Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0  |  Информация авторам
           Telegram канал ОКО ПЛАНЕТЫ                Регистрация  |  Технические вопросы  |  Помощь  |  Статистика  |  Обратная связь
ОКО ПЛАНЕТЫ
Поиск по сайту:
Тендеры и госзакупки Маркетинговые исследования Бизнес планы Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

 
 
 
 
  Напомнить пароль?



Акция! Пропаганда России. Присоединяйся! ОКО ПЛАНЕТЫ


Навигация

Реклама


Загрузка...

Важные темы
Работа Дмитрия Медведева над «ошибками» страны...
Управление, как реальность: кое-что о Фурсенко, образовании...
Новые реалии методологии управления
Алекс Зес: Тезисы управления
США:У нас мало времени! Час расплаты близок!
Л.Ларуш: Америка рухнет первой. "Мы входим в период бунтов"
Теоретическая география


Анализ системной информации

Реклама
» » » Из окопов на трон: феномен «военных монархий»

» Из окопов на трон: феномен «военных монархий»
15-04-2019, 15:15 | Политика / Статьи о политике | разместил: Редакция ОКО ПЛАНЕТЫ | комментариев: (0) | просмотров: (235)

Из окопов на трон: феномен «военных монархий»

15 апреля 2019

Денис Миргород – кандидат политических наук, профессор кафедры международных отношений, политологии и мировой экономики ИМО Пятигорского Государственного Университета.

Резюме: События первых месяцев 2019 г. позволяют говорить о том, что на Ближнем Востоке и в Северной Африке обозначилась тенденция к усилению власти военных в ряде государств региона. Указанный тренд можно назвать формированием «военных монархий», поскольку именно этот термин наиболее полно отражает специфику текущих политических преобразований.

 

События первых месяцев 2019 г. позволяют говорить о том, что на Ближнем Востоке и в Северной Африке обозначилась тенденция к усилению власти военных в ряде государств региона. Указанный тренд можно назвать формированием «военных монархий», поскольку именно этот термин наиболее полно отражает специфику текущих политических преобразований.

 

Диспозиция

Одним из наиболее значимых этапов «арабской весны» или, используя менее клишированное, процесса «тунисизации» региона Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) стали события на египетском майдане «Ат-Тахрир». Беспорядки и бесчинства, устроенные сторонниками смены президента-долгожителя Хосни Мубарака сопровождались выступлениями на протестной сцене египетской творческой интеллигенции. Именно тогда большую популярность получило ироничное стихотворение поэта Мухаммада Бахджата под названием «Где арабская армия?», в котором он вопрошал о том, что делают армии арабских государств в условиях крайней нужды разных народов региона, политического хаоса и общего чувства неопределенности.

Апелляция толпы к вооруженным силам связана с тем, что у населения многих арабских государств в подсознании заложено восприятие армии как главного системообразующего и регулирующего все сферы их жизни  органа. Подобное мироощущение, безусловно, имеет длительную историю, но полноценно оформилось с расцветом идей панарабизма, главным глашатаем и локомотивом которых был лидер-«философ» египетской революции 1952 года Гамаль Абдель Насер, кадровый военный. На этой волне армия последовательно захватила власть в Алжире, Ираке, Ливии.

Крах концепта арабского национализма, связанный с результатами Войны Судного дня, усугублением дихотомии на Ближнем Востоке, распространением идей панисламизма, противостоянием великих держав в регионе, кардинально не ослабил роль военных в социально-политической жизни ряда арабских государств. Но со временем все больше и больше придавал им черты рутинно номенклатурной, хоть и безоговорочно элитарной прослойки общества.

 

Контрнаступление генералов

Сейчас уместно говорить о ренессансе реальной, всеобъемлющей власти военных в ряде стран БВСА. И на передовой этих событий вновь Египет. В начале февраля в Конституцию страны внесены важные поправки, которые позволяют говорить о качественных изменениях режима милитократов, вернувшихся к полноценному руководству после непродолжительного и во многом демонстративного периода правления ставленника «Братьев-мусульман» Мухаммада Мурси. Демонстративность заключалась в том, что военная верхушка сознательно позволила опальной религиозно-политической группировке «поиграть» с атрибутами власти, доказав их полную политическую несостоятельность: внешнеполитические неудачи, провал социально-экономической политики, слабая идеолого-пропагандисткая работа. Расчет оказался верным – шестым президентом Египта стал Абдель Фаттах Ас-Сиси, который сыграл центральную роль в военном перевороте 3 июля 2013 года.

