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
    ©2003-2019 ОКО ПЛАНЕТЫ

    Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
    Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


    Map