Поправки в Конституцию фактически превращают Египет в «военную монархию», а Сиси – в пожизненного президента, который законно может оставаться в должности до 2034 года. Критика, последовавшая за таким решением как внутри, так и за пределами страны, была кратковременной и не могла существенно повлиять на внутриполитический процесс, поскольку конституционные преобразования одобрены демократически избранным парламентом, где из 600 членов только 16 проголосовали против. Также не вызывают сомнения и результаты референдума для окончательной ратификации поправок в конце апреля 2019 года. Его положительный итог подтверждается социологическими опросами и многими египетскими политологами. Во многих новых статьях Конституции подчеркивается «роль египетской армии в защите конституционного строя и демократии», а также то, что появились эти поправки в дни годовщины «революции» 25 января 2013 г., которая свергла Хосни Мубарака, объявленного «коррумпированным диктатором».

Сторонники президента Сиси заявляют, что продление его мандата до 2034 г. необходимо, чтобы иметь больше времени для осуществления планов экономического развития и обеспечения стабильности Египта, который сталкивается со многими угрозами безопасности. Близкие к президенту Сиси и его режиму лица отмечают, что безопасность и стабильность – действительно системообразующие императивы для нынешних египетских властей, они формируют законодательные инициативы, направленные на полноценную концентрацию власти в руках военных и их представителя в президентском кресле.

Мохамед Хассанеин Хейкал, бывший главный редактор ведущей египетской газеты «Аль-Ахрам», который был одним из самых ярых сторонников Сиси, незадолго до своей смерти в 2016 г. подчеркнул, что Египтом будет управлять только египетская армия и, в частности, один из ее офицеров, «будь то в военной форме или гражданской одежде». То, что происходит сейчас, подтверждает прогноз.

Египетский пример вдохновил военных на максимально активную политическую деятельность в ряде стран БВСА. Так, один из главных арабских политических долгожителей – глава Алжира Абдель Азиз Бутефлика 2 апреля 2019 г. ушел в отставку, хотя и планировал остаться на пятый президентский срок, что стало причиной массовых волнений и беспорядков в стране. Ключевую роль сыграла именно армия. Алжирская правящая партия  Фронт национального освобождения (ФНО) объявила о своей поддержке призыва верховного командования к смещению президента Бутефлики, который был одним из организаторов алжирской народно-освободительной армии (АНО), ставшей прообразом современных вооруженных сил страны. Начальник штаба алжирской армии Ахмед Кайед Салех призвал к новым президентским выборам, победителем которых с большой долей вероятности станет бывший или действующий представитель вооруженных сил.

Тенденцию на военный крен в политических преобразованиях подхватила Ливия, где 4 апреля 2019 г. главнокомандующий Ливийской национальной армией Халифа Хафтар отдал приказ о наступлении на Триполи. Цель – ликвидация двоевластия, сложившегося после гражданской войны и убийства Муаммара Каддафи в 2011 году. На востоке находится парламент и армия под командованием фельдмаршала Хафтара. На западе, в Триполи, базируется правительство национального согласия, выстроенного при поддержке ООН и признанное международным сообществом. Данное решение можно рассматривать как банальную борьбу за всеобъемлющую власть, но в нем проглядывают реваншистские настроения, связанные с периодом правления Каддафи. Бывший лидер Ливии, по сути, отказался от армии, переложив ее функции на «вооруженный народ», наемников и параллельные силовые структуры, действовавшие в пику армейскому командованию. Одним из апогеев противостояния классических вооруженных сил и Каддафи стал разрыв всяческих отношений полковника с Хафтаром после событий в Чаде в 1987 году. Фактически действия главнокомандующего Ливийской национальной армией уместно рассматривать с точки зрения продолжающейся длительной борьбы за восстановление в «правах» военных, которые, по его мнению, должны занять центральное место в политической жизни страны, обеспечив ее стабильное и безопасное развитие.

В эту же логику вписываются события в Судане, где 11 апреля вооруженными силами был арестован президент Омар Аль-Башир – тоже бывший военный, правившей страной 30 лет. На двухлетний переходный период власть передается в руки армии. Действие Конституции Судана, принятой в 2005 г., отменяется. Три месяца в стране будет действовать режим чрезвычайного положения. Военные сформируют специальный совет, который обеспечит передачу власти демократически избранному руководству через два года.

Выше приведены удачные попытки трансфера власти военными, можно упомянуть и о провалах. В частности, неудачная попытка переворота в Турции 2016 года. Путч сорвался, но его логика соответствует, тенденции, четко оформившейся в первые месяцы 2019 г. – становление «военных монархий» в части стран БВСА.

Несмотря на различные политические, экономические и социальные вводные, все указанные случаи, за исключением Турции, объединяют несколько характерных черт.

Во-первых, смещению подверглись бывшие военные, люди, обязанные своими политическими успехами «системе», при которой армия продвигала уже бывших глав государств и оберегала их. Все покинувшие политическую сцену (Мубарак, Бутефлика, Каддафи, Башир) занимали некогда ведущие позиции в военной иерархии. Во-вторых, все названные «экс» начали ставить личные интересы и интересы своего окружения (семьи, бизнеса, бюрократического аппарата гражданских чиновников) выше приоритетов армейской прослойки. В Египте и Ливии, например, население последовательно готовили к тому, что на смену Мубараку и Каддафи придут их дети – Гамаль и Сейф Аль-Ислам или Аиша соответственно. В Алжире и  Судане «одряхлевшие» президенты продолжали всеми силами цепляться за президентское кресло, рискуя предсказуемостью политических процессов и снижая регулятивную функцию армии  в них.

Наконец, в-третьих, те вызовы и риски региональной безопасности, которые реально угрожают целостности и поступательному развитию указанных стран, требовали со стороны военных активных действий, способных обеспечить стабильность, в том числе, путем прогнозируемой и управляемой смены власти. Египетский прецедент задал тренд, допускающий тезис о том, что в регионе БВСА, в ряде государств, обретших свою независимость, благодаря военным, происходит своего рода возвращение к «истокам». Осуществляется формирование замкнутых политических систем «престолонаследия», где именно армия выступает в роли «династии» с сообразными династическими принципами, согласно которым право стать следующим главой государства имеет только человек, порожденный военной системой и готовый уступить/передать власть другому лицу исключительно из армейского истеблишмента.

        

Терминологические маневры

Обращаясь к процессу становления «военных монархий», необходимо разобраться в терминологических тонкостях. Понятие «военная монархия» вбирает в себя черты смежных политических систем – монархии и военной диктатуры.

С одной стороны, «военная монархия» как и монархия традиционная основана на всеобъемлющей власти определенного человека, который достигает своего положения благодаря наследственности. В случае с «военными монархиями» наследственность обеспечивается армией, которая выступает в качестве династии и гарантирует прогнозируемую сменяемость власти. При этом монархия подразумевает и наличие отдельных, но взаимозависимых институтов – правительства, государственной администрации, судов, органов безопасности и т.д. Все это формирует то, что  Норберт Элиас  назвал «придворным обществом», обозначающим наличие различных связей с монархической династией.

Подобную структуру можно рассмотреть и в странах БВСА, где происходит фиксация новой политической системы. При этом монарх в современных реалиях обязан проявлять надлежащий уровень заботы о своем населении, которое напрямую влияет на сохранение им своих полномочий. В Египте и Алжире, например, уже реализуются или инициированы масштабные инфраструктурные, инвестиционные и промышленные проекты, которые нацелены на повышение социально-экономического уровня жизни граждан этих стран. При этом «военным монархиям» скорее присущи черты дуализма (дуалистическая военная монархия), где власть главы государства ограничена Конституцией и парламентом в законодательной области, но в заданных ими рамках монарх обладает полной свободой принятия решений. Однако ограничения в большей степени номинальны, поскольку состав парламента, законодательных органов  может корректироваться военной верхушкой.

Сравнивая «военную монархию» с военной диктатурой необходимо указать на то, что принципиальная разница между ними заключается в том, что в первом случае власть не полностью узурпирована армией. Сохраняя за собой ключевую системообразующую функцию, военные строят подобие демократического общества с выборами, многоуровневой политической структурой и т.д. Таким образом, «военная монархия» более соответствует стратократии – режиму, при котором трудно различить гражданскую и военную службу, когда государство и военные традиционно или конституционно являются одним и тем же образованием, а также, когда военные составляют управленческое ядро государства.

Таким образом «военные монархии» закрепляющиеся в ряде государств БВСА с точки зрения политического устройства представляют собой симбиоз особенностей, присущих монархиям и военным диктатурам. Они могут быть определены как форма управления, при которой сменяемость власти осуществляется на основе преемственности внутри армейской иерархии. А она выступает в качестве династийного регулятора, основанного не на родственных связях, а на принципах военной солидарности. «Военная монархия» не отрицает наличия ограничений, связанных с законодательством, но создает условия, при которых общественно-политическая и социально-экономическая жизнь страны, в конечном счете, подчинена воле армии и ее внутренней борьбе за лидерство.

Подводя итог, следует отметить, что привычно неспокойный, конфликтогенный регион БВСА в очередной раз столкнулся с масштабными преобразованиями, ставшими логическим продолжением «арабской весны». Новая волна изменений затронула государства, в которых традиционно сильна роль военных, которые в условиях продолжающейся региональной напряженности (военные, политические, экономические угрозы) решили укрепить или восстановить свои позиции. Законодательные инициативы в Египте, а также перспектива идентичных шагов со стороны армии в тех государствах, где де-факто произошли военные перевороты (Алжир, Судан), и, где вооруженные силы объявили о начале реинтеграции страны (Ливия), позволяют выделить тренд на фиксацию «новых» политических систем, которые можно определить общим термином «военная монархия».

Страны БВСА с иным политическим устройством в состоянии перенять «передовой» опыт Алжира, Египта, Ливии и Судана, особенно, в условиях нарастающего регионального противостояния. В то же время установление «военных монархий» необходимо учитывать и ведущим мировым акторам, которые должны корректировать/адаптировать свой внешнеполитический курс в отношении государств БВСА согласно обозначившейся региональной тенденции.



Источник: /globalaffairs.ru.

Рейтинг публикации:

Не нравится 0 Нравится





Комментарии (0) | Распечатать

Добавить новость в:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

 


Загрузка...







» Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 


Новости по дням
«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Погода
Яндекс.Погода


Реклама


Загрузка...

Опрос
Как по вашему мнению Украина изменится при президенте Зеленском?




Реклама
Загрузка...

Облако тегов
Аварии и ЧП на АЭС, Акция: Пропаганда России, Америка настоящая, Арктика и Антарктика, Блокчейн и криптовалюты, Воспитание, Высшие ценности страны, Геополитика, Готовим дома, Единая Россия, Импортозамещение, ИнфоФронт, Калита-Финанс, Кипр и кризис Европы, Кризис Белоруссии, Кризис Британии Brexit, Кризис в России, Кризис Европы, Кризис США, Кризис Турции, Кризис Украины, Лекарственные растения, Любимая Россия, Наука России, Неизвестный Путин, Новости Украины, Оружие России, Остров Крым, Правильные ленты, Простонародный лечебник, Сад и огород, Сделано в России, Сильные землетрясения, Ситуация в Сирии, Ситуация вокруг Ирана, Скажем НЕТ Ура-пЭтриотам, Скажем НЕТ хомячей рЭволюции, Служение России, Солнце, Трагедия Фукусимы Япония

Показать все теги
Реклама


Популярные
статьи



Реклама одной строкой

    Главная страница  |  Регистрация  |  Сотрудничество  |  Статистика  |  Обратная связь  |  Реклама  |  Помощь порталу
    ©2003-2019 ОКО ПЛАНЕТЫ

    Материалы предназначены только для ознакомления и обсуждения. Все права на публикации принадлежат их авторам и первоисточникам.
    Администрация сайта может не разделять мнения авторов и не несет ответственность за авторские материалы и перепечатку с других сайтов. Ресурс может содержать материалы 16+


    Map